Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Запах тайги, дыхание океана, загадки пустыни и величие гор (Путешествие на Дальний Восток и в Монголию). Часть 2

А вечером — долгожданная встреча. Мотоциклисты Улан-Удэ очень сплоченные и организовали большую колонну. Среди встречающих, разумеется, и местный батюшка, он тоже на мотоцикле, в кожаной экипировке, с седой бородой и глубоким добрым взглядом!


Из Иркутска же с Походцами приехал тамошний батюшка отец Марк — тоже за рулем железного коня!



Наконец-то я лично познакомилась и с отцом Дмитрием! Затем подтянулась Газель - чудовищное животное!


Стали появляться мотоциклы и новые лица, с которыми жить вместе мне предстоит теперь недели две-три, всех еще предстоит узнать.



Итак, впереди новое путешествие! Совершенно в другой атмосфере — теперь не то что не одна, а в бооольшом колхозе!

Наутро совместный старт. Первое необдуманное действие — мне предлагают часть багажа переложить в Газель. «А она разве все время рядом будет?» - с недоверием интересуюсь я. Получив утвердительный ответ и глядя, что все участники похода более-менее налегке, сгружаю один баул. Едем в приграничный город Кяхта, расположенный всего в 200 км. Пейзажи, окружавшие нас в дороге, просто кричали, что Монголия уже очень рядом! После Гусиноозерска (сердца гусеводов, следовавших в колонне, замерли) нашли красивое возвышенное место над озером, с которого открывались такие виды...


Заодно покатались вокруг одного из языческих обоо, их становится все больше и больше. Отец Дмитрий в шутку пообещал всех отлучить от церкви. Дальше Виталик, провожавший нас, привел на место захоронения декабристов.


На въезде в Кяхту пограничный контроль, тут уже все предупреждены и гостеприимно объясняют, как проехать к храму.

Встретили нас душевно!



Накормили постным обедом, за которым местный батюшка рассказывал о русских и монголах, о том, как приграничная Кяхта деградирует на алкоголе и наркотиках. Да и поселили нас в здание недавно отстроенного реабилитационного центра для алкоголиков — кажется, мы были его первыми посетителями.
Посетив баню, все занялись своими делами. Отец Дмитрий поехал встречаться с пограничниками, продолжая миссию. Я же присоединилась к ребятам, которых еще не успела выучить по именам, и мы отправились гулять по городу.
До встречи с группой я думала, что окажусь в весьма благочестивой компании. Сначала сомнения в этом возникли с поступившей информацией о том, что в походе участвует Паша Седой! И окончательно исчезли, когда вся наша компашка, не долго думая, догуляла до ближайшей пивнушки. И уже там и разговорились, и познакомились.



Пообщаться с нами изъявил желание и местный житель.


Но его быстро угомонили очаровательные сотрудницы кафе.





Вечером снова набрали пива и сидели на крылечке нашего реабилитационного центра, продолжая разговор. Интересная встреча — среди присоединившихся к походу оказался Юра «Монголоид» из Киева. Он мне рассказал, что в поисках компании в Монголию писал мне, но сообщение я не успела прочитать — как раз уже уехала. Вот так и встретились! Около Улан-Удэ к походу присоединился и поляк Лукаш на Тенере. Один он опасался ехать а Монголию, поскольку несколько лет назад уже ломал там ножку и коня потерял, но тут встретил такую честну компанию!

Наутро устремились к границе. Очередь была огромной, но отец Дмитрий по обыкновению договорился «где-то наверху», и нас пропустили первыми. С шутками и прибаутками, часа через два весь колхоз уже покинул родную землю, оказавшись на вожделенной Монгольщине.
Как и говорили нам, воздух там буквально пропитан бараниной. И первым делом — обед, в кафе недалеко от границы. Пока вокруг относительная цивилизация — асфальтовая дорога, капитальные постройки и такие же недострои — развлины чего-то железобетонного. В кафе все культурно-гламурно, чисто-аккуратно и даже как-то по-европейски. Разглядываю лица официанток, монголы нравятся, по-своему красивые. Заказываем преимущественно «гуляш» - единственное понятное слово в меню. Оказался он увесистой порцией мяса с рисом и овощами. «Баранины с волосами», о которой столько рассказывали разные друзья, не бывавшие в Монголии, к слову, нам так и не удалось ни разу попробовать.
По асфальту мчим в Улан-Батор.




Проезжаем небольшие городки со всеми признаками цивилизации, такими как многоэтажные дома, светофоры, рекламные щиты, магазины и прочее. Между ними же — как и полагается, степь, вдали видны юрты. Пытаюсь запомнить монгольские слова, часто встречающиеся на вывесках, типа «дугуй засвар» - шиномонтаж, «дэлгуур» - магазин, «ШТС» - АЗС, еще интересное слово «хунсний» и прочее. К слову, заправки весьма удивили, как только мозг перевел цену за литр топлива из 2000 и более тугриков в 45-50 рублей! Еще выяснилось, что лучше заправляться на красных заправках (там вроде российский бензин), а не на синих (китайское топливо). Цивилизованные заправки вдоль основной дороги встречаются довольно часто, и не только в городах. Редко, когда расстояние между ними превышает 200 км — то в самой пустынной части Монголии. Так, за все время пару раз нам приходилось сворачивать в неведомые деревушки и приобщиться к местной романтике — бензин только 80 из колонки с «ручным приводом». С добродушными улыбками монгол крутит железную ручку, колонка начинает скрипеть, дрожать и, о чудо, живительная влага наполняет бак!


Подъезды к Улан-Батору оказались взорваны, а сам город оцеплен то ли полицией, то ли военными. Кого-то важного ждали. А тут мы пожаловали. Долго петляли по городу с солидными пробками и абсолютно безумным движением. Пашу Седого, попытавшегося перекрыть часть дороги, чтобы дать нашему колхозу проехать, чуть не раскатали по асфальту. Блужданиями-петляниями, мы все же достигли цели — православного храма, единственного в Монголии. Только вот Газель потерялась... Припарковав мотоциклы во дворе, мы расползлись гулять по окрестностям. Среди местных достопримечательностей были интернет-кафе, несколько кафе-ресторанов, приличные и дорогие отели европейского уровня, ночной клуб с караоке и биллиардом (как выяснилось, две излюбленные забавы современных монголов). Самым страшным оказалось пешком перейти дорогу — водителям абсолютно пофигу, на переходе ты или нет, сбросить скорость при виде пешехода никто и не подумает. Натерпевшись страху, коллектив отправился алкогольно ужинать. И лишь потом подумав, что спать нам особо негде. РПЦ любезно предоставила спортзал, но спальники — в Газели, оснащенной современными системами навигации и связи, вплоть до спутникового телефона, но так и не вышедшей на связь! Вот это я мототурист! Пришлось с любителями комфорта отправиться ночевать в гостиницу — нам пообещали русскую. Называлась она и вправду «Славянка», но по-русски в ней все равно никто не понимал. Гостиница — типичный совок эпохи разрухи. Паша с Викой взяли «люкс», и к ним в гости я отправилась в сопровождении Андрея из Перми. Так и зародился наш тесный алкокружок. «Люкс» отличался от других номеров наличием мини-бара. В нем мы обнаружили немного местной водки, орешков, сникерс и еще что-то по мелочи. Все это было съедено по окончании собственных запасов — а как иначе, разговор же был обстоятельный и веселый! Особенно порадовала водка «Первый канал» - нет, называлась она как-то по-другому, но картинка на этикетке была до боли знакомой. Опустошив мини-бар, мы, правда, не стали как в «Нашей Раше» восполнять выпитое, решили купить такое же и вернуть на следующий день. Еще чем порадовал люкс, так это широтой меню «боя» - прейскурант касался не только разбитых стаканов. За определенную плату можно было сломать шкаф, крушить стулья и другую мебель, растерзать занавески и прочее.

Утром в храм мы возвращались пешком по пыльным улицам с постройками советских времен, перемежающимися развалинами наследия той же эпохи.




Набрели и на памятник Жукову и событиям на Халхин-Голе.


В этот день у нас была добровольно-принудительная культурная программа. Всех организованно посадили в автобус и, не останавливаясь у достопримечательностей, выгрузили около краеведческого музея. Впрочем, о самобытности Монголии из экспозиции ничего почерпнуть не удалось. Что, например, значат выставленные чучела пингвинов? Может быть только то, что в Монголию очень многие приезжают на Африках!
Понравился несколькометровый скелет динозавра, проживавшего в этих краях. Но хотелось увидеть город. А автобус нас увез на рынок, выпустил на улицу и запер ключи от себя внутри.
Еще нас ждали на пресс-конфренции местные СМИ, но почетную миссию общения с прессой взял на себя отец Дмитрий. Мы же, оказавшись на рынке а-ля начало 90-х, задерживаться не стали. К тому же все разбрелись кто куда — кто за монгольскими халатами, кто еще за чем, а мы набрели на отделы мотозапчастей — столько добра, но не по наши мотоциклы.








Отделившись небольшой группой, мы сбежали от автобуса и пошли пешком в центр города, по пути посетив пару мотомагазинов с широким ассортиментом китайской техники.


И полюбовались на мотоциклистов и мотобат на улицах города.







Кстати, кроме как в Улан-Баторе дорожную полицию мы не встречали нигде.

Юра Хохол встретил своего монгольского брата, чему оба были рады.



Люди в Улан-Баторе.








Путь к центру монгольской столицы нам преградил памятник Ленину. Сам центр города же вполне европейский, с дорогими бутиками и современными зданиями из стекла.




Главная площадь Сухэ-Батора поражает величием, хотя сам памятник и отдает советским героизмом. Но тут же статуи всадников, окружающих огромное изваяние Чингис-Хана, больше напоминающее буддийское божество.



Пешую прогулку мы продолжили до самого нашего храма. Впрочем, не дошли до него метров 50 — приехавшие на автобусе мототуристы уже ждали нас около русского ресторана «Гжель», находящегося рядом с РПЦ. И тут началось... Принесли сначала водку, чуть позже пиво, а еду — борщ, жареную картошку и прочие заказанные нами блюда славянской кухни, где-то еще через час. К удивлению официанта, графин водки на столе у нашей большой компании никак не иссякал, а мы становились все веселее и веселее, даже дошло до музицирования на рояле. Секрет был прост — Паша припас под столом волшебный мешочек с бутылочками.




Следующим днем, конечно, рано не выехали. Выстроившись в колонну в Улан-Баторской пробке, ехали, весело передразнивая местных водителей, сигналя на каждом перекрестке да и просто так. Машина-провожатый привела нас к огромному торговому центру — оказывается, еще не все успели купить сувениры - естественно, разброд и шатания затянулись на несколько часов. Зато мы нашли памятник Битлз!!! А вместе с ними и всей неформальной культуре. Очень приятно было обнаружить такое культурное чудо в сердце Монголии.




Когда наконец мы выдвинулись дальше и прибыли на заправку на выезде из Улан-Батора, где договорились встретиться с Газелью, накануне нашедшейся и теперь специально выехавшей намного раньше, последнюю мы, разумеется, не обнаружили. И дозвониться до водителя снова никто не смог. Ждали долго. Успели полюбоваться на монгольские мотосемьи — на одном маленьком мопеде едут папа, мама, ребенок и половина юрты!



А Газели все нет. Дождались туч. В итоге разделились — одна группа вернулась в город в поисках нашей Антилопы, вторая поехала вперед. Следующая точка — Каракорум, до него всего километров 300 асфальта. Но поздний старт... Пошедший в пути дождь и раздолбайство по отношению к дождевикам в духе «да дождь вроде не сильный и скоро кончится» сделали свое дело. Поэтому где-то в пути, увидев небольшие постройки у обочины, мы решили остановиться погреться чаем. Монголы как обычно встретили нас добродушными улыбками, но не поняли, чего мы от них хотим. Минут 10 мы говорили слово «чай» или «цай», на что они улыбались, кивали, говорили тоже «цай» (или «ца», которое, как потом выяснилось, значит «да»), и не двигались с места. В конце концов к нам все-таким вышла женщина и принесла листочек-меню. Так что мы решили заодно перекусить и попросили буз — немного, на всех штук 12. Ну и термоса с кипятком вроде кое-как добились.

Лирическое отступление о монгольских термосах — это такие большие китайские термосы из детства, в них монголы наливают все, но чаще всего - монгольский чай. Это чай с молоком, солью, зернами и жиром — последний может добываться разными способами, например, из баранины. Возникало и предположение, что термос могли мыть водой, в которой варилась баранина — почему бы и нет?

Поняв, что мы из России, хозяева включили нам телевизор с российским первым каналом, вещающим какой-то очередной безумный праздничный концерт. А женщины начали готовить тесто, лепить бузы... Я совсем забыла, что в Азии никогда не спешат, зато еда всегда свежая. Теперь довелось вспомнить! Ждать нам пришлось часа два. А потом нам принесли бузы — каждому порция из 12 штук.... Не осилив и половины, рассчитавшись и поблагодарив хозяев, мы снова вышли в дождь. Тем временем от группы, искавшей Газель, новостей не было. Приближалась темнота и в дождь ехать дальше было не очень безопасно. Но вскоре посреди безлюдной степи Юра разглядел указатель на ...кемпинг! Очень кстати — гостевые юрты расположены у живописного подножья скал.





Дозвонились до второй группы (гарнитура телефона в шлеме — полезная вещь), сказали координаты и вскоре воссоединились. Все устали - больше от неопределенности. Наш алкокружок проследовал в кафе разговаривать. Местные сказали, что дожди могут затянуться на неделю, а асфальт должен кончиться навсегда уже очень скоро. Если мы едем не от дождя, а вслед за ним, то придется непросто. Вика рассказала анекдот про Антоновку — такую большую всепоглощающую жопу. Этот эвфемизм прижился и впоследствии порой вспоминался.

Но утро вечера мудренее. Не переставал всех радовать и заряжать позитивом Андрей. Вернувшись из кемпингового туалета, он радостно что-то повторял как мантру. Выучил объявление, размещенное в комнате релаксации. Опробовал его на местных жителях — улыбаются, значит что-то хорошее выучил. Как потом узнали, это было выражение благодарности!

И несмотря на то, что утро снова было в дожде,



Каракорум был близок. Этот город — кульминация идеологической части похода. Именно древнюю столицу Монголии с дипломатической миссией посещал князь Александр Невский.

В Каракоруме состоялось суровое выяснение отношений отдельных мемберов с водителем нашедшейся Газели Сашей «Швондером», который не услышал, что мы встречаемся на выезде из Улан-Батора, а спокойно ехал себе в Каракорум. Тем временем отец Дмитрий отслужил молебен у стен дацана. Мы же погуляли по его территории.





А основная группа устремилась к следующей точке — городу Арвайхээр. Долго мы сначала не могли запомнить его название — что-то вроде «на А начинается, на хер заканчивается». А на самом деле так звали лошадку, в честь которой и назвали город! До этого города тоже шел асфальт и расстояние было просто какое-то смешное — меньше 100 км. Поэтому алкокружок снова оставил вещи в теперь-то нашедшейся и получившей ценные указания Газели и выехал позже, но... - на нужной развязке не поверил навигатору и свернул не туда. Этой дорогой, причем более короткой, тоже можно было попасть в город мечты Арвайхээр, но асфальт у нас закончился досрочно. Под колесами была приятная грунтовая полевая дорога, подсыхающая после дождя. Вернее, много дорог, петляющих вдоль друг друга, по какой хочешь, по той и едь. Вышедшее вечернее солнце разрезало тучи и мы, остановившись в этой бескрайней широте, затянули «Лууууч соолнца золотооогооо....»


Непередаваемое ощущение. А еще встретили в степи Сашу Пожарного на Трансальпе — он почему-то оторвался от основной группы и тоже поехал здесь. А потом мы все вместе заблудились. Судя по навигатору, нужная дорога где-то совсем рядом, но мы никак не могли на нее выйти, то отдаляясь, то приближаясь. Тем временем стала появляться вода, броды, потом грунт стал скользить — выступила вечерняя роса. Стало темнеть. Похолодало. Сильно упал Андрей, повредив ногу. Тихонько пробираемся куда-то вперед, вглядываемся в возникающие и исчезающие огни. Монгольская степь живет, ночью нам встретилось много машин, мотоциклов, пешеходов. Всех спрашиваем про Арвайхээр, нам показывают в одну сторону. Другие — в противоположную. Так туда или туда? «Туда», - показывает монгол. А если «туда»? - спрашиваем мы, показывая в другую сторону. «Туда», - соглашается монгол. Так и не поняв, все же куда, выбившись из сил и решив, что лучше выехать по свету, чем петлять в темноте, думаем о ночлеге в степи. Одни монголы позвали нас к себе в юрту, но мы поняли, что это еще через 5 км и в сторону от нашего направления. Преодолев в темноте еще один бродик со скользким дном, решаем ночевать прямо где-нибудь здесь и отказываемся от гостеприимства. Только вот вещи-то опять в Газели! Итог — на пятерых двухместная палатка...

При свете солнца нужная дорога нашлась сразу же.


По сути, мы остановились за развилкой — нам надо было от брода направо, а мы свернули налево и встали на ночлег. Хорошо, что не уехали дальше. И хорошо, что не поехали ночью — по началу дорога оказалась сложнее — больше воды, уклонов - поворотов — еще ночью мы обратили внимание, что в ту сторону огни машин движутся намного медленнее. В итоге мы вышли на ту самую асфальтовую дорогу, с которой свернули, сделав приличный крюк по грунту. А там и до города мечты рукой подать.

Арвайхээр оказался очень приятным молодым городком — постройки все свежие, улицы ухоженные и ровные, все аккуратно. Наши ночевали в гостинице и по инициативе Юры отмечали день незалежности Украины — раньше он отказывался доставать горилку с салом. Мы пропустили, но в целом не опоздали — команда как раз только начинала праздник замены резины. Все как один ставят Кару, а у меня новая К60 поставлена еще в Улан-Удэ. Хотя доверия к этой резине уже не было, но деваться некуда. Глядя, как народ избавляется от универсальной резины и вспоминая, как было скользко прошлой ночью, поругала себя, что не взяла для Монголии что-нибудь позлее. Забегая вперед, скажу, что если обойтись без дождей, для дорог Монголии, оказавшихся в основном чем-то типа грейдера, вполне подходит универсальная резина. К-60 за 2000 км развалиться не успела, а шашки ей отрывало и ломало не больше, чем Кару.

Выехали где-то в обед снова все вместе. Теперь наконец-то асфальта уже точно больше не будет, а еще дожди закончились! Начались бескрайние монгольские просторы, пока — по зеленой степи, которую то здесь то там разрезают скалы. Направление петляет, то поднимаясь в гору, то спускаясь с нее, и предоставлена огромная свобода выбора — можно ехать по любой из дорог, их хватит на всех!




Встречаются только стада, юрты, люди пешком, на лошадях, в машинах и, конечно, на мотоциклах.

Монгольские мотоциклисты — это просто чума! Сейчас и в Монголии почти уже не встретишь Ижей или Уралов — все пересели на китайские 125-кубовые мотоциклы. И ездят на них обычно втроем, а то и большей компанией, при этом перевозят детей, животных, огромные мешки, один раз нам навстречу попался мотоциклист, перевозивший дверь! Об экипировке они тоже не слышали, поэтому ездят кто в чем, но обычно в национальных монгольских халатах и шляпах. Причем ездят виртуозно. Например, пока мы стояли у одного из бродов и обдумывали траекторию, по которой его проехать, местный мотоциклист преодолел его, даже не забрызгав ботинки. Или один раз, заблудившись, мы попали в пески. Пока мы выползали оттуда, мимо пронесся мотоцикл с двумя-тремя пассажирами. Еще они очень отзывчивые. Когда у Юры спустило колесо и он стал его разбортовывать, остановились несколько монголов и наперебой стали предлагать помощь, буквально вырывая из его рук монтажки.


В тот день ночевали в юртах. Потом долетели до Баянхонгора — на подъезде к городу был кусок асфальта, за проезд по которому взяли плату. Вообще в Монголии дорогу пытаются асфальтировать, иногда попадаются участки неспешного строительства. На подъездах к городам почти везде асфальт, а на самом въезде — шлагбаум. «Асфальт дорогой», - объясняют они.

Съев по тазику буз в Баянхонгоре,


двинули дальше, - в этот день нас ожидали адские приключения. Сначала воссоединился весь нас колхоз, даже те, кто не хотел ждать и ранее небольшой группкой отделился вперед. Даже Газель была с нами. Но воссоединение это было недолгим, но ведь и колхоз — дело добровольное. Пока кто-то что-то докручивал на мотике или натягивал курточку и прочее, тем, кто давно готов, было жарко, ну мы и рванули вперед, вроде надо «туда», а остальные догонят. Едем мы едем, просто летим, дорожка очень приятная пошла, но потом неожиданно кончилась, превратившись в песочницу. Стали искать нужное направление, разделились, я поехала за Серегой на КТМе с компанией, они рванули напрямую по песку (довольно твердому), с трансальповской подвеской поспевать за ними было сложно. И началась гонка на краю пустыни Гоби. На дороге стало больше песка, крупные крошки камня приятно шипели под колесами. Ландшафт стал более пустынным, песок перемежался камнями и редкой растительностью.

В итоге мы все же вышли к линии электропередач — в принципе, этого ориентира достаточно, чтобы не сбиваться с пути. Но почему-то в этот день держаться его было трудно. Бывает даже, что и едешь по дороге, вроде бы идущей под ЛЭП, но постепенно она начинает уходить в сторону и незаметно оказываешься уже непонятно где, да и навигатор не всегда сразу понимает, что произошло.



Долго ли, коротко ли, а дошли мы до небольшого городка, где была заправка. Связи не было, решили дождаться остальных, ведь следов мотоциклов у колонки не обнаружили, а других заправок здесь нет. Заглянули пока в местный магазин за водичкой и мороженым. Обычный такой магазин, на полу перед прилавком лежат кишки и шкуры от не так давно освежеванного барана! Прождав с час, двинули дальше (первая группа, как потом выяснилось, вовсю крутила ручку уже далеко впереди и не думала нас ждать). Мы же сделали еще привал на берегу встретившейся речки, а после него … опять свернули не туда! Снова потеряли Газель — впрочем, она продолжала ехать вдоль столбов и шла на этот раз точно к цели — городу Бууцагаан. Мы же от нее отдалялись. А взятый гоночный темп вытягивал последние силы. Приближался вечер. Тут Паша не выдержал и сказал, что разворачивается и возвращается на дорогу. Я решила поехать с ним — в темпе Африки ехать мне проще, чем гнать за КТМом. Серега на КТМ и Геннадий на БМВ же решили ехать вперед в надежде, сделав круг, тоже оказаться на нужной дороге.

Мы с Пашей и Викой поехали к столбам. Вроде они уже рядом. Навигатор нашел нужную точку и сообщил, что до нее осталось около 30 км, но выйти на нужную дорогу мы все никак не могли. В какую сторону не начинали ехать, по навигатору расстояние начинало увеличиваться. Поехали срезать к столбам по пустыне — резко добавилось песка. В сумерках я в одном месте не успела обрулить колючку, налетела на нее и положила мотоцикл себе на ногу. К счастью, обошлось. Выбрались из песка и поехали в объезд, не срезая. Темнота наступала. В конце концов мы вышли на нужную дорогу и расстояние по навигатору начало сокращаться! Теперь только не сворачивать с него. Мысли о ночлеге в пустыне мы старались не допускать. Поэтому и я, и Паша с Викой собрали последние силы. Спустилась ночь — какая она темная! Если выключить свет полностью, не видно ничего! И только звездное небо. Потрясающе! Так и ехали мы медленно-медленно, пугая зайцев, то и дело перебегавших нам дорогу, выскакивавших из темноты и нырявших в нее обратно. Наши все уже были в гостинице на въезде в поселок и зажгли фары нам для ориентира — это вселяло уверенность, оставалось совсем немного. На финише нас буквально сняли с мотоциклов. Посмотрев на одометр, мы сначала не поверили - со всеми нашими петляниями за этот день мы накрутили 350 км против 200 км у тех, кто не потерялся и пропустил такое увлекательное путешествие. Водки!

Из Бууцагаана мы быстро уехать не смогли. Пока часть народа рванула вперед, алкокружок в компании с Газелью и Сашей на Трасальпе сбился с пути уже на самом выезде из поселка. Появилась нездоровая суета, стали куда-то возвращаться, разворачиваться, искать... А дорога там требует постоянного внимания — много сыпучки. Начали сказываться и последствия того, что со вчерашними блужданиями мы толком не отдохнули. Паша упал, причем на минимальной скорости. Но в этом полете Вика повредила ногу. Как так получилось, непонятно. Но у Вики начались жуткие боли, пришлось вколоть обезболивающее. Ее посадили в Газель, вернулся отец Дмитрий и мы вновь в Бууцагаане. В больнице. Впрочем, рентгена там нет. Вику долго смотрели, в итоге сказали, что перелома нет, наложили лангетку и отпустили. Найти общий язык с врачами помог подъехавший на мотоцикле местный житель, представившийся Сергеем. В больнице работает его жена, и он ей и объяснил, что нам нужно. Воспользовавшись случаем, я решила попросить справку и себе, ведь вовремя прийти из отпуска на работу, похоже, не успею. В качестве аргумента я предъявила врачам огромный синяк, украсивший мою ногу после вчерашнего падения. С помощью Сергея, неплохо владеющего русским, я сказала, что мне нужна такая справка, в которой дата выписки была бы ну, например, 1 сентября. Вожделенный документ с печатью, написанный от руки на монгольском языке, я получила. Единственное, что удалось разобрать в тексте, это последнее слово «болно» - что оно обозначает на самом деле, неизвестно, но очень символично!

Потом много общались с Сергеем — у него в Бууцагаане свой магазин, кафе, где мы перекусили. Сергей угостил нас монгольским сыром — твердым, как камень. Пригласил к себе в юрту. Его дочь заканчивает школу и учит русский язык — хочет продолжать обучение в России. Вечером же Сергей пришел к нам в гостиницу и разговор был продолжен уже под алкоголь. Под его воздействием Сергей все больше стал переходить на монгольский язык. Но понимали друг друга уже без слов. Сергей с Андреем обменялись телефонами и даже несколько раз созванивались потом.

После целого дня отдыха дорога показалась намного проще.





И мы, не спеша, часто останавливаясь, чтобы дождаться Газель (теряться теперь ей никак нельзя, в ней едет Вика), добрались до города Алтай.


Там в больнице рентген есть — нога у Вики все-таки сломана, наложили гипс.

Отправились снова в гостиницу, ибо город. Ушедшая вперед группа оставила там нам передачку в виде бутылки с кумысом, но в гостинице нас «не поняли» и не отдали, или мы гостиницей ошиблись. Из окон открывался величественый вид на дацан!


В кранах была вода и у некоторых даже работали нагреватели! В фойе гостиницы одиноко стояла стиральная машина, и некоторые мемберы сильно возбудились, пожелав привести в порядок одежду. Однако, воспользоваться техническим чудом не удалось — администратор продолжала нас не понимать, но мы-то поняли, что она хотела сказать «если сможете включить, пользуйтесь». Впрочем, рядом не было ни воды, ни розеток, и мы забили. Каково же было наше удивление, когда утром услышали странное жужжание — машинка чудом оказалась на втором этаже и работала, а из персонала гостиницы были лишь две хрупкие девушки...

Понаблюдали за жизнью в городе и снова в пустыню!



Следующий день незаметно пролетел до города Дарви. Пейзажи стали меняться, и теперь нас окружали не только песок и камни, но и горы вдали!







Места пошли более безлюдные, даже за топливом пришлось разок сворачивать в некое поселение и наслаждаться бензоколонками с ручным приводом!


Выяснили, что мы еще не самые раздолбаи, путешествующие по Монголии. А вот ребята из Монгол-Ралли — вот они да! Мы встретили небольшую колонну веселых разрисованных древних машин, на которых весело ехали иностранцы. Авто периодически отказывались ехать и их тут же, посреди пустыни, чинили подручными методами, тем временем остальные развлекались рисованием на машинах! Еще они нам подарили замечательных плюшевых мишек!




Потом посреди бескрайних просторов, на подъезде к Дарви встретили одинокий дорожный знак, зато какой!!!


В самом городке, кажется, нашли то, о чем предупреждал знак — лающие свиньи! Они мило спали валетиком в пыли, но когда я захотела их погладить, повели себя как настоящие суки собаки!





И снова Гоби и ветер крутит смерчи.




Кажется, я поняла, что такое мираж. Двигаясь по пустыне, я видела впереди воду. Как будто большое озеро, я четко вижу, как пустынная серость переходит в синеву воды. Но никак не могу приблизиться к ней, она остается все на том же отдалении.

Затем был небольшой брод — Лукаш, как сообщила первая группа, утопил с нем свою Тенеру, налетев на камень в воде. Мы преодолели брод без происшествий, предварительно попросив монгольского мальчика погулять по нему.


А после брода влетели в пески. Впрочем, песок был уже другой — еще более крупный, а потому то, что выглядит как пухляк, оказалось довольно твердым, но все же песком. Дорог оказалось тоже бесчисленное множество, и мы все ехали по разным и не пылили друг другу. В какой-то момент я всех потеряла в зеркалах и, подумав, что отстала, открутила газу побольше. И в результате ... догнала отца Дмитрия! Остальных участников мы ждали еще довольно долго. За это время остановилась обычная легковая машина, в которой ехало, кажется, четверо взрослых монголов и еще несколько детей. Они вышли, достали арбуз, стали его есть и нас угостили. Пообщавшись, а общение больше сводилось к улыбкам, жестам и слову «баярлаа» - «спасибо», они уехали.


А мы все не могли дождаться Андрея. В итоге он появился — злой и измотанный, весь в пыли, - он оказался один, заблудился, где-то сильно упал. Но слава богу, все в порядке.





На подъезде к Ховду есть большое озеро. Мы хотели остановиться на нем, но ушедшая вперед группа выяснила у местных, что озеро якобы «мертвое» - соленое, заболоченное, труднодоступное, в общем, делать там нечего, а ловить (среди нас были рыбаки) — тем более. Как мы потом узнали, местные берегут свои хорошие места от иноземцев, а потому и посылают всех. Вот и нас в итоге направили в другое место, на речку Ховд.



Место тоже живописное, но рядом с дорогой и в низине реки — потому она мутная, даже на чай не подойдет. Но перед купанием устоять было невозможно!


Впрочем, и рыба там была — Серега, встав спозаранку, наловил хариуса на уху.


Отец Дмитрий и коллективный разум колхоза не медля сочинили поэму об этом! Позволю себе процитировать ее и здесь:

На берегу журчащих вод
Серега раньше всех проснулся
Унять не в силах страшный зов,
На ловлю рыбы ломанулся.

Таймень и хариус взахлеб,
Борясь за право быть уловлен,
Толпой кидались на крючок,
Чтоб лагерь был уже накормлен.

Гостеприимство местных рыб
Глубин не знает и предела.
Сие использовав умело,
Серега сделал нам обед.

Но с ухой заминочка вышла - в бездонной Газели, где были даже газовая плита и баллоны с газом, потерялся специально припасенный к случаю картофель. В поисках корнеплода не поленились перетряхнуть всю Газель — картошка как сквозь землю провалилась. Саша Швондер взял у другого Саши Трансальп и отправился искать магазин. Мы его не дождались — уже родились разные версии, вплоть до той, что Саша приедет на мотоцикле вместе с монгольской женщиной, ребенком, дверью и чем-нибудь еще. В итоге хариус был зажарен к тому времени, как вернулся Швондер, по-монгольски загрузивший добытую картошку себе за пазуху — жаль, не халата.
Проведать нас неоднократно приезжали местные мотоциклисты — и днем, и ночью. С интересом смотрели на нас, одни уезжали, другие вступали в международный контакт. А третьи даже согласились привезти нам питьевой воды в бутылках опять же из мифического магазина — он где-то был.


Тем временем с хариусом хорошо пошел «Первый канал», «Чингиз» и что еще там у нас было.




Особенно налягал Паша Седой — честь Аль-Кашовского мундира он не попрал ни разу!

Кусок земли монгольской временно колонизировали два братских народа. Андрей водрузил на свой БМВ российский стяг, Юра Хохол же установил рядом украино-монгольский флаг собственного производства.


Отец Дмитрий радовал всех добрым старым и не очень роком, транслируемым по навигатору. Колорит дополняли лежащие тут и там черепки и косточки, рожки и копыта различных животных.


Так мы провели последний день лета.


Ночью же разожгли костер, у которого просидели, общаясь, пока не кончились колючки, которые мы и жгли. Полтора суток пролетели как миг.

<< обратно на 1 часть | читать дальше >>


Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: Ночь63 (09.04.2012)
Просмотров: 2050
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]