Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Мы не ищем лёгких путей. Мотоярославец-2007.
Как и у всякого нормального мотоциклиста, к середине недели, когда уже прошел зуд в третьей точке от приятно проведенных мотовыходных, когда отмытый до блеска мотоцикл в гараже начинает вопросительно поглядывать на тебя, когда звонят только-только отошедшие от предыдущей поездки друзья, когда на форумах появляются новые треды, посвященные предстоящим мероприятиям, ты начинаешь себя спрашивать - куда и когда ты в очередной раз поедешь. Слава богу, выбор мест, куда можно поехать в середине лета есть всегда. Что-то устал я от местных мототусовок и питерского снобизма, тем более что количество выпитого на праздниках алкоголя почему-то обратно пропорционально количеству пройденных километров, то есть: меньше едешь - больше пьешь. А запасных фильтров для печени у меня уже не осталось...
На Мотоярославце я хотел побывать давно. Первым признаком того, что там будет здорово и туда стоит съездить, было то, что праздник этот начали ругать на форумах еще где-то за полгода до начала. Что поделать, коллективный разум, помноженный на стадное чувство – характерная примета нашего времени. Одним словом, решено - еду! И никаких нажопниц, лучше пусть мне будет призом за дальнобой какая-нибудь местная красотка. И поеду я не по набившей оскомину трассе Санкт-Петербург-Москва, а какой-нибудь длинной и новой дорогой, например, через Псков и Великие Луки. Поэтому звоню президенту псковского мотоклуба "Позитивная Механика" Алексею Мальку, который, по слухам, тоже собирался на Малояр. Мы договорились, что поедем вместе, и в четверг вечером я должен быть в псковском мотоклубе, выезжаем на Малояр в пятницу рано утром. Итак, на работе все улажено, мотоцикл подготовлен к поездке и навьючен баулами, сброшен костюм и надеты джинсы и старая мотокуртка. Все, наконец-то я свободен, теперь впереди несколько дней отдыха напропалую, безбашенная жизнь путешественника, приключения, километры интересных дорог, большие скорости и горящие женские глаза! Позади остался замороченный и грязный Питер с его пробками, душевная пустота, проблемы и опостылевшая работа. Километры, километры новых трасс - вот оно, настоящее и родное, то, что лечит душевные раны, дает силы, уверенность и спокойствие.
Легких путей мы не ищем. Поэтому, свернув с кольцевой на Московское шоссе, я решил ехать на Псков по Киевскому шоссе через Пушкин и, конечно же, попал в пробку длиной километров так с 10 от кольцевой до того самого поворота на Пушкин. Проторчав там черте сколько времени, несколько раз ухнув на обочине в полуметровой глубины ямы, я наконец выбрался на дорогу на Пушкин. Видимо, на выезде из города на Киевском шоссе творится то же самое, поэтому принимаю решение ехать окольными путями с целью выехать на трассу в Выре. Лучше бы я этого не делал и честно полз через пробки! Потому что, проплутав два часа по разбитому асфальту петербургских пригородов, я выехал на Киевское шоссе уже в темноте с отбивной вместо задницы, проклиная все и вся, и в довершение всех неприятностей еще зарядил мелкий дождик, который вкупе с темнотой начисто лишил меня видимости.
Только во втором часу ночи, проклиная ночь и дождь, я дополз наконец-то до Пскова, где как всегда мне был оказан радушный прием в Белом Мхе. Малек к тому времени уже вовсю спал в мемберской, так меня и не дождавшись. Выпив рюмочку, поболтав о том - о сем с ребятами и развесив мокрые шмотки, я наконец-то завалился спать. Странное дело, почему-то нигде мне так хорошо не спится, как на старом клубном диванчике под шум тепловентилятора...
Проснувшись утром, первым, кого я увидел, открыв глаза, был улыбающийся, похожий на добрую фею Малек. Понятно, пора вставать, пора собираться в путь и ехать, а я и четырех часов не проспал. Но раз надо, так надо, мы быстро пьем чай, собираемся, выкатываем и греем мотоциклы.
Затянутое облаками небо предвещает нам долгий затяжной дождь. Поэтому, чтобы не промокнуть, Малек надевает костюм дорожной службы, а я - свой старенький китайский дождевик с красующейся на чехле поясняющей надписью "Кастюм". Жаль, что в дополнение к салатового цвета дождевику Малька я не прихватил с собой ярко-красный комбинезон пожарной службы - смотрелось бы прикольно. Ну вот, пришла пора расставаться, и ребята у мотоклуба машут нам руками на прощание.
Малек предлагает ехать еще более длинной дорогой, нежели чем я рассчитывал - по маршруту Псков - Невель - Смоленск - Вязьма - Юхнов - Малояр. Что же, я не против, тем более Малек говорит, что дорога там прекрасная. До Опочки нас поливают грязью идущие впереди фуры, которые мы, периодически пробуксовывая на воде, с трудом, но обгоняем. Несмотря на грязь и мерзнущие руки, еду, довольный и счастливый. Мы едем в Малояр!
Вот и наша первая остановка. Заливаем бензин и идем покушать в придорожную кафешку рядом со стоянкой грузовиков. Обслуживающая нас неприветливая тетка приносит наш заказ на удивление быстро. Странно, судя по нерадостному приему, я думал, что мы останемся здесь надолго - хорошо же ее вышколили дальнобойщики! Малек лопает от пуза, а потом, обложившись телефонами, решает всякие клубные дела. Что же, тяжела шапка Мономаха...


Кстати, парни из "Позитивной механики", пожалуйста, скиньтесь Мальку на спидометр! Потому что без него он на своем интрудере едет в полный газ, причем в таких местах, в которых даже загруженный под завязку вэмакс скачет аки горный козел. Местами я, притормаживая на особенно опасных участках, догонял его на скорости 180 км/ч, а наша крейсерская скорость была где-то под 160. Все-таки мне кажется, вваливать так быстро, да еще и по незнакомой плохой дороге не имеет смысла, ибо:
1. Опасно
2. Ничего не успеваешь увидеть, кроме несущихся на тебя колдобин и рытвин.
3. Мотик начинает бензин сильно кушать.
Поэтому говорю Мальку на заправке:
- Леш, по-моему, ты сильно гонишь, может быть, давай поедем помедленнее?
- А сколько мы ехали? Спидометра-то у меня нет.
- Да где-то 160-180.
- Да ну, не может быть, наверное, у тебя у самого спидометр барахлит, мотик - он сам прет, сколько ему нужно, ну и меня тоже от дороги прет.
Как можно спорить с человеком, если его прет от дороги и скорости! Поэтому старенький интрудер и старенький вэмакс продолжают лететь по трассе под 180. Первым сломался вэмакс - у меня перестал гореть ближний и дальний свет, растрясло на плохой дороге выключатель фары. Быстро чинимся и едем дальше.
В конце концов где-то под Смоленском интрудер не выдержал взятого Мальком темпа и тоже забарахлил - досуха выкипел аккумулятор. Наконец-то наступила передышка, разминаю набитую на гребенке третью точку. Эх, кто бы мне дал волшебный пендаль? Потом снова сажусь на мотик и еду за дистиллированной водой для радиатора и электролитом для мальковской батареи. Около автомагазина, пока я отоваривался, встала польская фура, наглухо перекрыв мне выезд - иду в кафе и вытаскиваю из-за стола только что начавшего обедать поляка. Пшепрашем добре паньства доходзь до машины, террибли сорри, ай кент мейк ит фру, уберите факинг фуру, пожалуйста! Пока суд да дело, Малек мирно посапывает, развалившись рядом с мотоциклом на придорожной травке между куском старой покрышки и раздавленной лимонадной бутылкой. Немного поумилявшись, бужу его - надо скорее чиниться и ехать дальше, ведь впереди еще 500 километров. Малек крутит гайки, а я прыгаю вокруг и пытаюсь помогать советами. Обычный механик давно бы меня убил, Малек же пока терпит.

Мимо нас проносятся машины, периодически проезжают группами и поодиночке спешащие на фест мотоциклы - их много проехало мимо, были и земляки с питерскими и областными номерами, но ни один не остановился и не предложил помощь. Впрочем, это так, к слову... Наконец батарея залита электролитом и установлена на место, можно включать зажигание.

Батарея начинает потихонечку оживать, что сопровождается громким бульканьем и струей кислотного пара из газоотводной трубки - переглядываемся с Мальком: ни он, ни я еще такого не видели. Оказывается, при установке замкнуло плюс на минус через дурацкий железный кессон, в котором установлена батарея, впрочем, нет худа без добра, кипение помогло снять сульфатный слой с пластин, и мы, растолкав и заведя интрудер, можем снова ехать дальше. Через некоторое время останавливаемся вновь: похоже, что на интрудере пробило один из диодов в реле-регуляторе и батарея не заряжается как положено - заряд то есть, то нет. В сердцах предлагаю Мальку тормознуть грузовик и отвезти мотик назад в Псков, но он не соглашается ни в какую и все-таки решает ехать в Малояр, несмотря на риск остаться по дороге совсем без электричества. Пока я складываю в баулы вещи и инструменты, Малек трогается в путь, с уговором, что я догоню его, так как поедет он не быстро. Поэтому не торопясь собираюсь, мою в луже руки, звоню родителям и девушке и, наконец, водружаюсь на мотоцикл и еду себе потихоньку, любуясь одновременно радугой и заходящим солнцем. И только потом откручиваю ручку...
Лечу по Минскому шоссе со скоростью 180 км/ч, Малька нигде не видно. Похоже, что он либо передумал ползти медленно, либо поехал другой дорогой. Пытаясь не проглядеть его, сбрасываю скорость около заправок, так как, по моим расчетам, у него скоро должен был кончиться бензин. В поисках пропавшего товарища благополучно пролетаю поворот на Вязьму, куда Малек, как выяснилось позднее, и поехал.
То, что Москва уже близко, становится ясно по резкой и быстрой движухе и большому количеству неадекватных граждан и гражданок, всячески мне мешающих на дороге. Вот в левом ряду, двигаясь параллельно с медленно ползущей фурой, не дает мне проехать ниссан-микра с номерами московской области. Сидящая за рулем девушка, не замечая меня, увлеченно болтает о чем-то с подружкой. Некоторое время еду за ними, в надежде, что на меня все-таки обратят внимание, потом моргаю дальним светом и прошу наконец-то уступить мне дорогу. В окошке показываются тонкие женские пальчики и в мою сторону летит горящий окурок. Интересные все-таки люди москвичи! Обгоняю ниссан в междурядье и лечу дальше, в ночь и темноту. Где же Малек?
Некий добрый дядечка на заправке в районе Можайска советует мне ехать самой короткой дорогой:
- Парень, езжай лучше через Верею, а потом поворачивай на Медынь, там недавно дорогу новую проложили.
- Ну и как там дорога, нормальная?
- Дорога просто супер, через полчаса уже будешь в Медыни, а там рукой подать до Малоярославца.
Люди! Никогда никому не верьте, особенно аборигенам с хитрыми физиономиями, настойчиво что-либо вам советующим. Впрочем, относительно первых десяти километров этой дороги дядечка действительно не обманул, прекрасный асфальт, хмельной воздух, нависающие над трассой липы, кругом поля и леса, выступающие из мрака живописные развалины и отсутствие встречных машин. А потом хорошая дорога внезапно кончилась, и начался раздолбанный кошмарный грейдер, из которого местами выступали куски перекореженного асфальта, взорванного, наверное, еще партизанами в Великую Отечественную. Километров через пять гребенки и полуметровых ям из меня на каждой колдобине рефлекторно начал сыпаться мат и добрые напутствия в адрес дядечки, посоветовавшего мне ехать этой дорогой. Заслышав рев вэмакса и мои матюки, от меня в очередной глухой деревне в темноту шарахнулась, крестясь, проходившая мимо старушка. Должно быть, это со стороны выглядело забавно: подлетающий в ночи на деревенских буераках шоссейный мотик вместе с его злющим пилотом, поливающим заикающимся матом все и вся. Елы-палы, куда же я попал? Ну кому не спится в ночь глухую? В голове почему-то все время всплывали слова из инструкции к мотоциклу, где на простом понятном английском языке было написано: This motorcycle is designed for on-road use only. It is not suitable for off-road use. Еду практически все время на ногах - ну вот и вэмаксу пришлось стать эндуриком поневоле. Наконец дозваниваюсь до Малька, он в 50 километрах от Малояра, мне ехать чуть меньше, и у него, слава богу, все в порядке. Что же, встретимся с ним прямо на фесте! Вот уже с пригорка вдали видны огни крупного поселка, значит, скоро этот кошмар закончится. Ну вот, слава богу, через несколько километров наконец-то я выползаю на нормальный асфальт. Навстречу из Малояра идет непрерывная колонна машин. Похоже, езда с постоянно включенным дальним светом - отличительная особенность местных автолюбителей, так как дальний свет они не выключают, даже когда я включаю свой. Поэтому полуослепший, еду потихоньку, несмотря на солнечный фильтр шлема и антибликовые очки, и все-таки замечаю стоящие на обочине мотоциклы и мелькающие рядом фонарики. Останавливаюсь, чтобы узнать, что случилось. Все в порядке, это не авария - просто у одного из ребят из Калуги пробило колесо. Болтаем и курим с калужской девушкой, и я еду дальше. Через полчаса, немного поплутав на развязках и выспросив дорогу у местного таксиста, наконец-то въезжаю в город. Ура! Ну и покатался же я: на одометре, учитывая дорогу от Санкт-Петербурга до Пскова, 1340 км. Свет фотовспышки выхватывает из темноты знак МАЛОЯРОСЛАВЕЦ.

Уже второй час ночи, Малек, судя по всему, еще где-то в пути. Ну где же зажигающий народ и прекрасные малоярославки или малоярославянки? Еду по пустынным окраинам города и, наконец, въезжаю в центр.
И вижу, что в центре народ действительно зажигает не по-детски!
Это было понятно уже по зигзагообразно едущим по улицам мотоциклам, по владельцам уралов и днепров, загружающим у магазинов свои коляски ящиками водки и пива и обнимающим столбы местным и не очень местным жителям. Центр города на несколько дней был отдан мотоциклистам на разграбление, и даже ментов, обычно в больших количествах пасущихся на такого рода мероприятиях, совсем не было видно. Одним словом, кажется, я попал туда, куда нужно, наконец-то я на празднике! Что и было отмечено баночкой пива у ближайшего к лагерю магазина. Там я и остался дожидаться Малька под аккомпанемент мегасаунда, несущегося со сцены, и тарахтенья мотоциклов и машин, беспрестанно гоняющих туда и обратно. Наконец я слышу знакомый, быстро приближающийся звук прямотоков семисотпятидесятикубового интрудера Малька. Он проносится мимо, не заметив меня, и я даже не пытаюсь кричать ему вслед - все равно не услышит, поэтому завожу мотоцикл и на всех парах несусь за ним. На спуске с горки аккуратно объезжаю завалившийся прямо передо мною урал и вижу вереницу машин и мотоциклов у въезда в лагерь, и впереди всей кучи - Малек, который один знает, где расположена псковская тусовка. Беру у службы безопасности мегафон и кричу во все горло Мальку, чтобы он подождал меня - слышат все, он же - ноль внимания, похоже, что под конец путешествия он немного оглох от своих прямотоков. Быстро заплатив за въезд, продираюсь через толпу без очереди: ну вот и года не прошло, как мы с Мальком снова вместе. Мы едем в псковский лагерь, где нас ждет друг Малька Сережа, приехавший на волшебном фургончике, в котором есть все, необходимое для жизни. Вот и наше место, отмеченное нарисованной углем на куске горбыля табличкой "Псков". Малек первым делом, даже не разобрав вещи и не поев, занимается водружением над нашим лагерем флага "Позитивной механики" – престиж клуба важнее всего. Сережа достает из фургона всякие вкусности, у нас же из еды - только водка, сосиски, быстрые макароны, хлеб и гречневая крупа, все остальное съедено по дороге. Мы сидим у костра и варим суп из быстрых макарон, сосисок и кетчупа, к нам подходят, чтобы поприветствовать и познакомиться ребята из соседних лагерей. Пьем с ними попеременно пиво с водкой и рассказываем про наш вояж до Малояра. Малек, похоже, сделан из железа, и вместо того, чтобы спокойно отдыхать после тяжелой поездки, убегает к сцене искать приключений. Через некоторое время, проводив соседей и поставив палатку, я тоже иду посмотреть, что там происходит.

Ну и крепкий же народ здесь зажигает! Уже наступило утро субботы, уже горизонт обозначился рассветными всполохами, а у сцены по-прежнему на полную катушку дубасит тяжелый рок и молодежь пляшет, вскидывая верх руки. Вот веселая компания, взгромоздившаяся на крышу "Нивы", размахивает клубными флагами и раскачивает машину в такт музыке, вот через толпу поближе с сцене пытается пробраться экстремальный уазик на огромных колесах.

Прямо передо мной поочередно падают и засыпают на этом же месте сначала молодой парень, а затем его девушка - похоже, у них был сегодня тяжелый день. Музыка постепенно затихает, и ведущий гонит всех нас спать - ведь основное шоу будет днем, людям нужно выспаться и отдохнуть после дороги.

Я, вместо того, чтобы отдыхать, иду осматривать окрестности, пытаясь найти лагерь оппозитчиков, в котором изначально собирался остановиться, и по возможности разыскать лагерь питерцев. Иду от сцены вдоль ручья к речке, по обеим сторонам дороги бесчисленные таблички с названиями городов. Блин, да тут собралась вся средняя полоса России, здесь Брянск, Владимир, Смоленск, Иваново, Курск, Рязань, Саратов, Ярославль, Тамбов, Тула, Орел, Самара, Калуга, Великие Луки, Тверь, Калинин, Чехов, Москва и Подмосковье и многие другие.

Жаль только, что почти все уже спят, да и пить за знакомство нет ни сил, ни желания.

Вот лагерь мото.ру, в котором должны быть мои друзья, высматриваю знакомые мотоциклы, так как народ там уже спит, а вот и несколько питерских мотоциклов расположились около речки, увы, их владельцы тоже разбежались по палаткам.

Что же, раз все легли спать, мне, наверное, тоже пора на отдых, поэтому на подвернувшемся попутном днепре с коляской еду домой, в родной псковский лагерь. Там я застаю неугомонного Малька, беседующего с двумя колоритными дядьками. Дядьки оказываются нашими соседями, смоленский лагерь напротив нас через дорогу. Боже мой, придется снова пить за знакомство, поэтому достаю из-за пазухи наконец пригодившуюся водку и стаканы. Сан Саныч, так зовут главного смоленского байкера, увидев у меня на поясе маленький ножик, раскладывает и демонстрирует во всей красе свою огромную, сделанную на заказ наваху.

Да, смоленские живут с размахом, не то, что мы питерские, сирые и убогие. Немного говорим про мотики и про дороги, о том и о сем. Уже семь часов утра и Малек идет спать, похоже, что и мои силы тоже на исходе, поэтому вежливо прощаемся - увидимся завтра. Наконец-то я высплюсь и отдохну!
Просыпаюсь в 10.30 от рева чьих-то прямотоков. Выспаться не удалось, наверное, это Мальку опять неймется. Все, теперь мне не уснуть, потому что ничем не прикрытая сверху палатка раскалилась на солнце и внутри нечем дышать. Черт с ним, высплюсь на пенсии! Наши, оказывается, все еще дрыхнут, поэтому решаю заняться настоящим мужским делом: иду подумать о вечном в лесок за смоленским лагерем. На обратном пути, как черт из коробочки, из палатки выскакивает Сан Саныч и не хочет меня отпускать без ответных возлияний и угощений. И мы снова пьем теплую водку и закусываем холодными бутербродами в компании замечательных смоленских ребят. Здесь, как впрочем, и везде на Малояре, полным-полно всякой интересной самопальной техники, которой в наших двух столицах уже давно не встретишь. Впервые вижу кастом с двигателем от "Оки" - настоящий рокерский мотоцикл, и его хозяин выглядит не менее колоритно: в духе бандитов - рокеров из "Безумного Макса".

Мы сидим у костра, и я делаю маленьких "хоттабычей" из старт-газа, пороха, наковырянного из размокших охотничьих патронов, найденных вчера на дороге и пустых бутылок из-под пепси. Под радостное пуканье "хоттабычей" и щелканье брошенных в огонь капсюлей просыпается почти вся смоленская братия, но я уже спешу удалиться восвояси, пока еще ноги держат - в мои планы не входит напиваться с утра пораньше, ведь самое интересное ожидает нас впереди. В нашем таборе уже все на ногах, уже разожжен костер, и Сережа снова вытаскивает из фургона всякие вкусные вещи, а Малек скорее бежит к своему интрудеру и снова собирается куда-то ехать, куда - не знаю, мне уже надоело спрашивать. Я сижу разомлевший от жары и от водки, вдали на сцене потихоньку разыгрывается очередная команда, и по дороге, рядом с которой расположен наш лагерь, непрерывно носятся, поднимая тучу пыли, всякие двух, трех и четырехколесные тарахтелки, а в небе выписывают вензеля парапланы. Наши соседи безуспешно пытаются вернуть к жизни тела своих товарищей, щедро поливая их столь дефицитной в лагере водой и немного расталкивая ногами.

Мой совет лечить подобное подобным и скорее ехать купаться встречается с энтузиазмом, мы грузим тела, пиво и водку в чью-то девятку с таксистскими шашечками, где для меня остается единственное свободное место - в багажнике.

Зажав в одной руке полуторалитровую бутыль пива и фотоаппарат, другой пытаюсь на ходу придерживать, как атлант, бьющую нас по голове пятую дверь. Вслед за нами в сторону речки, периодически обгоняя и отставая, движется кавалькада разнокалиберных мотиков и мопедов.

Угощаю пивом двигающегося за нами парня, везущего на речку двух девушек, и с удовлетворением вижу, как похмельную гримасу на его лице сменяет довольная улыбка - твори добро, тебе зачтется!

Наконец приезжаем на речку. Похоже, помимо нас, весь Малояр приперся сюда плавать и опохмеляться, и мы с трудом находим место, чтобы припарковать нашу девятку, поскольку весь берег уставлен мотоциклами и машинами так, что и яблоку негде упасть.


Народ в купальниках и плавках застенчиво и робко пробует ножками воду, охая и кряхтя, жмется на мелководье - эх, детишки, жаль, здесь кроме меня, никого нет с нашей "Ручки газа"! Сразу видно, что они с утра еще не пили или не знают, что настоящий мотоциклист должен купаться голым. Поэтому незамедлительно подаю пример, и победно размахивая елдой и сверкая голой жопой, с разбегу влетаю в воду. Ох, хорошо! Использую на полную катушку дешевый маркетинговый ход - показываю, так сказать, товар лицом, ведь мне вечером еще предстоит знакомиться с этими девушками, да и новые продолжают прибывать на Малояр из разных мест в больших количествах. Потом мы потихоньку сохнем, долго пьем пиво и курим с компанией таких же раздолбаев, как и мы, меняемся телефонами и обсуждаем предстоящие на сегодняшний вечер мероприятия.

Потом меня в багажнике везут назад в лагерь. Боже мой, еще только полдень, а я уже совершенно пьян! Тем не менее, нужно как следует подготовиться к вечеру, и не успевший еще выпить Сережа садится за руль своего фургона, а я сажусь рядом - мы едем в город покупать продукты и алкоголь.

На какой-то красивой площади с пушками и цепями я пью квас и пытаюсь зазвать к нам в гости двух симпатичных девушек. Они вроде бы не против поехать вместе с нами, но в фургоне только два места, а сидеть у нас на коленях они наотрез отказываются, и мы уезжаем, несолоно хлебавши. Тем хуже для них! Мы возвращаемся в лагерь и я с одним из наших соседей сажусь на вэмакса - мы все-таки едем искать себе девчонок, совершенно не подумав о том, куда мы их посадим.

Мой товарищ, чтобы лучше видеть, встает на задних подножках в тот момент, когда я собираюсь поворачивать к речке и мы плавно заваливаемся на травку около дороги. Я глушу двигатель и не хочу вставать - я пьян и мне хорошо, я наконец-то достиг полного единения с мотоциклом среди подорожника и благоухающего тимьяна. Но нас насильно поднимают подбежавшие мотоциклисты, мы заводимся и едем назад в лагерь - ну их нафиг, такие приключения. Ура! Кажется, нашего полку прибыло - как всегда, нежданно-негаданно приехал из Питера мой приятель Леша - Иван, с которым мы не раз пересекались на подобного рода мероприятиях. У него сейчас отпуск, и он, как одинокий ковбой, бороздит на своем тыгыдыме из конца в конец просторы нашей Родины.

Для меня всегда остается загадкой, как он умудряется найти меня среди кучи народа, не иначе как у него имеются хорошие задатки сыщика или между нами есть кармическая связь, и все это притом, что мы никогда не договариваемся заранее насчет того, что едем в одно и то же место. Мы с ним радостно выпиваем по рюмке за его приезд и идем к сцене пить пиво и затариваться фестивальной символикой, пока еще есть деньги и относительно трезвая голова на плечах.

Набрав значков - маек - бандан, спрашиваем организаторов относительно дальнейшей программы, удивительно, но и они толком ничего не знают. К торговым точкам подъезжает с проверкой один из главных аутловсов, с которым мы встречались в Бресте. Говорим о том - о сем, вспоминаем общих знакомых, он, как и все клубни, немного ругает другие мероприятия и хвалит свой Малояр - я не спорю, но остаюсь при своем мнении. Мы дружески с ним расстаемся, и вместе с Лешей идем пить пиво к сцене, около которой уже полным-полно народа. Прямо у нас над головами на бреющем полете проносится параплан. Мы размахиваем свежекупленными шмотками и во все горло просим сбросить нам пива, под хохот окружающих нас ребят. По дороге к нашему лагерю уже не пройти от огромного количества техники, куда все они едут - непонятно, так как по слухам, пьяных за ограждение не выпускает ментовский кордон.

Вот навстречу нам выезжает военный днепр с полным приводом, на который взгромоздилась такая куча народу, что от днепра не видно ничего, кроме переднего колеса, фары, и целящегося в меня пулемета, за рукоятками которого сидит молоденькая девушка с озорными глазами. Громко выражаю респект парням, сохранившим этот аппарат в первозданном состоянии, и жму им на ходу руки - это теперь редкий в наших краях зверь, который был и остается моим самым любимым мотоциклом. Между прочим, для меня всегда было загадкой, почему на подобного рода мероприятиях такое количество пьяных людей на всякого рода технике не бьет и не калечит друг друга - здесь трезвых водителей просто нет в принципе, не говоря уже о правилах движения, которые никто не соблюдает - тем не менее, все продолжают носиться в свечках, задирать коляски и всячески хулиганить безо всяких последствий. Видимо, Бог все-таки есть... В нашем лагере опять нет Малька, зато есть Сережа - суперчеловек, который добровольно взял на себя обязанности дежурного по лагерю, и пока мы гуляли, позаботился обо всем - накрыл стол под пляжными зонтиками, развел костер и, главное, включил музыку в фургоне с распахнутыми настежь дверьми. Я, понимая, что количество выпитого алкоголя может свалить меня с ног раньше времени, потихонечку начинаю зажигать под льющуюся из динамиков мелодию из кинофильма "Усатый нянь", которая пробуждает во мне одновременно ностальгические чувства и желание окончательно впасть в детство. Ревущие на дороге моторы, ревущий рок-н-ролл - следующая песня, водка, смех и веселье окончательно заводят нас с Сережей, и мы начинаем лихо выплясывать под удивленные взгляды наших товарищей и проходящих мимо девчонок. Мы кричим девчонкам вслед какие-то глупости, размахивая бутылками пива, они улыбаются нам и смеются.


Мимо нас проезжает очередной урал с восседающими на нем совершенно голыми парнем и девушкой - наши люди! Я, прикола ради, дергаюсь в конвульсиях и изображаю кончающего малыша, пуская на дорогу фонтан пены из полуторалитровой бутыли с пивом, приставленной к причинному месту. Мы танцуем и зажигаем так, что к нам постепенно начинает подтягиваться проходящий мимо народ. В паузах между песнями я замечаю все новые и новые лица у нашего костра, что же, мы всем рады, поэтому вытаскиваем из фургона последние припасы и бутылки, чтобы все могли подкрепиться и выдержать наш танцевальный марафон. Впрочем, эту вакханалию выдерживают не все, некоторые ребята помоложе, упившись и уплясавшись, падают замертво и засыпают - мы оттаскиваем их поближе к костру, чтобы освободить побольше места для танцующих. Вот ко мне подбегает девушка в мотокуртке - она тоже из Питера и очень рада, что наконец-то нашла своих земляков. Немедленно беру ее в оборот, и вот мы уже вовсю танцуем и зажигаем с ней.

Тут откуда-то подваливает Малек с толпой молодежи, и на нашей площадке становится яблоку негде упасть, уже непонятно, кто здесь и с кем, зачем и почему.


Вот я танцую и обнимаюсь с совсем молоденькой красоткой под "усатого няня", пошедшего бог знает на какой круг и терзаюсь, с парнем она пришла или нет - мне не хочется сегодня никого обижать. Потом снова кручу-верчу питерскую в лихом цыганском танце и уже не знаю, кого из них мне предпочесть, ведь мне сейчас не до этого, в последний день праздника мне хочется еще немного пообщаться с новыми друзьями, еще позажигать и повеселиться. И, в конце концов, я ухожу к сцене с третьей за сегодняшний вечер девушкой, ранее молчаливо сидевшей у нашего костра и смотревшей своими огромными глазищами на наши безобразия. Потому что нельзя отказывать женщине во взаимности, говорят, для мужчин это - плохая примета. Мы идем с ней в обнимку посреди толпы таких же, как и мы, веселых и пьяных, целуемся, пьем пиво и болтаем обо всем на свете, как будто мы с ней знакомы уже сто лет. Вот у сцены пляшут ребята, которых я явно где-то видел раньше. Так и есть, это веселая московская компания, с которой я недавно познакомился в Бресте. Мы обнимаемся и выпиваем за встречу, а потом зажигаем у сцены под тяжелый металл, кричим во все горло и немного хулиганим вместе с нашими новыми друзьями. Те люди, которые сумели остаться на ногах на третий день феста, похоже достигли той стадии просветления, когда у людей преображаются лица, в них нет ни печали, ни злобы - только любовь и счастье. Наконец затихает музыка, организаторы прощаются с нами, гаснут огни сцены, и народ начинает расходиться и разъезжаться по своим лагерям. В ночи пылает покрышка от грузовика, вокруг которой сидят парни со своими девушками, они целуются и тихо беседуют каждый о своем. В этот круг садимся и мы, и я говорю своей девушке вечные слова о самом главном и сокровенном, о единственном, имеющем на Земле смысл, и нам уже не хочется отсюда никуда уходить, потому что здесь мы вне времени и обстоятельств, разделяющих нас и исподволь разрушающих нашу жизнь. Она целует меня и просит, чтобы я забрал ее с собой, забрал навсегда туда, где мы были бы счастливы и никогда бы уже не расставались...

Я просыпаюсь в своей палатке в разгар дня, народ вокруг уже потихоньку начинает паковать вещи и собираться в обратную дорогу, мне же после моих ночных бдений пока торопиться некуда. Попрощавшись без лишних сантиментов, уезжают Малек и Сережа, мы с Лешей, движимые благими чувствами, пытаемся вернуть к жизни наших вчерашних гостей и собутыльников. С помощью долгих увещеваний, слабого алкоголя, воды и еды, они, как бледные тени, поднимаются на ноги и, пошатываясь, отбывают в нужных им направлениях – удачи вам, ребята, понимание приходит с опытом.

Вот и Леша собирается в дорогу, он поедет к своим родственникам в Тверь, счастливой тебе дороги, дружище! Самые крепкие из наших соседей повторяют вчерашнюю процедуру со своими более слабыми товарищами – отливают их водой. Хозяин боевой девятки с шашечками стоит с грустным лицом: ему есть, отчего грустить - вчера он со своей девяткой на подначку преодолел вброд местную речку, а затем у него провернуло вкладыши в двигателе. Впрочем, мы все равно славно погуляли, а железо – дело наживное. Ко мне подходит вчерашняя питерская девушка, которой, оказывается, я вчера пообещал довезти ее до дома. Я не отказываюсь от своих слов, тем более что ехать в обратный путь вдвоем веселее, и она идет собирать вещи. Я тоже начинаю потихоньку шевелиться и паковать свои баулы, несмотря на трясущиеся руки, ноги, стертые до крови военными «метцеллерами» и голову, которую я с радостью бы одолжил кому угодно. Впрочем, голова и руки мне снова понадобились через некоторое время, когда девушка наконец принесла свои вещи – их было не просто много, а МНОГО! Вэмакс всегда был мотоциклом-одиночкой, и разместить на нем даже тот минимум багажа и снаряжения, который я обычно беру с собой – весьма непростое занятие, не говоря уже о пассажирке. После долгих усилий по привязыванию и упаковке барахла вэмакс стал напоминать воздушный шар с привязанным снизу мотоциклом, и люди, проходившие мимо останавливались полюбоваться на него и сфотографировать на память.

Вот мы за воротами лагеря говорим последнее прости Малоярославцу, и двигаемся в сторону Москвы, с тем, чтобы через Клин по федеральной трассе вернуться домой в Санкт-Петербург. Мы едем не быстро, так как перегруженный мотоцикл почти не реагирует на тормоза и плохо ложится в повороты. Девушка постепенно начинает уставать, на ее счастье, из Москвы в попутном с нами направлении едет на машине ее коллега. На одной из заправок в районе Торжка она пересаживается вместе с вещами в машину и покидает меня, и я остаюсь наедине с дорогой и наступающей ночью. На трассе пристраиваюсь за мерседесом с номерами московской администрации и еду со скоростью около 160 с ксеноновой подсветкой. В районе Твери у меня начинают слипаться глаза, на одном из кемпингов я прячусь за фуры и засыпаю прямо на мотоцикле, развалившись на баулах. Хорошенько выспавшись, трогаюсь в дальнейший путь и доезжаю до дома без всяких приключений. Понедельник, 8 часов утра. Здравствуй, мой любимый город, я вернулся!

Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: Африка (25.09.2007) | Автор: Африка E
Просмотров: 2713 | Комментарии: 1 | Теги: Малоярославец, мотофестиваль
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 1

1  
Ну, на Малояре как обычно biggrin
Потому уже шестой год как не езжу...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]