Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Слёт Мототуристов. Часть 2

А вот и пополнение, подъехали ребята»…

     Вадим – молодой товарищ небольшого роста, весёлый и восторженный. Недавно вернулся из армии и, подзаработав немного денег, отправился путешествовать на мотоцикле «Тула». Надо сказать, что мотоцикл «Тула» – чудное дитя отечественного мотопрома. Маленький мотоциклик на маленьких пузатеньких колёсиках, предназначен вроде бы для бездорожья. Довольно редкий аппарат. Вадика мы между собой прозвали Вжик, в честь героя диснеевского мультфильма  «Чип и Дейл спешат на помощь», потому, что он маленький, шустрый, всё время чем-то занят и всё успевает. Прекрасный товарищ в путешествии. И место для лагеря он выбрал прекрасное, на вдающемся в озеро лесистом мысе. Старое кострище, и кем-то сколочен и врыт в землю дощатый стол с двумя лавками. Сергей предполагал поставить лагерь чуть дальше, на следующем мысе, но Вадик приехал за день до нас, и уже успел обосноваться. Кроме того, на Вадиковом мысе есть дощатый стол, а на Серёгином нет, а стол, как не говори, объединяет вокруг себя коллектив.

    Ближе к вечеру подъехали ещё ребята из Москвы. Михаил с Людмилой на серьёзном эндуро «Honda Africa Tvin». Эндуро – это такой мотоцикл, предназначенный как для асфальтовых дорог, так и для бездорожья. И бывалый мотопутешественник Макс, ветеран «Каравана» – рейда по среднеазиатским пустыням, на «Оке» – засушенном джипе. Всякий мототурист в какой-то момент сознаёт, что лучший мототурист – это автотурист. Человек поднялся с четырёх ног на две, а некоторые люди опускаются с двух колёс на четыре. Парадокс эволюции. (Бородатая мотоциклистская шутка.) Михаил и Людмила хорошо экипированы. Защитные «черепашки», куртки, несмотря на жару. Это правильно – лучше вспотеть, чем   ободрать кожу и переломать кости при падении. Никто не собирается падать, но, тем не менее, падают практически все, довольно периодично, и обычно в самый неожиданный момент. Правда, если считать, что болезнь – это урок, который посылает нам судьба, то не всё ли равно разбиться на мотоцикле, или получить кирпич на голову? Конечно, шлем надо носить, но я говорю о том,  что как не берегись, а если надо, большое поучительное Бо-бо всегда найдёт способ в тебе поселиться. Например, я долго мучился зубной болью, пока мой товарищ Серёга Дантист, не  вырвал мои гнилушки, и не вставил мне замечательные железные зубики, которые вообще не болят, и прекрасно кусакают. Один из этих железных зубиков отлит в форме черепа, и уже на челюсти этого черепа выпилены маленькие зубки, образующие собой пилку, которой очень удобно разгрызать мясо. Я был весьма благодарен Дантисту, и думал, что теперь я навсегда избавлен от мучительной боли, которая появляется  и уходит по своему собственному усмотрению. Но не тут то было! Не прошло и полгода, как во мне поселился злобный радикулит, который терзает мою ногу по своему собственному усмотрению, то меньше, то сильнее, и вот уже больше двух месяцев я не могу от него избавиться. Есть, наверное, люди, которые не нуждаются в болезненных уроках,  но я, видимо, не из их числа.

    Под курткой у Михаила обнаружилась кобура с револьвером. Мы почтительно смотрели на Миху с револьвером, но оказалось что револьвер пневматический. Такие свободно продают лицам, достигшим 18 лет, по предъявлении паспорта. Пулька из такого пистолета может пробить навылет стеклянную бутылку от шампанского. А в одной газете писали, что один мальчик выбил глаз другому мальчику пулькой из пневматического ружья. На суде виноватый мальчик пояснил, что не намеревался нанести увечья пострадавшему мальчику, но лишь хотел сделать больно пострадавшему мальчику. Михаил пояснил нам, что пневматический пистолет нужен ему в целях самообороны, и поведал о неприятном инциденте, который произошёл с его друзьями. Макс и два других друга поехали на мотоциклах в Солнечногорск, отдохнуть на озеро Сенеж. Это от Москвы километров пятьдесят. Только лишь приехали они на тихий берег озера, как, откуда ни возьмись, появилась большая компания молодых людей. Молодые люди были настроены хулиганским образом. Компании таких молодых людей называют ещё: «местные гопники». Местные гопники, без видимых причин, принялись пинать ногами Макса и его друзей. Хорошо, что они не успели ещё снять защиту.  А Светлана рассказала, что когда она на поезде проезжала Солнечногорск, в окно вагона, разбив стекло, влетел увесистый камень. Проводница вагона комментировала этот инцидент, сказав, что в Солнечногорске часто бьют окна. Вообще путешествия на мотоцикле чреваты возможными конфликтами с местным населением. Вид мотоцикла привлекает внимание праздной публики, которая часто оказывается в нетрезвом состоянии. Задают типичные вопросы: «а сколько он бегает?», «а сколько лошадок?», «а сколько цилиндров?», «а у дяди Васи в сарае стоит военный Харлей!». В городке Борисоглебске под Ростовом Великим нам предложили купить мотоцикл «Мицубиси» – в точности как «Урал», только четыре цилиндра и «Мицубиси»! Лично мне никогда не приходилось слышать, что бы «Мицубиси» когда-либо занималась производством мотоциклов. Интересующих  вопросов бесчисленное количество, и, если ответ на докучливые вопросы окажется недостаточно или слишком учтивым, может возникнуть конфликт.  

    Перед ужином Сергей, Вадик, Светлана и я отправились прогуляться по побережью. Озеро имеет карстовое происхождение и соединяется подземными реками с другими соседними озёрами. Вода в озёрах то поднимается то куда-то уходит. Причём это не всегда связано с сезонными колебаниями водности. Сейчас период низкой воды, и вдоль всего берега обнажилась песчаная отмель шириной метров десять. Мы обошли заболоченный залив, заросший густой высокой осокой, пробравшись через лесной бурелом, и теперь идём по песку. Мы дети города и чувствуем себя здесь робинзонами, первопроходцами, затерянными среди лесов. По берегу попадаются старые кострища, оборудованные стоянки, но нас это не смущает. На песке видны следы автомобильных колёс. Кто-то видно катался на джипе. И всё же в песке можно найти хрупкие витые ракушки. Очень красивые. И цветные камушки. Какие-то глиняные черепки. Археологические находки, остатки культуры древней деревни? Светлана занималась керамикой, она говорит что, судя по технике исполнения – это древние черепки. В прошлом, и даже в позапрошлом веке так не работали. На берегу видим деревья, подгрызенные бобрами! Мы никогда не видели бобров, и не знаем, как они грызут, но мы смотрели передачи «В мире животных» с Дроздовым и «Клуб кинопутешественников» с Сенкевичем, и вот мы понимаем, что это деревья подгрызенные бобрами. И вот на песке мы видим трупик бобра. С большими жёлтыми зубами, и лысым хвостом. Уже почти совсем разложился, только вот эти зубы. Значит, здесь живут бобры!

   Мы идём по песчаному берегу озера. Идти трудно, ноги вязнут в песке. Да ещё у Светки новые ботинки трут ноги. Купили специально для походов новые туристические ботинки, и вот,  оказалось, что они натирают ноги. Из залива, куда мы идём, в направление дальнего мыса, проплыла надувная лодка с двумя гребцами. Береговая линия озера сильно изрезана. Всё заливы, мысы, косы, лагуны, полуострова, перешейки. Кое-где на берегу видны высокие холмы с крутыми склонами, густо поросшими лесом. Холмисто-западинный моренный рельеф. Когда-то здесь прошёл ледник. Сергей идёт довольно быстро. Он привык ходить по этим местам. Уже несколько лет он обследует окрестные заброшенные деревни и хутора. Хочет купить или построить себе дом вдали от цивилизации. «Мне осталось девять лет дослужить до пенсии, и тогда я хочу уехать в эти места с семьёй, и жить, радоваться природе в покое, вдали от суеты. У меня один знакомый из Питера здесь живёт. Врачи обещали ему максимум год жизни, а он купил здесь дом в деревушке, поселился, выздоровел, окреп. Здесь и денег на жизнь совсем немного надо – только крупы, да самое необходимое закупать, а остальное с огорода. Подсобное хозяйство. Сын у меня растёт, так лучше пусть он здесь вырастет, чем в городе, а школьную программу я ему преподам как-нибудь. Сейчас же можно школьную программу экстерном сдавать.».

   Светлана устала: «Мы гуляем, или куда-то торопимся? Я не успеваю за вами! Я возвращаюсь в лагерь.». Мы зашли уже довольно далеко, и скоро начнёт темнеть. Я со Светой возвращаюсь в лагерь, а Сергей хочет пройти ещё немного дальше и посмотреть, что там за мысом. Мы со Светой медленно движемся в сторону лагеря. Вадик гуляет по берегу. Он уже раздобыл перо большой птицы, и приспособил себе на бейсболку. Дитя природы. Все мы дети природы. Постояли минуту над трупом бобра. Подошли потрогать погрызенное дерево. Огромное дерево, толщиной в обхват, почти совсем подгрызено. Осталось не толще, чем нога человека. Вот-вот рухнет. Так-то. Бабочки летают. Мы поднялись на крутой высокий берег. Там, если пробраться немного через лес, выйдешь на дорогу, по которой мы приехали. Пойдём по дороге, а то по песку ходить мы уже устали. В лесу растут грибы! Подосиновики и лисички. Наберём немного на ужин! Вон он, грибочек, и вон,  и вон ещё! Вышли на дорогу, а по обочинам ягодки. «Одну ягодку беру, на другую смотрю, а третьею  примечаю!» А вот и Вадик нас догнал: «Сейчас Сергей нас догонит.» Подождали немного, вон он по дороге идёт! Одет в камуфляжный армейский костюм, а в руках несёт какой-то пакет.

    В пакете оказалась рыба.

   «Ты где так быстро наловил целый пакет?»

   «Тихо, ребята. Мы ничего не видели и ничего не знаем! Я срезал браконьерские сети. Там браконьеры сети поставили варварским способом – перегородили маленький заливчик, куда два ручья впадают. Рыба туда кормится приходит, а деться ей некуда! Я рыбу, что живая была, выпустил, а сети ножом порезал на мелкие куски, и вот взял немного нам на ужин.»

   И рыба то не ахти какая – всё плотва да подлещики.

   «Зря ты это, Серёга. Не надо чужое брать. Не наше это!»

   «Но нельзя так сети ставить, я точно знаю! Так они тут всю рыбу выведут! Сети надо было срезать, так не пропадать же добру!»

   «А может им кушать нечего? Может они этой рыбой только тут и живут? За свои сети они, пожалуй, и убить могут. А так мы сами уподобимся браконьерам, да ещё и ворам. Рыбу эту обратно в озеро отпустить надо. Если и не выживет, так свои же рыбы и съедят. Так сказать пополнится кормовая база. А нам  и так еды хватит. Ты представь: пожалуют к нам вечером браконьеры в гости, а мы их рыбу чистим? А если у них ружьё? А если они пьяные, кто их знает? Тут советской власти то нет! Страшно.»

    Решили отпустить рыбу от греха подальше. Не охота воевать с ветряными мельницами и в чужой монастырь со своим уставом не охота. Нет уверенности в собственной правоте. Конечно, браконьеры это вроде бы плохо, ну а с другой стороны, кто все эти правила придумал? Может ещё более крупные, более страшные браконьеры, чтобы не упустить свой улов? Да и как повернётся язык осудить человека, что он кормится от природы? 

    «Надо предупредить ребят, чтобы были готовы в случае чего.»

    Вечером возле нашего лагеря плавала лодка. Три человека в лодке. Мы смотрели на них из-за прибрежных кустов. Не проявляли беспокойства.  К берегу они не пристали. Мы долго сидели у костра. Нас восемь человек, пять палаток – целый лагерь. А вдруг у них ружьё и водка? То-то. Пошли спать, но я припрятал возле палатки крепкий сосновый кол, а в изголовье положил маленький туристский топорик с резиновой ручкой. Мало ли…

    Глубокой ночью нас разбудил рёв моторов и отборная ругань. Выскакиваю из палатки, хватаю кол и бегу на ругань.

    «Какой гад загнал асфальтовых людей в такие дебри! Проклятая глухомань!»

     Это наши друзья – Юрка и Володька из Новгорода! Как они ухитрились добраться сюда ночью? Тут и днём то чёрт ногу сломит! Бывалые мотопутешественники! Они привезли с собой водку.

    «Ну, за встречу!»

   Мы выпили водки. Собственно сказать встречать народ никто особо не вышел – убедились, что свои, и расползлись по палаткам. А я остался посидеть с ребятами. Выпили ещё водки. Юрка – гроза Новгородских дорог. Он работает таксистом и летает по городу на «Волге» как на мотоцикле. А когда из соседних машин возмущённо орут и машут кулаками возмущённые автомобилисты, он высовывает в окно свою наглую щербатую улыбку, и претензии как-то сами собой устраняются. У Юрки есть сестра по прозвищу Чума, которую он сам так и прозвал, т. к. есть за что. Она тоже летает на «Волге», но по Питеру, при этом так невелика ростом, что за рулём её практически не видно. Безбашенная семья. Юрка как-то раз ездил на Байкал на своём «Днепре» в одиночку  на какой-то слёт. А как-то раз я встретил Юрку в Малоярославце на слёте «МОТО» «Лицом к Земле». Туда Юрка приехал на своём служебном такси. Но тогда пообщаться с ним не удалось, так как он был мертвецки пьян. Он лежал на спине возле своего такси и не подавал признаков жизни. Я лишь только вложил свою визитку в его мужественную руку, и побрёл дальше в водовороте мотоциклистской вольницы. В этот раз Юрка приехал на   раздолбанном мотоцикле «Минск». И действительно – какие-то двести километров в один конец – не стоит выкатывать тяжёлую технику.

    Володя – человек по-своему уникальный. Несколько лет назад у него начало портиться зрение. Но не то, чтобы диоптрии подводить стали, но уменьшилась яркость восприятия, и теперь он видит мир в потёмках – тридцать процентов яркости мира. Несмотря на это Володя купил себе в Москве мотоцикл Хонду 400, перевёз её в Новгород в тамбуре поезда, и начал на ней кататься, а прошлым летом ездил на ней на море. Ездил один, потому, что ездит он очень медленно, так как видит очень плохо, и никто не хочет ехать с ним так медленно. Но он доехал до моря и благополучно вернулся назад. Лично я, со своим стопроцентным зрением предпочёл ехать на море поездом, потому, что так спокойнее. Удивительно, как он доехал до озера ночью, по дороге, где и днём шею сломать недолго.

      Водка скоро закончилась. Такое у неё свойство. Сколько водки не бери – всё равно два раза бегать. Ребята достали кулёчек ганджубаса, покурили, и отправились ставить палатку, ночевать, так как коротка летняя ночь на севере, и скоро уже светало.

      Утром вылезти из палатки, пройтись босиком по опавшей хвое, по шишкам и камням и окунуться в тихую, удивительно тёплую воду. Если взять подругу и заплыть за ближайший мыс, то там никто из лагеря не увидит и можно заняться любовью в этой тихой, прозрачной, удивительно тёплой воде. А единственное плавсредство – пустые пакеты-подушки от вина. Если взять трёхлитровую коробку вина и выпить её всю, до последней капельки, а потом разорвать картонную коробку, то внутри обнаружиться сморщенный, скукоженный серебристый пакет с наливным клапаном. Через этот самый клапан пакет можно надуть ртом, и он превратится в прекрасную надувную серебристую подушку, которую можно использовать в качестве плавсредства, когда барахтаешься в ласковой, удивительно тёплой воде.

     У Новгородского слёта мототуристов не было какой-либо определённой культурной программы. Поэтому всякий  занимался бездельничеством по своему собственному усмотрению. Сергей Кудряшов отправился по окрестным деревням присматривать домик своей мечты. Вадик с Андреем Кимом прохлаждались на побережье озера, и были прозваны за это ихтиандрами. Некоторые пассажиры занялись сбором дикорастущих грибов и ягод. Юрка оседлал свой «Минск» и помчался в ближайшее сельпо за водкой. Ближайшее сельпо оказалось в посёлке Хвойная, в восьмидесяти километрах от озера Городно. Для бешенного байкера это не показалось крюком. Среди дня в заливчик у нашего лагеря вошла лодка с браконьерами. Обитатели лагеря насторожились, но браконьеры спокойно и миролюбиво принялись перегораживать наш заливчик своими сетями. Мы вышли на берег, и принялись кричать браконьерам, что бы они не перегораживали наш заливчик своими сетями, потому, что мы сейчас будем купаться в заливчике, и можем запутаться в сетях. На что браконьеры спокойно и миролюбиво отвечали: «А вы пока раздевайтесь!». И действительно: расставив сети, браконьеры принялись плавать по заливчику и бить вёслами по воде, сгоняя рыбу, после чего сняли сети и отправились браконьерничать дальше. Вся процедура заняла не более пятнадцати минут. На этом эпизод с браконьерами был исчерпан. Противостояния не случилось. На  вечерней зорьке и мы принялись ловить рыбу, и действительно наловили в пять удочек с десяток костлявиков, маленьких и костлявых. Просто места надо знать!

    Так прошли последние выходные июля. В воскресенье народ частично разъехался, потому, что людям надо работать. Остались потупить ещё пару дней два экипажа – мой и Михин, да ещё свободный путешественник Вадик. Я бродил по окрестным лесам вдоль побережья озера, и наткнулся на обширную пустошь, поросшую цветущим вереском. Там попадалась и земляника. Вспомнились любимые стихи: «Лето в стране настало, вереск опять цветёт…». А чуть дальше роскошные песчаные пляжи, и вот близ этих пляжей стоят большие кемпинговые палатки, и большие представительные джипы с московскими номерами, и там, в этой чудесной глуши люди живут чуть не всё лето – по месяцу и больше. Молодцы. А на одном мысе обнаружился настоящий бревенчатый охотничий домик, большой и крепкий, и возле него плоскодонная лодка.

     Среди недели последние мототуристы покинули берега гостеприимного озера. Вадик отправился в Карелию, а мы с Михой в Москву. По дороге посетили Иверский монастырь и заночевали на Валдайском озере. Там национальный парк, и народу полно – мы с трудом нашли место для лагеря – всюду машины с отдыхающими. Зато нет никаких браконьеров. Мы попили вина из волшебных картонных коробок, и полюбовались на жирных не пуганых окуней, которые норовили покусать нас за ноги в удивительно чистой и прозрачной воде.

      Ближе к обеду отправились в Москву. Проезжали город Вышний Волочёк, на много километров растянутый вдоль трассы – то есть трасса проходит через город, и везде через дорогу бегают пешеходы и висят знаки ограничения скорости в 40 км.ч.. «Сволочёк» – так я называю это место, возможно несправедливо. Так вот в этом самом Сволочке происходил ещё и ремонт дороги, и потому на одном участке дороги машины пропускали только по одной полосе сначала в одну сторону, а потом в другую. И вот стоим мы в Сволочке, ждём своей очереди проехать зловредный участок, и тут видим, навстречу нам, в сторону Питера мчится мотоцикл. И вдруг, завидя нас остановился напротив, и бежит к нам пилот не снимая шлема. Что за дела?!  Подбежал к нам, шлем снял – батюшки! – да это же Олег Мальборо! Знаменитый мотоциклист из нашего родного Отрадного. Мы с ним в одном гараже стоим – у него крутой спортбайк, и он регулярно катается на нём по нашей улице на заднем колесе. А нынче он перегоняет товарищу в Питер мотоцикл-легенду – Yamaha V-Max. Такая вот встреча! В Москве то мы с ним редко встречаемся, хоть и стоим в одном гараже, а тут у чёрта на рогах, в Вышнем Волочке! Мир тесен. Эх!             

 

                                                                              Михаил Хоменюк.

                                                                                     Москва. 2004г.

 

 

Дополнение от Сергея Кудряшова (11.07.07):

Света замужем за американцем, в Штатах, Миша ударился в религию, но на «Ямахе» ездить не забывает. Церковь в Молодильно отстроили заново…

А кто в этом году приедет на слёт – посмотрим. Одно только скажу – об этом он не пожалеет

Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: Zмей (14.07.2007) | Автор: Михаил Хоменюк.
Просмотров: 2142 | Комментарии: 1 | Теги: Слет MOTOTRAVELS, Городно
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]