Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Курс на Восток (часть 1)
Курс на Восток (часть 1)

Племяшке Нике, родившейся во
время самого сложного этапа
похода, посвящается….

Питер. Третья попытка добраться летом до «солнечного» Магадана опять на грани срыва. Сначала нет денег, потом не пускают в отпуск…и вот, наконец-то, все административно – денежные препоны позади но… в этот радостный момент угоняют Ласточку (Иж-Планета-5-01-МУ) – полностью готовый и проверенный мотоцикл, с которым прошагали уже 94 т.км. Что это – очередная «проверка на вшивость» или знак STOP свыше? Неужели опять ничего не получится из-за этой случайности? Но… случилось первое чудо… Володя Борода с Вологды предложил свой мот… Просто так, с единственным условием – вернуться! Борода, СПАСИБО! «Не пройдет и пол года, и я появлюсь...».
Ну что ж, выбора нет – надо ехать в Вологду. В этот момент случается второе чудо – Женя Захаров из Новосибирска, «покатавшись» по Европе, выехал в Россию через Выборг (а не Костомукшу, как планировал раньше) и согласился «подкинуть» меня до Вологды вторым номером на Африке Твин. Еще немного и я начну верить в чудеса!
12 июня, Исаакиевская площадь. Финиш ежегодного трофи-рейда «Ладога-2005» и старт, мой старт одиночного «трофи-рейда» на Колыму. Что ждет меня впереди… Камни, броды, болота… Одиночный поход – это отсутствие права на ошибку, ведь нет вторых рук, которые поддержат, подтолкнут, нет плеча товарища, на которое можно опереться… Без машины сопровождения, без эвакуатора, без группы спасения... Только я и мотоцикл…
Почему Магадан? Не знаю. Когда-то, он ассоциировался у меня с «краем света» - дальше дороги нет. Эта самая восточная точка России, до которой можно добраться «своим ходом», и эта точка находится на одной широте с Питером. «Нет там ничего, ни золота, ни руд, там только то всего, что гребень слишком крут и слышен сердца стук и страшен снегопад…». Трасса Колыма – это нетронутая, «не загаженная» людьми, девственная природа: чистейшая вода, звенящий горный воздух и идущее изнутри ощущение Вечности всего того, для чего мы, люди, всего лишь краткий миг истории.
13 июня. Перед самым отъездом из Питера при героической попытке открыть (просьба не смеяться над горе-туристом) консервную банку, сильно разрезаю руку. Итог – 4 шва на правой руке. Снова «проверка на вшивость» или… Нет, «старт, он взят и нет пути назад…». Выезжаю из Питера на Восток вторым номером.
В Тихвине (там живут мои родители) пытаемся загрузить на бедную Африку второй «походный набор». Половина не вмещается, приходится взять только самое необходимое, остальное найду по пути.
Едем на Вологодчину. Кириллов. Валера, как всегда, встречает натопленной баней и копченой рыбой. Пол ночи пьем пиво (я ж не за рулем!), Женя рассказывает про свои приключения на «Диком Западе»… На следующий день «провожу экскурсию» по Кириллову и окрестностям. Монастырь здесь уникальный. Когда-то доходы одного этого монастыря были сравнимы с доходами всего Российского государства!
Вечером выдвигаемся в Вологду. Ехать вторым номером страшно (мое сочувствие пассажирам ?), но ничего, немного осталось. Володя, убегая на работу, отдает мне документы и ключи от мота: «Там еще глушаки надо прикрутить…». Вот он, мотоцикл – ИЖ-Планета-5, 2003 г.в., зовут Шельмой. На спидометре уже 24 т.км (Борода в прошлом году ездил на Алтай и Байкал). О качестве выпуска новых мотоциклов ничего говорить не буду – сами знаете. Мот не перебирался, не доделывался за заводом, а нам предстоит пройти еще 25 т.км, из которых только половина по асфальту. Впереди сибирская глухая тайга, броды, перевалы… Пройдем? Подружимся? Закручиваю последние гайки, завожу. Шельма послушно заводится и готова к бою. Но на больших оборотах движок издает какой-то жуткий грохот – еще немного, и гайки полетят из глушителя… Что это? Борода говорит, что это звук был «с рождения» и за 24 т.км нигде не проявился. Поршень болтается? С таким пробегом он уже разбился бы, коленвал – в порядке. Тогда что? Одна надежда, что это просто что-то где-то резонирует, и за 25 т.км ни к чему страшному не приведет.
Первые километры Шельма упрямится и совсем не хочет ехать. Стал сильно греться движок и совсем «не тянет» - оказалось, что вчера, пытаясь наладить тормоза, перетянула. Ослабляю – все вроде хорошо, но начались выстрелы в глушитель – надо регулировать зажигание. Ну что ж ты, Шельма! Ну, поехали! Ведь впереди «свобода», ветер дорог, новые трассы, новые люди! Ведь только все начинается!
Ярославль. Байк-слет «Медвежий угол». На въезде подходит девушка с подносом, а на нем… правильно, рюмка самогона и огурец! Вот это да! «А там (за воротами) гаишников нет? Ну, тогда… за приезд!». То, что было следующие 3 дня описывать не буду – просто было здорово! Старые друзья, новые знакомые… Организация на высшем уровне, конкурсы, концерт. Для «ленивых» (я к ним тоже себя отнесла ?) – армейская кухня (ешь, сколько хочешь) и огромный бутыль самогона (пей, сколько сможешь)!
Утро 19 июня. Наконец выглянуло солнце! «Вот и все, заправлены моторы, внесена пятерка за багаж. Впереди лежит тот край, который, если взял, то больше не отдашь…». Взят курс на Восток! С Улеймы выезжаем вместе с Женей. До Новосиба дорога одна, но уж слишком разные мотоциклы ИЖ и Африка. Шельма еще брыкается, но уже стала привыкать к моим рукам (или я к ее колесам). За бортом «среднерусская, сердцу близкая, подмосковная сторона…». В каждом селе по разрушенной церкви… речки, поля, леса, озера… все как обычно…
Иваново. На счет красивых девушек не знаю (не мне судить), но шутить тут очень любят: раза 3 сворачивая по указателю «Нижний Новгород», упирались в тупик. С горем пополам выезжаем из города и идем на Нижний. Дорога местами разбита, местами отличная, машин практически нет, редкие села и деревушки.
В Нижний въезжаем вечером. Грохот, извергаемый Шельмой, пугает. Решаем встать около города, снять цилиндр и посмотреть состояние поршня и колец. «Около города» превратилось в почти «посреди города» на берегу Оки. Натянуло тучи, поднялся сильный ветер, ночью пошел дождь… Холодно… Хорошо, что вечером не разобрали движок! Утром решаю ехать дальше с грохотом (зато все слышат ?) пока хотя бы примерно не станет ясно в чем дело. Целый день «с неба мраcь, словно бог без штанов». Шельма с «водяным» охлаждением бежит замечательно. Дорога сильно загружена фурами – обогнать тяжело, ехать сзади невозможно, встречные грузовозы обдают фонтаном воды и грязи.
Казань. На объездной указатель: «Ижевск прямо, Пермь – налево». Если верить указателю, то прямая дорога на Пермь на 200 км короче, но я этой дороги не знаю и почему-то все дальнобойщики ходят через Ижевск. Все-таки решаем поверить татарам и свернуть… Больше указателей на Пермь нет… какие-то мелкие поселки (половины нет на карте), причем все надписи на татарском языке! Останавливаемся на заправке спросить дорогу, а заправщик по-русски не говорит! Вот вам и центральная Россия! В итоге заблудились. Ищем своротку в лес на ночевку – везде лужи и грязь… не вылезем… Совсем стемнело. Едем рядом, двумя фарами нащупывая в темноте дорогу. Она стала резко портится – идеальный асфальт с разметкой превратился в разбитейшее направление. Дождь усиливается. Заезжаем в автобусную остановку – тут хоть не капает! Автобусная остановка посреди глухой татарской деревушки – наш маленький дом! Лавка хоть и узкая, но лежать можно – ложимся спать. Как ни странно, даже удалось заснуть. Проснулись в 5 утра от холода… зуб на зуб не попадает… собираемся… надо ехать… Останавливается таксист: «Я туда ехал – вы отдыхали… Туристы? На Пермь этой дорогой не проедете, там 40 км глины и после дождя только Уралы ходят!..» Ну, татары! Ну, завели! Доезжаем до кафухи и греемся чаем. По совету таксиста сворачиваем в сторону – там 40 км грунта, но хотя бы не глины! Через 30 км упираемся в паромную переправу через Вятку. Ждем парома, греемся…
На другой стороне Вятки наблюдается полное отсутствие дороги – Кировская обл. В прошлом году уже зареклась въезжать в эту область – дорог здесь нет как таковых. Шельма хорошо слушается меня и отлично держит мокрую грунтовку, а вот Женина Африка на асфальтовой резине плавает.
Удмуртия. Опять асфальт и опять мы с Шельмой отстаем… У Жени заканчиваются транзитные документы на Африку – надо торопиться, мне пока спешить некуда – все только начинается. В Ижевске решаем разъехаться и встретиться в Новосибе… Я еду короткой и красивой дорогой через Чайковский, а Женя – по указателям на Пермь. Итог – мы с Шельмой его обгоняем на 30 км! Что ж, догоняй, а мы пока найдем местечко для ночевки. Но… приходит СМСка – «Заглох»… Возвращаюсь – стоит… пол мотоцикла разобрано… Кайф тащить ИЖом Африку обломился… Африка завелась ?. Ну вот, «ночь, темно и не видать ни зги…», идет дождь, гостиниц нет… ставим палатку в метре от обочины (да будет хоть одна нормальная ночевка!), мотоциклы заваливаем еловыми ветками и спим. Утром прощаемся второй раз и… Африка опять заглохла… Заталкиваем ее в автобусную остановку… залило бензонасос… сушим, герметизируем… прощаемся третий раз (на этот раз уже окончательно).
Пересекаю Урал. Сколько раз шагаю по этим местам, а все как в первый раз. Этим воздухом не надышаться… За Тюменью начинается «взлетная полоса» - дорога, стрелой уходящая за горизонт с одинаковым пейзажем «за бортом». Поле, пересохшее болото и снова поле… Но скучать не пришлось – «умер» генератор. Все бы ничего – если б не вечером и не посреди этого болота с огромным количеством летающих вампиров. Пока чинилась – совсем стемнело, а мазь от комаров больше похожа на мазь для комаров. Меняю якорь и, закутавшись в косуху (через нее хоть не прокусывают и не так заметена сырость), пытаюсь подремать, облокотившись на Шельму. С рассветом еду дальше. Подул ветерок… поваленные деревья… пару раз уклоняюсь от пролетающих веток (хорошо, что не деревьев ?). Остановил ГАИшник и объявляет благодарность, за привезенный из Питера дождь. Да забирайте! Уже надоел!
Ну вот и Новосиб. Итак, 4500 км за спиной (а кажется, только вчера выехала) – центр России. Отдыхаю и готовлю Шельму – скоро асфальт закончится. Нескончаемые дожди пугают – если «там» тоже небеса прохудились, то сумеем ли пройти броды? Герметизирую всю электрику, делаю слив воды с движка (если все-таки утонем), запасаюсь грязевой шипованной резиной. Ну что ж, снова в путь «и вдвоем по тропе, навстречу судьбе, не гадая в ад или в рай…»
Дорога до Красноярска отличная. То поля, то таежный кедровый лес… поворот за поворотом… После Канска еле ползу по разбитой, мокрой грунтовке – а это федеральная трасса! Навстречу также ползет мотоцикл. Останавливаюсь. Ух ты! Да это японец (и не только мотоцикл ?). Парень, мой ровесник, едет в Португалию, оттуда в Африку, потом… Молодец! На следующий день еще одна необычная встреча. Еще при подготовке похода пыталась где-нибудь найти информацию о «тех» местах (БАМ, Колыма). Неужели там никто не ездил? Нашелся единственный «отчет» (Lemmy, спасибо за ссылку!) о походе на джипах в те места в 2002 году. И вот (насколько мир тесен!) участники того похода, Игорь и Валентина Куликовы собственной персоной.
- Едем, смотрим – на встречу мотоциклист. Ну, думаем, опять иностранец. Решили остановиться, спросить: откуда и куда... а ты наш!
- Ну как «там»? Пройду? Как мосты, дорога?
- Мы в 2002 году прошли. Тяжело, но интересно и красиво.
Получив несколько полезных адресов и пожелав друг другу удачи, мы разъехались: они на запад, домой в Новосибирск, а я дальше на Восток.
Тулун. Вот и развилка – либо рисковать и сворачивать на БАМ, либо идти южной (федеральной) трассой. Все-таки сворачиваю, успокаивая себя: «везде живут люди, и на их помощь можно рассчитывать». Выглянуло солнце. Да не просто выглянуло – все тучи разошлись – жара. Ну что ж, значит пройдем! До Братска идет довольно хорошая бетонка. Вокруг – вырубленный лес. Сколько же его здесь было, а теперь – до горизонта одни пеньки.
Братск. Щит: «Жизнь хороша, торопись не спеша».
***
В 1631 году для закрепления успеха в "Братских землях" (так называли земли местных кочевников-бурят), атаман-первопроходец Максим Перфильев с группой "служивых людей" ставит острог, именуемый в дальнейшем "Братский острог". Постепенно вокруг острога вырастает село. Почти с момента возникновения Братск приобрел печальную известность, как место ссылки вольнодумцев, правдоискателей, неугодных царскому правительству.
В начале 50-х Братск был небольшим рабочим поселком. Преимущественное развитие имела лесодобывающая промышленность. Новый Братск начинался со строительства Братской гидроэлектростанции - одного из крупнейших гидротехнических сооружений. Сроки строительства Братской ГЭС поражают: всего через 6 лет после начала подготовительных работ, энергию дал первый агрегат.
***
«15 минут Америки» - идеальный асфальт, 4 полосы и все соблюдают ПДД! Пока искала ребят, с которыми познакомилась 2 года назад на Байкале, подошли 2 мальчика и предложили купить рыбу. «Да мы только что ее в море поймали!». В море? А какое здесь море (Черное, Белое…)? Оказывается, морем здесь называют Братское водохранилище. После постройки ГЭС затопило такую территорию, что другой берег не везде виден, а раз берега нет – значит, море! Переобуваю резину на шипованную, ставлю запасную звезду на 15 зубьев – последние приготовления. «Бензина под завязку, проверена запаска…». Утром заезжаю на Братскую ГЭС. Сооружение грандиозное! Машины, проезжающие по плотине, кажутся муравьями. Каких трудов стоило перегородить своенравную Ангару! В тени плотины лежит лед – и это начало июля!
Прощаюсь с ребятами, отбиваю «на запад» СМС-ки – дальше связи может не быть. Начинается первый «спецучасток». Хватит ли сил у меня, выдержит ли Шельма?.. Можно упасть, можно сломаться, может сломаться мотоцикл – помощь придет, но сможем ли мы ее дождаться?
Идеальный асфальт заканчивается вместе с Братском, но до Усть-Кута дорога в общем хорошая – довольно широкая грунтовка, иногда даже старый асфальт. Цивилизация закончилась. Машин практически нет – пара в час. Вдоль дороги – дикая тайга. Но не такая тайга, как мне всегда представлялось – темный, непроходимый лес. Здесь «светлая» тайга больше похожая на «наш» бор. Звенящая тишина…
Усть-Кут. Первая станция «Большого БАМа»: заправка, магазины, люди, машины… Пополняю запасы бензина и провизии.
***
Усть-Кут ведет свою летопись с 1631 года, когда русские землепроходцы основали близ устья р. Кут Усть-Кутский острог. В середине 17 в. острог, утратив своё военное значение, стал важной пристанью, где сосредотачивались грузы, шедшие с Ишима и Верхней Лены. С началом строительства БАМа Усть-Кут стал быстро развиваться. Здесь был расположен штаб Западного участка БАМа.
***
Якутские машины здесь грузятся на баржу и плывут вниз по Лене до Мирного. «И можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь…». Взят курс на Восток и «в сторону одну утоптана тропа…»
***
Байкало-Амурская Магистраль пролегает по территории Иркутской, Читинской, Амурской обл., Бурятии, Якутии и Хабаровскому краю. Трасса дороги пересекает 11 полноводных рек, семь горных хребтов; более 1000 км пути проложено в районах вечной мерзлоты, высокой сейсмичности. На трассе дороги пробито восемь тоннелей, построено 142 моста (длиной более 100 м), более 200 железнодорожных станций и разъездов.
Сооружение Байкало-Амурской железной дороги можно назвать «стройкой века» без всякой натяжки, во-первых, благодаря масштабам этого предприятия, во-вторых, из-за его протяженности во времени. Еще в 1888 году была высказана мысль о возможности прокладки Транссибирской магистрали не по южному, а по северному берегу озера Байкал. Однако непроходимый ландшафт: горные хребты, болота, сотни километров необжитой тайги и тундры, а также сейсмичность и ужасные климатические условия заставили отказаться от этой идеи. Однако в 1914 году эту новую трассу даже прочертили на карте, но осуществлению этого грандиозного плана помешала первая мировая война. План вновь начал обретать реальные формы в начале 30-х годов, когда по давно намеченному маршруту отправилась изыскательская партия, в составе которой было всего 25 человек с самым примитивным оборудованием: мерная лента, рейки, вешки... Согласно плану Сталина работы должны были завершиться к 1936 году. Таким образом, всего за три с половиной года подконвойные строители, вооруженные одними тачками, кирками и лопатами должны были провести путь длинной в 3500 км. Тысячи «ЗК» легли в мерзлый грунт, выполняя величественный замысел. Невероятная спешка при строительстве объясняется самой сущностью замысла: БАМ должен был открыть путь к освоению несметных богатств Сибири, способствовать обживанию этих безлюдных земель, он должен был стать новой важнейшей торговой артерией, но главное его назначение было стратегическим. Южный Транссиб проходит слишком близко к границе с Китаем и, в случае успешного наступления, вероятный противник легко мог полностью отрезать сообщение с Приморьем. 4 ноября 1937 года железный путь дошел до эвенкского поселка Тынденский - нынешней столицы БАМа, однако новая дорога существовала недолго: начало Великой Отечественной войны положило конец «старому БАМу». В 1942 году уложенные с таким трудом и жертвами рельсы были демонтированы и отправлены на Запад, где использовались при сооружении противотанковых заграждений и временной железной дороги, по которой доставлялись грузы в осажденный Сталинград. Строительство возобновилось только в 1967 году. БАМ был объявлен всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Постройка основной магистрали завершилась 1 октября 1984 года торжественной закладкой золотого звена на станции Куанда, а 29 октября того же года специальный поезд отправился из Тынды до порта Ванино по всей трассе протяженностью 3300 км. Однако последний, Северомуйский тоннель был сдан только в 2001 году.
***
Дорога стала заметно портиться. Вместо твердого грейдера – земляное и довольно разбитое полотно петляет около железнодорожной ветки, по которой то и дело пролетает товарняк. Дорога забирается на вершину сопки и долго ведет по хребту. Где-то далеко внизу, в долине сверкает Ния, железная дорога теряется в ветвях лиственниц. Солнце прячется за сопки – пора искать ночевку. Колышки в каменистую землю вбиваются тяжело, но гнус заставляет шевелится.
Звездный. Маленький бамовский поселок. Над дорогой возвышается памятник первопроходцам БАМа – ржавая, заросшая бурьяном танкетка первопроходцев. Когда-то здесь жили строители БАМа, потом – лесозаготовители, а теперь это все го лишь очередной умирающий поселок. Полусгнившие сараи, бараки с провалившимися крышами. С лесозаготовительных «складов» люди ушли, оставив сотни, тысячи кубометров гниющего леса. Говорят – стало не выгодно…
Местные пугают меня каким-то «жутким» перевалом перед Северобайкальском: «Ну на мотоцикле, на одиночке может и проедешь. Там снег 2 дня назад еще лежал…» Надо сказать, что к информации местных жителей о дороге надо относиться довольно осторожно, она крайне противоречива: одни уверенно говорят «проедешь», другие (не менее уверенно) утверждают обратное - «не проедешь, дороги нет!».
Магистральный. Уголок цивилизации: кафе, больница, школа, магазины… Асфальт! Разметка! Поселок заканчивается – заканчивается цивилизация. Дорога все хуже и хуже. Огромные лужи с глинистой, красноватой грязью – мыло с камнями. Вот и первый брод – небольшой ручей, разлившийся после дождей. Остатки моста образовали небольшую плотину – течения практически нет. Первый брод взят без проблем.
Перевал Дабан (около высотой 1800 м) начинается неожиданно – «вылетаю» (со скоростью 30 км/ч ?) с очередного поворота и… крутой подъем. Здесь нет привычного горного серпантина – дорога вверх, дорога вниз. Стекающие потоки воды вымыли весь грунт с дороги – остались одни камни и две извивающиеся полуметровых промоины. Движение напоминает мототриалл на груженом ИЖе – с камня на камень, с промоины в промоину – «вперед и вверх…». Снег местами стаял, местами еще лежит, причем различить последний (весенний) и первый (осенний) получается не всегда. «Здесь вам не равнина, здесь климат иной…». Растительности все меньше – редкие лиственницы и кедровый стланик. Проезжаю полусгнившие мостики через ручьи, практически отвесно сбегающие вниз и вот я на вершине. Да… «Внизу не встретишь десятой доли таких красот и чудес…».
Для железной дороги здесь прорыт 7 километровый тоннель, охраняющийся, как и все большие инженерные сооружения БАМа: охранник с автоматом, колючая проволока, вышки.
Проезжаю противолавинную станцию и через пару километров упираюсь в шлагбаум. Барак, вагончик, «пародия на баню», пара машин. Останавливаюсь. Выходит «смотритель»:
- Проехать-то можно?
- Конечно! Пойдем, чаю попьешь, устала ведь!
Проезд здесь платный – с грузовиков 500 р, с легковушек – 300 р. Категории «мотоциклы» нет (значит проезжаю бесплатно ?).
- А за что взимается плата?
- Перевал разделяет Иркутскую область и Бурятию. И те и другие от него отказались (мол, не наш). Если за ним не следить (в основном чистить зимой), то проехать тут через пару лет будет нельзя. Вот и отдали его в частные руки. А деньги идут на соляру и продукты.
Захожу в барак. Длинный, извилистый, полутемный коридор заставлен бочками с бензином и соляркой. В конце – жилая комната: несколько железных, аккуратно заправленных коек, стол, скамья и по середине висит боксерская груша.
Спуск с перевала. Дорога гораздо лучше – твердый грейдер. Стало появляться много (по тем меркам) машин. Проезжаю горячий источник с целебной водой, горнолыжные базы и вот, с вершины очередной сопки открывается Байкал. Здравствуй, батюшка! Величавые, мудрые, заснеженные горы отражаются в темном зеркале воды. Ветра нет, Байкал спокоен… Последние лучи солнца прячутся в спускающемся тумане. Ловко соскальзываю вниз.
Северобайкальск. Небольшой, но своеобразный городок, с лицом.
***
В 1644 году, в период бурного освоения сибирских просторов, был построен первый острог на северном берегу Байкала - Верхнеангарский (ныне поселок Нижнеангарск в нескольких километрах от Северобайкальска). Основным занятием поселян было (да и остается по сей день) хлебопашество и рыбная ловля. Город Северобайкальск основан в 1974 году. Тогда это был базовый поселок строителей Бурятского участка БАМа (510 км), который назывался "Новогодний". Промышленные предприятия в городе отсутствуют, а основным является отделение ВСЖД.
***
Здесь перемешались и русские и буряты, перемешалась культура, обычаи, праздники. Повсюду музыка, смех, гуляния – сегодня день города. А завтра… правильно, завтра тоже гуляния – какой-то бурятский праздник.
На ночевку встаю сразу за городом, на самом берегу. Лежу в палатке, слушаю шум Байкала... Батюшка спит, тихим, крепким сном богатыря.
Утро. Рассвет пробивается сквозь утренний туман.
Обе дороги (автомобильная и железная) идут вдоль самого берега. Для поездов здесь построены уникальные инженерные сооружения – целая вереница мысовых тоннелей. С запада здесь к Байкалу подступает Байкальский хребет, с востока - Баргузинский хребет. Всю северную оконечность Байкала заполняет Нижнеангарская низменность, заболоченная, с большим количеством озёр. Огибаем Байкал и идем дальше на Восток.
До Нового Уояна дорога хорошая – местами асфальт, местами довольно хороший, утоптанный грейдер, практически все мосты целые. Кручу головой на 360?, любуясь снежными шапками гор, скалами, нависшими над дорогой, озерами, журчащими горными речками.
За Новым Уояном дорога (в общепринятом понимании) заканчивается на многие километры. Точнее когда-то она была и была очень хорошей. Но когда-то – это когда строился БАМ, т.е. в 70-80-х годах. Потом ее за ненадобностью (а что по ней возить, если рядом железка?) бросили. Временные деревянные мосты гниют, смываются горными потоками, дорога проседает и покрывается огромным количеством ям и промоин. Максимальная скорость – 20 км/ч и даже на такой скорости сидя ехать не возможно. Еду стоя, пытаясь хоть как-нибудь объезжать ямы. А вокруг обступают горные хребты… чуть зазеваешься и … ба-бах в яму. Следуя совету местных «аборигенов» въезжаю на отсыпку (железнодорожную насыпь), благо дорога идет совсем рядом. Тут хоть и ровнее и не так трясет, но ехать по крупной, рыхлой щебенке, приготовленной для укладки вторых путей, на мотоцикле невозможно. Да еще железнодорожники (дабы не ездили по отсыпке) кидают поперек старые шпалы – надо быть все время начеку (налетишь – мало не покажется). Машинисты пролетающих мимо поездов приветствуют долгими гудками. Машин практически нет (за день мне навстречу попалось 4 (!) машины и ни одной попутной) – радуюсь любой встречной: значит пройти можно. И я, и встречные, как по команде, останавливаемся:
- как «там» дорога?
- а как «там»?
Встречные – все с Бодайбо и говорят, что до Северомуйска еще проезжая дорога, а дальше (до Таксимо) такое… Вода высокая (эх, попала в сезон дождей!) и броды взять тяжело: «Нас на веревке Камаз перетащил… вода капот заливала…».
Мостов практически нет, а по тем, что еще остались не то, что проезжать, а проходить страшно. Но соваться в брод, в ледяную воду, еще больше не хочется. Перед каждым останавливаюсь, прохожу, разведываю «тропинку» для Шельмы и, вцепившись в руль, проезжаю сквозь бурлящий поток. Ошибка может стоить очень дорого!
Горные речки все уникальны – ни одна не похожа на другую. Одна тихонько журчит по камушкам; другая – юркает меж камней, будто что-то ищет, третья – стремительно несется, сметая на своем пути все: камни, бревна, четвертая…. Даже на вкус вода разная. Дорога идет между горными хребтами, то поднимаясь на небольшие сопки, то спускаясь в низину. Проезжаю брошенный поселок тоннельщиков и начинается подъем на перевал. Железная дорога отходит в сторону и прячется под землю – Северомуйский тоннель.
***
Северо-Муйский тоннель - уникальный объект. По своей протяженности (15 км 343 м) он является самым длинным тоннелем в России и пятым - в мире. По условиям строительства тоннель не имеет аналогов: вечная мерзлота, обилие подземных вод, осыпи, обвалы, тектонические разломы. Строительство тоннеля началось в 1977 году с двух сторон одновременно. Продолжалось оно около 25 лет. Во время строительства поезда следовали по обходной железнодорожной ветке длиной 54 км. С постройкой этого тоннеля создание Байкало-Амурской магистрали можно считать полностью законченным.
***
А мы с Шельмой ползем все выше и выше. На вершине перевала – изумительно красивое высокогорное озеро. Встаю на ночевку. Лучи волшебного заката скользят по глади воды. Величавые горы словно охраняют эту чуткую гармонию: они не простят хамства и надругательства сохраняя девственность этих мест.
Просыпаюсь от холода (перевал – место суровое). Поднялся ветер. Палатка ходит ходуном, кажется, что еще немного и ее сорвет (ой, я же на вершине, лететь далеко…?). Редкие деревца гнутся к земле… Кое-как складываю палатку – ее, как парус, просто вырывает из рук. Позади, на Западе – идеально чистое небо, без единого облачка, впереди (на Востоке) – темные, низкие тучи. Но «назад нельзя и мы пойдем вперед…». Спускаюсь с перевала.
Северомуйск – большая узловая станция «Большого БАМа». Местные жители (практически все железнодорожники или работающие на ж.д.) провожают нас с Шельмой удивленными взглядами. Дорога, если это можно назвать дорогой, стала еще хуже. От мостов остались только беспорядочно разбросанные бревна. Ради интереса считаю пройденные броды: первый, второй, третий… На 34-м мне надоело… Еду очень медленно – каждый брод вымеряю (все лето здесь поливали дожди и речки полны через край), проезжаю, выливаю воду из сапог. Броды здесь – это никем не подготовленный, т.е. крутой (практически отвесный) спуск к воде по валунам размером с голову и такой же подъем (нет, это не мототриалл). Не удержишь мотоцикл – кувырк набок… Да и переезжать горные бурные речки страшно: не сбило бы течением. Нет страховки, нет вторых рук, которые поддержат, подстрахуют. Но «хочешь жить – бояться не резон…». Хотя есть большой плюс в такой черепашьей скорости – успеваю любоваться этими сказочными красотами, рассмотреть водопадики на речках, цветы на обочине.
Большой брод – река шириной около 30 метров, глубиной – по пояс. Дно – сплошные валуны (а как здесь проходят машины?). Решаю не соваться и разведать ж/д мост. Возвращаюсь назад и ищу своротку на отсыпку. Подъезжаю к ж/д мосту, прохожу, вымеряю расстояние от рельса до края шпал – вроде бы должно хватить. На Ижевском заводе хорошо рассчитали ширину дуг – колесо по краю шпал, а дуга скользит по рельсу. Прислушиваюсь, не идет ли поезд. Вроде нет – ну, с Богом. Проезд по ж/д мосту – хороший вариант, надоело воду из сапог выливать. Подъезжаю к следующему мостику. Что ж, он меньше только что пройденного – зачем в брод соваться. Проскочить его – несколько секунд. И вот, осталось 1.5 метра до съезда с мостика, а… навстречу товарняк! Нее, с товарняком «бодаться» не хочу – разные весовые категории… Он еще очень далеко (пару раз успела бы съехать и «покурить»), а я испугалась – на самом съезде слишком сильно забрала вправо (типа, быстрее съехать с рельс) и … упала. Вот здорово! Колеса на шпалах, руль – где-то внизу. Поднять груженую Шельму, упавшую вверх колесами, не хватает сил (надо снять вещи, поднять и привязать снова), а поезд-то идет… Немного отодвигаю колесо от рельса, прикидываю, что вагон идет где-то в метре от земли (и все за считанные секунды)… Машинисты мне посигналили, я им помахала руками (типа, все нормально, все вымерено, все под контролем ?). Товарняк с грохотом проносится над Шельмой, а я закрываю отверстие в пробке бензобака (дабы весь бензин не вытек). Вот и думай, где лучше – по пояс в ледяной воде или по железке с товарняками…
Таксимо. О близости поселка можно догадаться без всякой навигации – направление движения превращается в дорогу, начинают попадаться люди и машины. Даже мост бетонный! На въезде в поселок заправка и даже кафе (цивилизация, однако ?). Заправляюсь, пью чай, отдыхаю. Местный «абориген», из остановившегося рядом УАЗика, долго ругает наше правительство: «Пожил бы Брежнев подольше, мы б по асфальту ездили…»; потом перекидывается на меня: «Ну я понимаю, иностранцы с жиру бесятся, им экстрима хочется, вот к нам и едут, но ты-то русский! Тебя-то что сюда занесло!». Места, говорю, у вас замечательные… «Да что места, дорог нет, работы нет…» дальше опять про правительство.
Проезжаю поселок. Обилие магазинов, торговые центры, каменные 4-х этажные дома, по улицам беззаботно гуляют люди, играют дети… Цивилизация! Даже есть сотовая связь! Напротив вокзала памятник – самолет, устремленный в небо! Рассказывают, что на этом самолете в 30-х годах прилетели первопроходцы БАМа, делали аэросъемку, составляли карты, готовили «плацдарм» для постройки ж/д. Но тогда не суждено было воплотить этот проект, только в 70-х годах начали строительство. Обрамляет новый, «цивилизованный» Таксимо – «старый город». Это тот поселок, который был основал задолго до строительства БАМа – обычная деревушка с растущей повсюду картошкой.
Через несколько километров от Таксимо встречаю первый (и единственный) указатель, но что на нем написано? Так и не разгадав сей загадки, еду по более хорошей дороге. Но что-то автопилот сомневается в правильности направления – уж слишком хорошая дорога и уводит куда-то в сторону от ж/д ветки. Возвращаюсь на перекресток и «пробую» вторую дорогу – во, это уже моя: вдоль железки, бесконечная тряска, броды… Надоело выливать воду из сапог – снова сворачиваю на отсыпку. Маленькие ж/д мостики проезжаю «с хода». Но, что-то не то… маневрирую между разбросанными шпалами и «бамовскими пеньками» высотой с полметра… пробираюсь по тропинке мимо разъезда, но дальше по этой стороне железки дороги нет ?. Назад? Последний съезд/заезд на отсыпку был очень далеко. Опять пробираться через «пеньки»? Пробую еще немного пробраться вперед, но нет, дальше не проехать ? (нет даже тропинки), нужно возвращаться. Пытаюсь развернуть Шельму на метровой тропе (рельсы подошли к самому краю насыпи). Если не получится – уйду по камням на метра 4 вниз, в болото… Не, не хочу! Насыпь под задним колесом стала осыпаться, и Шельму потащило вниз. Передними тормозами удержать не могу, каким-то чудом включаю передачу и (фууу ?) выезжаю. Все, отдыхать! Сил нет даже на то, чтобы поставить палатку. Залезаю в будку путейцев («домик» 3х2, с проемами под дверь и окно), расстилаю палатку, сверху пенку и падаю спать, укрывшись тентом от палатки, дабы комары не надоедали. Ни проходящих ночью в 2-х метрах от меня поездов, ни комаров, ни громкоговорителя, висящего над головой, я не слышала…
Серое, пасмурное утро. Обхожу разъезд в поисках досок для мостков через рельсы (либо через рельсы, либо 30 км назад…). Большой, отштукатуренный, покрашенный и… заколоченный вокзал. Здесь был поселок Витим, теперь – только развалины и… новый вокзал. Рядом с вокзалом оставлен инструмент, дверь в сарай подперта лопатой. Вокруг ни души. Люди здесь не живут. Нахожу несколько досок, делаю мостки через рельсы (две доски на въезд, доска между рельс и доска на съезд), долго примериваюсь, чтоб не промахнуться мимо «мостика», проезжаю. Что ж, хорошо, первые рельсы позади. Переношу «мостик» на второй путь, примериваюсь, газ… тормоз… и я на другой стороне, на дороге. Только опустила подножку, из громкоговорителя: «Внимание, на подходе скорый поезд…». Да, успела…
Витим. Один берег – Бурятия, другой – Читинская обл. и 2 моста (ж/д и авто) каждый длинной метров по 500. Мосты – опять ничейная территория (обе области от него отказались, не наш, мол). Местные «аборигены» то сжигают автомобильный мост (тогда все машины идут по железнодорожному, за что платят «оброк» путейцам), то строят его снова (как надоедает «платить дань»). Мне повезло – мост незадолго до меня построили и еще не успели сжечь. Мост – это сказано громко: настил брошенных на опоры, шатающихся, не закрепленных шпал (шириной 2.2 метра) на 30-и метровой высоте над бурлящим потоком Витима. Ни перил, ни бортиков, ни каких-либо ограждений нет. Если на первой половине моста шпалы лежат достаточно плотно, то на второй – сплошное решето (наверно шпал не хватило ?). Не то чтобы проезжать, страшно проходить по этому мокрому, прокреозоченному настилу. Ну как, Шельма, переедем? Главное не разогнаться, не поскользнуться и не смотреть вниз. Шельма послушно заводится… с каждым метром тот, второй, берег все ближе и ближе… я чувствую себя канатоходцем под куполом… последние метры моста… Все!
К обеду добираюсь до станции Куанда. После укладки здесь в 1984 году «золотого звена» было открыто сквозное движение от Усть-Кута до Комсомольска. Здесь, как и во многих боле менее больших БАМовских селениях асфальт (на территории поселка). За последние 2 дня уже настолько отвыкла от скорости, что движение 60 км/ч мне кажется каким-то диким Проезжаю по краю поселка – бараки, бараки, бараки… Может быть, гнетущую атмосферу создает дождь, не прекращающийся второй день.
Река Куанда. Мост когда-то был, потом сгорел, потом его начали ремонтировать, но бросили… Итог – моста нет ?. В брод нереально – глубина около 1,5 метров, а ж/д мост охраняемый. Из сторожки выходит охранник и удивленно на меня смотрит.
- Здравствуйте, я турист из Питера, мне в брод не проехать, можно быстренько по мосту проскочить?
- Да конечно. Если поезд пойдет – закатим в карман. Давай, кати…
И опять поднимаюсь к облакам – перевал Кодар. И опять каждый километр борьба за жизнь. И опять не оторвать взгляда от гор и ледников. Описать это не хватает слов – это надо видеть. Железка снова спряталась в тоннель. Здесь - район сейсмической активности, проходит тектонический разлом. В 50-х годах прошлого века приблизительно в 500 км от этого места было зафиксировано самое сильное землетрясение на территории России – 10-балльное Муйское землетрясение, в результате которого на поверхности земли образовалась система трещин и разломов общей протяженностью около 300 км.
Вечер. Въезжаю в Чару. Люди… Как я за последние дни отвыкла от них… Вроде бы все как обычно: обычная жизнь, обычные машины… а все кажется странным… Без труда нахожу друзей (здесь все друг друга знают), сажусь за стол, пью чай и понимаю, что встать уже не могу. Вот она – усталость!.. а я проехала только половину первого «спецучас



Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: OSS (24.04.2007) | Автор: Шурик E W
Просмотров: 4794 | Теги: Астрахань, владивосток, Магадан, Поездки Тепляковой, БАМ
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]