Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Три Края Земли или Чудеса Заполярья-3 (часть первая)
 Фотографии к статье лежат здесь: http://foto.mail.ru/mail/nd-anton/1/
 
 День первый.

 Первый день путешествия всегда проходит по знакомым дорогам, поэтому и писать-то о нём, как правило, нечего. Но вот он завершился, притом вполне успешно. Я очень стремился отдалиться от Москвы как можно быстрее, и поэтому валил изо всех сил. В итоге сегодняшним днем пройдено около 650 км, и на ночевку я встал уже в Ленинградской области, не доезжая всего нескольких километров до города Кириши. Место очень неудачное, практически рядом с дорогой, около каких-то огородов, но ничего лучшего подыскать не удалось. Положение осложняет то, что тут весь день шел дождь, и грунтовки зверски раскисли. А питерская грязь, доложу вам, липкость имеет несказанную; пока искал место, весь мотоцикл превратился просто в кусок говна какой-то... Поначалу попытался найти местечко возле речки Тигода, но там как-то уж очень много народу было везде, и я так и не смог выбрать себе подходящего уголка. Только воды там набрал.
 Сегодня днем, пока я самоотверженно валил сквозь дождь и просторы, произошла совершенно неожиданная встреча. Повстречал я на дороге, кого бы вы думали? Игоря Синуса из Владивостока! Ни за что не ожидал увидеть его в наших краях. Остановились, пообщались... Он едет на мотоцикле из Владика в Питер, к своей матушке на юбилей. Я тоже считаю, что это вполне достойный повод для того, чтобы на мотоцикле ломануть из Владика в Питер, притом ещё и непрямой дорогой. Такие вот дела!
 А здесь уже белые ночи. Солнце хоть и заходит за горзонт, но совсем темно не становится, фонариком пользоваться нет нужды. Завтра, если все будет хорошо, надеюсь приблизиться к Полярному Кругу.

 

  День второй

 ...Ночью я несколько раз просыпался от того, что по палатке начинал настукивать дождь. Но каждый раз, постукав, прекращался. Утро было пасмурным и сырым. На просеке, где я ночевал, обнаружил знак, на который вечером не обратил внимания: "Осторожно, нефтепродуктопровод". Слово-то какое интересное... Короче говоря, я вечером и утром жег костер прямо на трубе с живым бензином! Но вроде как обошлось.
 К моменту моего выезда погода прояснилась, выглянуло солнышко, и дождик совсем перестал. Вот так всегда и бывает: обязательно в первый день путешествия случится дождь или иное грязное дело. И испортит внешний вид мотоцикла. И даже если потом все дни будет сиять солнце, все равно выглядеть он будет вполне так себе по-походному. Мыть-то его в путешествии нельзя!
 Выехал я за Кириши, и обнаружил, что между Киришами и Волховом полно отличных мест для ночевки. Дорога идет вдоль берега реки Волхов, и можно съехать и встать у воды. Вместо того, чтобы вчера пачкать мотоцикл, рассекая по пампасам возле речки Тигоды (а убил я на этот процесс не меньше часа), надо было проехать еще километров 20-30, и там без проблем встать. Теперь буду знать.
 Вдоль дороги растет огромное количество борщевика, "цветной капусты на деревьях". В 2001 году мы с Кусмарцевым один такой срубили топором, чтобы с ним сфотографироваться. Да он еще тогда и срубился не с одного удара. Тоже мне - травка.
 У Новой Ладоги выскочил на трассу М-18, отсюда до Мурманска дорога прямая.

 Почти весь день прошёл под знаком убегания от грозы. Погода-то в целом стояла солнечная, но периодически на горизонте вдруг возникали тучки черно-сиреневого цвета, и начиналось паническое бегство. Вроде глядишь вперёд, а там ясно и светло, но посмотришь в зеркала - сзади молнии сверкают! Стоит остановиться, первые капли дождя тут же начинают капать на голову. Так и убегали мы с Кугуаром от непогоды; в основном успешно, но пару раз нас всё же накрыло ливнем, да неслабым таким! Но продолжалось это недолго, так что я с успехом применял эксперимент под названием "Дождевик - в шею!"
 Въехав в Карелию, недалеко от города Олонец навстречу мне попался спортбайк, который со скоростью около 200 км/ч аки молния валил по трассе. Увидев меня, развернулся и догнал. Остановились, поговорили. Это был Анатолий, местный, живёт в Олонце. Жалуется: в их городке он один такой, даже пообщаться не с кем. Оставил телефон: ежели что, сказал, звони непременно.
 Кстати, от Олонца и практически до Петрозаводска (точнее до деревни с названием Матросы) на трассе нет заправок. Получается около 140 км. Это надо знать и учитывать, чтобы не обсохнуть на трассе.
 Пока я обедал, съехав в лес у обочины, видел ещё группу мотоциклистов, штук пять больших эндуро, ехали в сторону Питера. Путешественники...

 Ночевать встал за рекой Нива. Если ехать со стороны Петрозаводска, то сразу за рекой есть поворот направо. Там можно найти неплохое место у воды; но все они были в тот момент заняты, и поэтому я присмотрел там же в лесу местечко на старой заброшенной дороге. Удобное место. N62°39,115; E33°53,155.
 Вечером шёл дождик, и казалось, что погода испортилась навсегда... Но пока я разбирал снаряжение, ставил палатку и разжигал костёр, дождик ненавязчиво кончился. Надеюсь, с утра тоже как-нибудь обойдётся без него. Но комаров здесь просто сатанинское количество! Я-то человек привычный, чай не первый раз в Карелии: намазался мазюкой, костёр разжёг повышенной дымности... И то они меня достали. Лёжа в палатке (где их нет), слушаю монотонный и свирепый вой снаружи, звучащий непрестанно.

 

  День третий.

 Утром, по сложившейся приятной традиции, дождя не было. Я позавтракал, собрался, и двинул дальше.
 Приближаясь к Медвежьегорску, вдоль дороги стали появляться немыслимые красоты. Дивные скалы, роскошные озера, невероятные виды. Я несколько раз останавливался и фотографировал красоту. В Медвежьегорске заправился. После Медвежьегорска природа резко меняется. Начинается Северная Карелия, и реальные чудеса становятся все ближе. Недалеко от станции Ванзозеро у дороги я заметил большую братскую могилу. Съехал, посмотрел. Похоронены солдаты, погибшие в 42 году в боях за эту самую станцию Ванзозеро. Все они найдены поисковиками уже после войны... В лесу - окопы, ржавая колючая проволока.
 За Сегежей вдруг резко похолодало, пошел мелкий дождь. Не знаю, какая температура воздуха была, но временами шёл пар от дыхания. Вскоре я достиг речки Онигма. Место это мы облюбовали еще в прошлые поездки в Заполярье, красивое и очень удобное место для ночлега или обеда, мы назвали его "Энигма". Как ориентир - вначале пересекаешь реку Гирю-Ламбина - название такое, что не обратить на него внимание невозможно. И менее чем через километр - вот она, Энигма. За рекой съезд направо, и далее по грунтовке следует держаться левее. Стояночка на берегу очень красивого озера. N63°55.562' E34°02.381' Здесь я сегодня умылся с мылом, впервые за все три дня путешествия...
 Дорога в Северной Карелии довольно скверная. Неровная, выбоина на выбоине. В Пушном я заправился. Замечу, что там надо всегда заправляться обязательно, потому что далее заправка будет только в Кеми, а потом лишь в Лоухах. Это почти 200 км. Причем, в Лоухах цена бензина уже вполне заполярная, 20.10 рублей за литр 92-го. Правда, и качество бензина тоже вполне заполярное. Ихний 92-й похож на наш хороший 95-й.
 Ночевать остановился тоже в специально примеченном месте, на котором мы не раз останавливались ранее. Красивое место на берегу озера (если не ошибаюсь, оно называется Лижмозеро), в 2 км после поворота на Чупу. Съезд с дороги направо. N66°18.131' E32°47.053'
 Дождик к вечеру вроде бы прекратился, но местность вокруг очень сырая, то есть плохая погода здесь стоит уже не первый день.
 Завтра я надеюсь пересечь Полярный круг и достичь Мурманска.

 
 
  День четвёртый.

 Сложно описывать события прошедшего дня, когда утром встал с бодунища... Доехал-таки я вчера до Мурманска. Однако, по поряду.
 Проснулся утром, дождик идет мелкий, пока собирался - уже почти 11 утра. Так под непрекращающимся дождем и выехал на трассу. Хорошо, что дождик такой полярный, вроде он и есть, а в то же время не очень промокаешь. Впрочем, из-за непрекращающихся дождей у Кугуара стряслась проблема: вода через воздушный фильтр протекла понемногу в карбюрацию, и мотор стал работать неустойчиво. Пришлось снимать поплавковые камеры, продувать, вроде заработало. Из пластиковой бутылки вырезал и примостил на воздухан такой специальный "дождевой девайс". Некрасиво, но помогло.
 Около поворота на деревню Полярный круг асфальт закончился. Весьма разбитая щебенка продолжается 10 км. Далее асфальт возобновляется, но по качеству от этой щебенки отличается мало. Так и въехал я в Великое и Ужасное Заполярье! На какой-то придорожной кафешке висит термометр и показывает +7. Странно, я думал около +10, а оно оказывается еще холоднее...
 Переваливая через Хибины, я отснял серию снимков под названием "Хибины в непогоду". Очень красиво, облака ползут причудливо, и все такое... За Хибинами дождь не прекратился, как я очень надеялся, но температура упала до +5 градусов. Мне пришлось одеть все теплые вещи, которые у меня имелись. Да еще сверху дождевик.
 В Мурманске меня встретил Виктор Анучин. Поехали, быстро поставили мотоцикл в гараж Гены Насырова (который сам отсутствовал, поскольку месил грязь где-то в районе Ревды в компании каких-то шведов), и домой, бухать! Подтянулись Леха с Сашкой Кабешевым, смотрели много фоток про их недавние поездки, в том числе и на Рыбачий. Интересно катаются, и народу у них довольно много по эндурам прикалывается. Раньше-то всё больше на спортбайках ездили, что меня несказанно удивляло: ну где в Заполярье можно полноценно на спортбайке пульнуть? Так что их теперешнее повальное пересаживание на эндуро я воспринимаю как естественный и логичный процесс. Да ребята и сами очень довольны. Дальнейшее развитие вечера вспоминается все более смутно... Так, в общем-то, и завершился день, когда я приехал в Мурманск.

 

  День шестой.

 В общем, товарищи, нахожусь я сейчас на полуострове Немецкий (правильное его название звучит по-фински Ристиниеми), который и есть, собственно, Край Земли... Строго говоря, на сам Ристиниеми дороги нет никакой, что бы там не говорили. Туда можно приплыть только морем. Но бухточка, где я сейчас стою, находится в непосредственной близости, так что я воочию наблюдаю и сам Немецкий, и все что вокруг.
 Однако, по порядку.
 Утро вчерашнего дня началось совсем не утром, если считать по часам. А где-то около полудня. Едва разлепив с бодунища глаза, я решил без промедления ехать к пограничникам. Дело в том, что вчера знающие люди сказали мне, что пограничный режим нынче ужесточился, и моя ксива не поможет проехать ни в Лиинахамари, ни тем более дальше. Экспериментировать с пограничным режимом я не стал, а сразу поехал в Управление, на улицу Туристов. Там мне сказали, что приемный день по таким вопросам - среда, и чтобы я в среду и приходил. Но я без лишних понтов объяснил ситуацию, и начальник соответствующей службы согласился принять меня в неурочное время. Выслушав мои доводы, он нашел их понятными, и просто так, безо всяких проволочек, приказал выписать мне пропуск в Лиинахамари сроком на неделю. Вот так. Бывают на свете люди, готовые понять и пойти навстречу, ежели это в их силах и компетенции!
 И я, не мешкая более ни минуты, поехал в сторону Печенги. Меж тем дождик, который за прошедшие дни успел меня конкретно достать, все не прекращался. Двигаясь по Печенгской трассе я заметил, что облака висят ну прямо совсем низко. Но я знай накручивал ручку газа, вращая головой направо и налево, любуясь исключительными красотами и периодически останавливаясь, чтобы сделать снимок-другой. Ну да, не люблю я, подобно некоторым "гонщикам", мочить по трассе, имея одной лишь целью побыстрее доехать. У меня всегда найдется минутка времени, чтобы остановиться и сфотографировать понравившийся вид. А вдруг я больше ничего подобного никогда не увижу! И если через сто метров после этой остановки мне встретится еще один неповторимый пейзаж, то я снова остановлюсь, и буду опять фотографировать.
 Однако, это было отступление. А тем временем я, поднимаясь все выше по перевалу, наконец въехал в зону облаков. И всё, окружающее пространство исчезло! Видимость составляла от силы метров 80-100, едешь, как в молоке. Пейзажи перестали радовать глаз, ибо их стало не видно. И так я ехал почти до самой Печенги, а там дорога пошла вниз, и я всё-таки покинул облака. За Печенгой свернул на Лиинахамари. КПП, мичман внимательно проверил мой свежевыданный пропуск, и поднял шлагбаум. Все, путь открыт. Вперед, к краю земли!
 Перед самым поселком Лиинахамари есть любопытный памятник, проехать мимо которого категорически невозможно. У дороги, прямо на скале, висит огромный нос корабля, да на такой еще немалой высоте. Как он там держится и почему не падает, и как его туда вообще взгромоздили, остается загадкой. Но красиво и любопытно. Конечно, я остановился и сфотографировался.
 Лиинахамари оказался маленьким военным городком. Раньше, по видимости, в нем жило больше народу, но сейчас примерно половина домов брошена, разграблена, и стоит с пустыми проемами окон. В то же время остальные дома выглядят вполне прилично. На ближайшей сопке нарисован красками здоровенный портрет Ленина. Не думаю, что сделан он был недавно, но краски сохранили первозданную свежесть и смотрятся просто ураганно! Произведение наскального искусства, так сказать. Я проехал вдоль всего городка взад-вперед, но так и не сообразил, куда следует направиться дальше. Интуиция молчала. Тогда я решил спросить местных, благо было времени около 8 часов вечера, и на улицах периодически попадались прохожие. Увидев двух парней и девушку, я подъехал и задал вопрос: "Где тут у вас дорога на полуостров Немецкий?" Ребята не знали, но один из парней позвонил отцу, спросил. В это время в его телефоне села батарейка. Но он взял телефон у девушки, и все-таки выяснил ответ. И мне потом объяснил. Нормальные адекватные люди, чем смогли - помогли.
 Следуя выданным мне указаниям, нашёл я нужную дорогу, и повела она меня вверх, на сопки. Проехав километра два, я заметил невдалеке странный предмет на скале, похожий по форме то ли на танковую башню, то ли вообще непонятно на что. Осмотревшись, я увидел заросшую кустарником и почти уже непроходимую дорожку, ведущую в том направлении. Конечно, туда я и устремился. И увидел вот что. Заинтересовавший меня предмет оказался бетонным ДОТом, а неподалёку от него, на большой ровной площадке, находился огромный фундамент исполинской пушки. Внушительное инженерное сооружение правильной круглой формы и потрясающего качества изготовления. Бетон гладкий, как стекло, и прошедшие 60 лет совершенно ему не повредили. Фундамент находился в специальном котловане, который сейчас наполовину заполнился водой, так что полазить по нему непосредственно мне не удалось. Но со стороны всё осмотрел и сфотографировал.
 Раньше я читал об этом сооружении. Это было огромное орудие немецкой береговой артиллерии, покрывавшее своим огнём весь Печенгский залив. Таких орудий было три. Значит, где-то поблизости должны быть ещё два других. Но пока я решил осмотреть то, что уже нашёл. Недалеко от орудийного фундамента стоит разрушенное здание, похожее на казарму. Рядом с ним - вход в пещеру. Вооружившись фонариком, я полез её исследовать. Она оказалась внутри рукотворной, довольно большой, но совершенно пустой. Только остатки деревянного пола, и больше ничего.
 Проехав дальше по дороге, я нашёл и второй фундамент, оказавшийся затопленным полностью. Но под водой явственно угадываются его очертания. Ещё нашёл какие-то казематы, огневые точки, огонь которых почему-то был направлен в сторону, совершенно противоположную вероятному наступлению противника, то есть наших войск. Потом нашёл и третий фундамент.
 Выехав из укрепрайона, я устремился дальше в сторону Немецкого. Проехав несколько километров, я остановился, озадаченный, на берегу одного озера. Наверно, вода в нём с годами поднялась, потому что вряд ли так изначально было задумано; но сейчас участок дороги длиной метров 200 скрыт под водой. Да и дорогой его назвать трудно, потому что состоит он из больших неровных камней, на дорогу вовсе не похожих. Я надел бахилы, и стал вымерять брод. И обнаружил, что местами глубина его приближается к критической для Кугуара: прямо по воздушный фильтр. С полчаса я тщательно выбирал правильную траекторию преодоления препятствия. В итоге решился на штурм, и благополучно переехал засадный участок. Но это была не последняя опасность на пути...
 Двигаясь в тумане по сопкам, я приблизился к одному спуску, который имея крутизну градусов под 45, состоит из больших острых камней, к тому же осыпающихся. Сдуру я сразу поехал вниз, а когда понял, что этот спуск превышает возможности и меня, и моей машины, то было поздно. Мотоцикл местами скатывался со всеми тремя заблокированными колёсами, грозя перевернуться в любой момент. На один из камней я основательно присел глушителем, помяв его. Просто чудом я оттуда спустился и не перевернулся. КАК ТЕПЕРЬ НА ОБРАТНОМ ПУТИ Я БУДУ ПОДНИМАТЬСЯ ТУДА, ПОКА НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ!!! Ходом такой подъём не возьмёшь, а учитывая его крутизну, по-другому вряд ли возможно. Остаётся уповать только на помощь Всевышнего. И на Закон Альпиниста, который гласит, что спуститься обычно бывает сложнее...
 Больше серьёзных опасностей на пути не было. Часы показывали около трёх ночи, когда я выехал на берег бухты, которая и являлась конечной точкой маршрута. Правда, последние сто метров дороги проходят по невероятно сыпучему песку, на котором видны следы машин, с трудом его преодолевших. Но я поступил мудро: в самом узком месте я ходом перемахнул через сыпучий участок в сторону отлива. И уже по отливу проехал, как по асфальту, до нужной точки. Всё. Дальше дороги нет ни в каком виде. Уютнейшее место, спрятанное от непогоды в отрогах скал, журчащий ручеёк, высокая трава на ровной поляне. Райское место. Я сразу решил, что буду делать здесь днёвку. Поставил палатку, приготовил ужин, и долго бродил по берегу, не в силах побороть в себе чувство нереальности происходящего. Но около пяти утра мой организм сказал "Всё, не могу больше". И я рухнул спать.
 Проснулся около полудня. И сразу обратил внимание на то, что засыпал-то я под шум прибоя, а проснувшись, как-то не слышу его. Вылез из палатки - отлив... Море ушло метров на двести, вот его и перестало быть слышно. Но главное было не в этом: солнце! На небе ни облачка, и светит ярчайшее, испепеляющее полярное солнце! Красотища вокруг такая, что у меня не хватает слов описать её. Позавтракав, я взял фотоаппарат и отправился по окрестностям. Отснял сотню, а может больше, уникальных кадров, аналогов которым просто не придумать. Полуостров Немецкий, который все так обсуждали, находится совсем рядом, и его пушки видны мне, как на ладони. Ничего особенного, обычные ржавые орудия не самого большого калибра. Между Немецким и мною - небольшая, но глубокая бухта с потрясающе прозрачной водой. В скалах кое-где вделаны стальные кольца для швартовки кораблей. Кто знает, может именно здесь скрывался от нашей авиации знаменитый "Тирпиц", прежде чем выйти на уничтожение конвоя PQ-17. Вполне возможно...
 Гуляя вдоль дороги и глядя под ноги, я вдруг нашёл... Ни за что не поверите: стилус для КПК или коммуникатора какого! Откуда он тут взялся-то? Причём видно, что лежит он тут давно, по нему несколько раз проехаться успели. Чудеса.
 И ещё, обратите внимание, что здесь, на краю земли, вполне устойчиво работает сотовая связь, в том числе и интернет. Конечно, не "полная шкала", а одно-два деления, но пользоваться связью можно. Опять чудеса.
 И последнее. Координаты этой точки, или как я её назвал, Бухты Отдыха, N69°42.220' E31°22.821'

 Н.Д.Антон.

P.S. На моём навигаторе, среди прочих датчиков есть такой: "время захода солнца". Полезный датчик, чтобы знать, когда вставать на ночёвку. Так вот, мне очень было интересно, а что же он будет показывать в Заполярье? А он показывает честно: "нет захода". Вот так.


  День восьмой.

 Восьмой день путешествия был очень длинным. Проснулся я, значит, на берегу своей Бухты Отдыха, и стал потихоньку собираться в обратную дорогу к Лиинахамари. Погода между тем начала портиться, натянуло тучки, и всякая мысль о том, чтобы остаться здесь ещё, покинула меня напрочь. И часов в двенадцать я, преодолев ходом участок сыпучего песка на отливе, вышел на дорогу.
 Через малое время я приблизился к тому адскому подъёму, о котором упоминал ранее. Строго говоря, крутизна его была не 45 градусов, как я поначалу со страху определил, а градусов 30, но и это, смею вас заверить, очень и очень немало, особенно учитывая ужасные булыжники, его устилающие. Закон альпиниста не сработал... Примерно первую четверть подъёма Кугуар взял ходом, отчаянно буксуя сцеплением и прыгая по камням, как бешеный горный козёл. Затем его заднее колесо выбило несколько камней, и мы размашисто и мощно засели. Я начал разгружаться. Сначала выложил самые тяжёлые вещи, вроде канистры с бензином. Затем, когда это не принесло успеха, вообще выгрузил всё. Машина зарывается всё глубже, а толку нет. Внезапно сверху, из-за скалы, вышел какой-то дядька со спиннингом в руках, который бодрой походкой направлялся ко мне. Странное дело, ведь до Лиинахамари около десяти километров, и судя по всему, он этот путь проделал пешком, по-другому быть никак не могло... Подойдя, поздоровался, и с ужасом в голосе произнёс: "Зачем же вы туда спустились? На этом подъёме ГТСки гусеницы рвут и днище пробивают!" От таких слов я совсем приуныл. "Чем я могу помочь?"- осведомился дядька. "Да вот, говорю, бугель на крыле, бампер на коляске, беритесь, давайте попробуем вдвоём". Попробовали. Совершенно бесполезно. Дядька с извинением в голосе сказал: "Там сегодня катер должен на залив прийти, к нему поедет машина, в ней будут люди. Если несколько человек возьмутся, наверняка что-нибудь получится." И разведя руками, покинул меня. Наверно, он слукавил: какая уж там машина, если ГТСки гусеницы рвут! Стало быть, надо действовать. Ни одна война, ни один бой не был выигран путём ожидания помощи союзников. Битву можно выиграть, только сражаясь! И я сражался. Ворочал камни, освобождая путь колесу, потом рывок - на метр продвинулись! И снова ворочать камни. Ещё рывок, не удержал на тормозах, скатились обратно. Опять всё сначала. В этот миг мне очень не хватало напарника, который мог бы вовремя подсунуть камень под колесо, и тем задержать сползание. Плотный запах сгоревшего сцепления пропитал, казалось, всё вокруг. Я видел, как горит обычная питерская резина И-40, с жирным белым дымом, совсем как на литровом спортбайке. Только там её отжигают на потеху публике, а здесь она умирала в бою. На форму глушителя я перестал обращать внимание, смирившись с его повреждениями; не главное это сейчас. Тем временем пошёл дождь, камни стали мокрые, что ещё больше осложнило задачу. Но мы с Кугуаром не сдавались.
 Наше восхождение длилось два часа. За это время было пройдено около 200 метров. И когда в последнем рывке мы оказались на вершине подъёма, я заглушил мотор, слез с мотоцикла, и с минуту просто стоял под дождём, глядя на него. Потом обнял его за бак, как обнимают шею коня, и... ничего не сказал. И он промолчал в ответ. Мы поняли друг друга без слов.
 Интересное психологическое наблюдение: в ходе подъёма отчаяния у меня не было. Хотя и уверенности в благополучном исходе не было тоже. Я просто знал, что нельзя стоять, нужно действовать. А там уж как получится. И в итоге всё получилось.
 Дальше поднять наверх весь груз вручную было делом техники. Обнаружил также, что в пылу борьбы я потерял телефон; но поискав внимательно, нашёл его. И ещё через полчаса, тяпнув стакан водки за победу, я вновь бороздил просторы.
 Дальнейший путь до Лиинахамари прошёл без осложнений. Не составило труда и преодолеть участок дороги по дну озера. Добравшись до асфальта, я быстро долетел до Печенги, там заправился, и потихоньку покатил в сторону Рыбачьего.
 В этот день я надеялся встретиться с друзьями. Дело в том, что почти одновременно со мной в Заполярье направились Иван ОСС, Таня Краснодарская и Лёха. И именно сегодня они были в Мурманске, где немного подремонтировались в гараже у Гены, и собирались двинуться на Рыбачий. Я решил встретить их где-нибудь у Пьяного ручья. Но судя по СМСкам, которыми мы с Таней обменивались, их выезд из Мурманска задерживался, и чтобы скоротать время, я решил съездить на Муста-Тунтури, "к фашистам", так сказать.
 Сказано - сделано. Я доехал до моста через Титовку, свернул на рыбаченскую дорогу, и знакомым путём доехал до Пьяного ручья. Остановился, чтобы исполнить традицию, ибо традиции не нами писаны... Не нам их и нарушать. Заметил, что "бухательное место" у ручья облагородили: поставили бочку для мусора, куда народ складывает пустые бутылки, вкопали столик, на котором можно стопки расставить. Я выпил стаканчик водки, и полез на перевал. Но что это? Понятие "полез" теперь стало для знаменитого перевала как-то даже некорректным! Дорогу выровняли, расширили, местами подсыпали щебёнкой, большие камни убрали. И стала там совершенно нормальная проезжая дорога! Догадываюсь, что этим занялись нефтяники, деятельность которых была заметна уже и в прошлом году. И там, где мы с Саней Кусмарцевым в 2001 году проскреблись с большим трудом, а год назад дорога была хороша лишь для УАЗиков, нынче можно совершенно свободно ездить на любых машинах! Легендарный перевал, знаменитый своей непроходимостью и опасностью, потерял былую славу!
 Но полностью проходить перевал я пока не собирался. А свернул в знакомом месте на старую немецкую дорогу, ведущую к хребту Муста-Тунтури. Между тем, дождик, так и не прекращавшийся весь день, продолжал себе идти. Низкая облачность беспросветно закрывала всё небо. И поднимаясь всё выше к хребту, настал момент, когда я въехал в облака. Белое безмолвие окутало меня со всех сторон, скрыв от взора красивейшие виды озёр и ущелий, простиравшиеся по сторонам. Вдруг на моём пути из тумана выплыл камень, на котором вертикально стояла 122-мм неразорвавшаяся мина, со взрывателем и в полной боевой готовности. Я знал, что примерно три недели назад этими дорогами колесила группа эндуристов, в том числе мой старинный друг Тубаев. Бьюсь об заклад, что мину на дороге поставил именно он! Это было бы в его стиле. Улыбнувшись привету от Николая, я объехал опасную железяку и поехал дальше.
 Надобно заметить, что на Муста-Тунтури я направился не просто так. Витька Анучин в Мурманске рассказал мне, что там существует целый немецкий город, построенный во время войны, и о котором я не знал во время нашей прошлогодней поездки туда. Вот в этот город я сейчас и собрался попасть.
 Доехав до развилки дорог, я свернул в рассказанном мне направлении. Узенькая дорога, выложенная из камня, уводит меня в ущелье между скал. И вскоре я действительно начинаю замечать по сторонам какие-то постройки. Их много. Здания, сложенные из камня, добытого здесь же на месте, имеют разные размеры и степень разрушенности. Одни лепятся к скалам, другие расположены в углублениях. Некоторые дома большие (видимо, это были солдатские казармы), другие поменьше (скорее всего, домики офицерского состава). Ко всем ведут аккуратные мощёные дорожки. Я остановился, и стал бродить вокруг, рассматривая необычное поселение. Густой туман не позволял мне оценить его масштаб. Но было видно, что оно очень обширное. Странно и страшно. Туман, разрушенный город, полное безлюдье и абсолютная тишина. Я почти физически ощущал присутствие здесь душ погибших солдат. Под ногами хрустят гильзы, осколки мин и снарядов, какие-то предметы обихода. Всё ржавое, вросшее в камни. Нереальное чувство потери во времени и пространстве. Внезапно из тумана, буквально в пяти метрах от меня, на дороге материализовался заяц. Сел столбиком, будто вопрошая: "Чего припёрся?" А потом так же внезапно скрылся обратно в туман. Наверно, это был немецко-фашистский оборотень.
 Сколько времени я там бродил, задавая себе вопрос, зачем Бог привёл меня сюда, я не знаю. Из состояния потерянности меня вывела СМСка от Тани, в которой она сообщала, что они выехали из Мурманска. Я сел на мотоцикл, и не спеша покатил обратно, в сторону Печенгской трассы.
 Долго ли, коротко ли, но я встретил ребят в кафешке в Титовке. Тёплая встреча, стакан чая промокшему и замёрзшему организму, и вот мы едем все вместе в сторону Рыбачьего. Снова перевал, снова меня восхищает качество облагороженной дороги... Даже знаменитый поворот "Не-забудь-повернуть" огорожен бордюром из щебня и более не представляет опасности. Поскольку времени на часах уже около четырёх утра, мы решаем искать место для ночёвки. Но не на перевале же его искать! Поэтому мы спешно едем в сторону Среднего, где у меня на примете есть несколько подходящих местечек. На Среднем дорога превращается в совсем уж какой-то автобан. Исключительно ровная укатанная щебёнка, которая в принципе позволяет ехать с любой скоростью. Мы торопимся, едем быстро, и вскоре достигаем одного из тех самых присмотренных мною в прошлые года мест. Это памятник на месте землянки, в которой в годы войны располагалась редакция самой северной фронтовой газеты "Североморец". Место знаменито тем, что здесь бывали и работали Кассиль, Лебедев-Кумач, Симонов, и много кто ещё из знаменитых писателей и журналистов. Именно здесь была написана известная песня "Прощайте, скалистые горы". Около памятника ровная площадка с сочной травой; здесь проходят разные патриотические слёты и тому подобные чтения. Стало быть, есть место, где можно с комфортом поставить палатку. Неподалёку протекает ручей Корабельный, откуда можно набрать воды. Мы наконец-то ставим палатки и сразу разжигаем костёр, чтобы просушить вымокшую за день одежду и снаряжение. Дождик вроде бы стихает, потом и вовсе прекращается. Таня готовит праздничный ужин из первого и второго блюд - невиданная в походе роскошь! И когда на часах уже девять утра, мы наконец-то разбредаемся по палаткам спать...
 Утром (которое наступило часа в два дня) мы обнаруживаем на улице подлинный подарок судьбы - солнце и тепло. И я снова решаю сделать днёвку, потому что Средний - это вообще очень красивое и приятное место, а тут ещё такая погода. Пытаюсь уговорить ребят последовать моему примеру и никуда не ехать сегодня, тем более, что пятница, 13. Но у них масса планов покататься по Рыбачьему, и много чего осмотреть. Я не стал очень уж сильно их отговаривать: пусть едут. Я во всех этих местах уже бывал, и сейчас приехал сюда не столько за тем, чтобы увидеть что-то новое, сколько для того, чтобы просто побыть здесь. А одному мне думается лучше... Поэтому они вскоре уезжают, а я остаюсь смотреть на бухту Озерко, жечь неторопливый костёр и предаваться размышлениям...
 Завтра я планирую всё же заехать на Рыбачий, хотя бы просто для того, чтобы поздороваться с Гранитным Линкором. А потом решить, куда направиться дальше.
 "Как получится - так и поедем".



Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: Ткачен (31.07.2007) | Автор: Антон Ткаченко E
Просмотров: 2743 | Комментарии: 2 | Теги: Заполярье, Рыбачий
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 2

2  
ну чтож почитаем самую интересную часть))) biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin

1  
...А вторая часть как раз самая интересная.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]