Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Слёт Мототуристов. Часть 1

Михаил Хоменюк

 

  С Серёгой Кудряшовым я познакомился пять лет назад в городе Великий Новгород. Я приехал в город Великий Новгород на мотоцикле в конце сентября по делу. Я приехал по важному делу – у меня в Великом Новгороде девушка жила, поэтому то я и приехал. Только я в город въехал, остановился на заправке, а тут подъезжает местный мотоциклист и начинает меня радостно приветствовать, потому что все мотоциклисты  - типа братья, а тем более, если кто издалека приехал. Тут и выяснилось, что у них как раз закрытие сезона отмечать собрались:

- А ты к нам на закрытие сезона приехал?

- Не, ну вообще-то нет, ну раз уж так совпало, то тогда я с удовольствием приму участие в вашем празднике, в качестве гостя.

  В тот день, во время  торжественного проезда по городу в колонне мотоциклистов я нарушил правила дорожного движения. У нас, в Москве, в то время такое правило было – уж если едет по городу банда байкеров, то «красный - наш, зелёный – общий». Все это понимали, и никакие автомобилисты под колёса не бросались. Опасались. На фиг нужно. А новгородские автомобилисты оказались не пуганными, и к такому правилу не приученными. Вот и получилось  недоразумение. Местные менты очень сердились, т. к. именно они под колёса и бросились, и хотели отнять у меня все права, а заодно и мотоцикл:

- Вы ребята можете ехать, а с этим мы сейчас разберёмся.

(Ребят было мотоциклов на пятьдесят.)

- Это наш гость, и к нему просьба не придираться, - вступился за меня Серёга Кудряшов.   Серёга был весьма уважаем среди новгородских мотоциклистов.  Он служил офицером внутренних войск, и имел соответствующее удостоверение. Ребята на пятидесяти мотоциклах вовсе не собирались разъезжаться, но недовольно толпились вокруг, а девушка по прозвищу Чума сфотографировала меня внутри милицейской машины. Поэтому строгое наказание для меня ограничилось штрафом в размере 40 рублей, что составляло после дефолта около двух долларов, то есть пустяк. Мне посоветовали впредь ездить аккуратнее.

  Серёга Кудряшов по долгу своей фельдегерьской службы регулярно приезжает в Москву, и мы с ним периодически пересекаемся. Серёга заядлый мототурист. Он купил себе мотоцикл «Иж» ранней модели, в прекрасном состоянии, довёл его до ума, изготовил пластиковые обтекатели и установил в качестве багажных кофров алюминиевые ящики для зимней рыбалки. На этом чудо - мотоцикле он проехал много тысяч километров, и написал в журнал «МОТО» две статьи. Одну про то, какой ему достался чудо-мотоцикл, а вторую про то, как хорошо на мотоцикле путешествовать по заброшенным дорогам Новгородской области. Раньше Сергей каждый год ездил на фестивали - слёты журнала «МОТО». «Раньше дух слёта был другой, народу было меньше и интересней было, а теперь понаедет отморозков, да распальцованных уродов. Музыка ревёт, цены бешенные, всю ночь пьяные на мотоциклах по лагерю гоняют, а поговорить не с кем». Я тоже перестал ездить на байкерские слёты. Скучно. Мне не нравится громкая музыка и большие скопления народа. Мне надоела традиционная игра в литрбол – кто больше выпьет. Мне опротивела традиционная байкерская эстетика и система  ценностей: «секс, мотор и рок-н-ролл». Мне кажется, что всё это продукт стереотипов шоу-бизнеса. Это давно уже не контр культура, но ортодоксально закоренелая попса.

  Сергей Кудряшов на своём мотоцикле объездил все самые безлюдные уголки Новгородской области. В середине двадцатого века Новгородская область была довольно плотно заселена. Если взять карту того времени, то увидишь на ней обозначены деревни, от многих из которых не осталось и следа, а многие полностью заброшены, то есть дома ещё стоят, но не живёт в них уже никто, даже летом. Сергей это лично проверил. Население мигрировало поближе к областным центрам, к дорогам с твёрдым покрытием, а из лесных деревень народ ушёл. На границе Хвойнинского и Любытинского районов, среди лесов и заброшенных деревень Сергей разведал большое красивое  озеро. В наследство от советского лесного хозяйства вокруг озера сохранились разбитые лесовозные дороги. Проехать можно только на джипе. Но и на мотоцикле проехать можно. Сергей решил собирать своих друзей на слёт на берегах этого дикого озера, дабы могли они насладиться красотой природы и общением друг с другом в спокойной обстановке. Он дал объявление в журнале «МОТО» с приглашением на слёт, в полной уверенности, что отморозки не поедут «за семь вёрст киселя хлебать» без соответствующей массированной рекламной компании. Ну а если человек со стороны заинтересуется неброским объявлением, да ещё и доберётся в эту глухомань, то уж, наверное, человек он окажется интересный. «Даже если всего приедет десять человек – будет уже хорошо. Даже если пять человек приедет – я буду рад. Даже если никто не приедет – я, всё равно буду, там...»

- Приезжай - сказал мне Сергей, - и привози своих друзей. Главное, чтоб не распальцованные отморозки. У тебя ведь не должно быть друзей распальцованных отморозков? А, впрочем, они всё равно не поедут, а если поедут, то не доедут, а если доедут, то не проедут, потому, что последние двенадцать километров надо ехать по разбитой лесовозной дороге. Впрочем, на «Оке» я там проезжал.

 Так сказал мне Сергей, и вручил самолично составленную схему проезда от конца асфальтовой дороги в последней жилой деревне, до места проведения Слёта Мототуристов. На схеме были обозначены три лужи и три «промоины». «У всех луж дно твёрдое, но лучше, прежде чем ехать, промерить глубину шестом». В качестве ориентира начала дороги было указано кладбище и заброшенная церковь, а в качестве ориентира последнего поворота к озеру – ель со сломанной вершиной.

 

  Новгородский Слёт Мототуристов был назначен на последние выходные июля. Основная масса знакомых московских мотоциклистов как раз в это время собиралась ехать в Тамань на Краснодарское Байк-шоу. В Тамани там море, дешовое вкусное вино, жара, девки, шоу. Все радости юга. Ещё в советские времена, ещё на «Явах» мотоциклисты стремились к тёплому Чёрному морю. Никто не хочет кормить злобных северных комаров. Ну, а я на югах после детства ни разу не был, и как-то не хочется. Плохо переношу жару и скопления населения. Старый анекдот: «Петя, а ты любишь тёплую водку и потных женщин?» «Ну что вы, Василий Иванович, конечно же, нет». «Значит, в отпуск пойдёшь зимой!»

  Виолончелист Калинский – заядлый мотоциклист, собрался было поехать на слёт лесного озера, не смутясь даже тем, что его трехсоткилограммовый круизёр совсем не предназначен для езды по лесовозным дорогам. Однажды он даже сел рамой на корягу, и долго не мог столкнуть мотоцикл. Но, увы, в последний момент его отправили на гастроли, то ли Мюнхен, в Цурих то ли. А что поделаешь – работа есть работа.

  Ваня из Бибирево решил поехать, но не в четверг со мной, а в субботу. «Ну а что, 600 километров? Если выехать из Москвы часа в четыре утра, пока машин мало, то к восьми утра я буду на месте!» Ваня в начале сезона приобрёл шестисоткубовый стосильный спортбайк. С некоторым скепсисом он изучил Серегину карту, поинтересовался, работает ли там мобильная связь, но в результате, так и не поехал. Не получилось.

  Зато поехал Андрей из Дубны, по прозвищу Ким. Андрей Ким работал в Дубне сварщиком. Он построил себе из «Днепра» хороший круизёр. Сделал всё по уму, а не как-нибудь шаляй-валяй. Андрей носит длинные волосы и сочиняет стихи. Одно стихотворение он даже подарил мне:

 

 

  Ледяные узоры теперь во снах,

Жизни круг замкнулся вновь.

И опять в этом мире весна,

Солнце, пиво, цветы, и любовь.

И дорога снова зовёт к горизонту

Отправится вновь.

Побывать где ещё не бывал,

Накрутив километры на ось.

Много мест есть, где видеть хотят,

И мотор вновь поёт свою песню.

Жизнь на то и дана, чтобы жить,

А не думать: « -Лечу!» сидя в кресле.

 

  На руке у Андрея татуировка, на которой весёлый болт приглашает гайку к себе на резьбу.

 

   Получилось дело так: во вторник Светка поехала в Новгород поездом с целью поменять свой старый советский паспорт на новый российский. В среду я поехал в Новгород на мотоцикле с целью забрать Светку из Новгорода, и утром в четверг встретится с Сергеем Кудряшовым, и уже вместе ехать на озеро. С Андреем из Дубны договорились так: он выезжает из Дубны в десять часов утра, и едет в сторону Великого Новгорода, никуда не сворачивая. Я выезжаю из Москвы в двенадцать часов утра и догоняю по дороге Андрея, и уже вместе с ним мы ночуем на берегу озера Ильмень, близ Новгорода, а утром встречаемся с Сергеем Кудряшовым, и уже все вместе едем на озеро, к месту проведения Слёта Мототуристов. Всё потому, что у меня очень быстрый мотоцикл. Очень. Если предположить, что крейсерская скорость мотоцикла на базе «Днепра» составляет 100 км./ч., а крейсерская скорость моей «Ямахи» – 150 км./ч., и если считать что расстояние от Москвы до Новгорода и от Дубны до Новгорода равно, и составляет примерно 600км., то мне потребуется на два часа меньше, чем Андрею, чтобы добраться до Новгорода. Но если учесть, что Андрей выезжает из Дубны на два часа раньше, чем я из Москвы, то, следовательно, получится, что мы встретимся как раз на въезде в Новгород.

    Однако соблюсти спланированный график движения нам не удалось. Я мчался по трассе с надеждой догнать Андрея. Смотрел во все глаза, но так его и не увидел. Приезжаю в Новгород, звоню ему на мобильный, а он говорит, что по дороге произошла небольшая поломка, и приедет он только часа через два с половиной. Ну, я скорее к Светке поехал. Покормили меня с дороги. Бабушка пирожков  напекла. А маленькая собачка Кася, карликовый пудель, прыгала и лизалась:

 

«Кася – собачёнка – серая девчонка!

Кася – кусь-кусака – серая собака!

Кусь-кусак-кусак-куси!

О пощаде не проси!»

 

Мне так и не удалось научить её кусакаться. Я говорил ей: «Кусь, Кася, кусь, кусакай всех, и в жизни ждёт тебя успех!» Но Кася категорически отказывается кусаться, потому что она добрая собачка. Собачий ангел. Хотя в паспорте у неё написано: «…Кася…серая…сука…». Кася – Светкина собака. Зимой она живёт с нами в Москве, а на лето, вместе с Асей – Светкиной дочкой, отправляется к бабушке в Новгород.

   Через три часа звоним Андрею, а он решил заночевать на трассе, а утром договорились встретиться в Крестцах, у поворота на Боровичи.

   Ну, поехали тогда купаться на озеро Ильмень, в Юрьево. Юрьево – деревня километрах в пяти от черты города, названа так в честь Юрьевского монастыря. Сама деревня особого интереса не представляет. Деревня себе и деревня. Правда, в ней расположены Новгородский городской яхт-клуб и рыболовецкая артель. Если встать посреди деревни Юрьево лицом к озеру Ильмень, то по левую руку, там, где из Ильменя вытекает река Волхов,  окажется  Юрьевский мужской монастырь,  а по правую руку, на заросшем соснами мысе – Перынский скит – женский монастырь. Но если ты не религиозный паломник, и не падкий до древностей экскурсант, а просто приехал искупаться,  то тогда следует пройти немного влево, в сторону Юрьевского монастыря. Там с высокого  берега истока Волхова открывается великолепная панорама озера Ильмень. В хорошую погоду от туда можно разглядеть вдали церковь Николы на Липне. Там, на высоком берегу  Волхова, под древними стенами Юрьевского монастыря расположен «Шалман», а внизу под откосом  - городской пляж. В «Шалмане» иногда с размахом отдыхают местные бандиты,  а в обычное время граждане имеют возможность выпить и закусить не отходя от пляжа по умеренным ценам. Десять лет назад кельи Юрьевского монастыря за символическую  плату сдавались в аренду местным художникам под мастерские. В мастерских художники творили свои произведения искусства и мастерили сувенирные изделия народного промысла. На территории монастыря работал сувенирный магазинчик, в котором продавались изделия и произведения Юрьевских умельцев. «Эх, народ не жидись, покупай живопись!»  В те времена к одному из окошек монастырской стены, выходившему к «Шалману», была приставлена лесенка, дабы художникам не приходилось ходить дальним путём через монастырские ворота, с тяжёлым грузом алкогольной продукции из «Шалмана». В последствии монастырь передали в распоряжение епархии. Всех художников, вместе с их магазинчиком, незамедлительно выгнали, лесенку убрали, окошко застеклили, монастырь отреставрировали и заселили монахами и послушниками. Теперь епархия  требует разогнать городской пляж, дабы вид загорающих горожан не смущал монахов. Однако, этого добиться пока не удаётся.

   Следующим утром договорились встретиться с Сергеем Кудряшовым у танка – на выезде из Новгорода, за постом ГАИ, стоит мемориальный ТАНК. Мы задержались минут на пятнадцать – пока забирали мотоцикл со стоянки ветеранов Афганистана, пока увязывали тюки – Серёга уже собирался ехать нас искать. Серёга недавно заменил поршневую на своём «ИЖе»,  и теперь он у него на обкатке, поэтому не может ехать быстрее 80 км.ч. . Решили, что мы поедем вперёд, встречаться с Андрюхой,  а потом в Крестцах дождёмся Сергея и поедем дальше. Действительно в Крестцах, на въезде, встретили Андрея. Сцена встречи напоминала, видимо, братание на Эльбе. Так уж принято у байкеров обниматься, да хлопать друг друга по плечам. Андрей совсем не скучно провёл время. После того, как в придорожном автосервисе ему подварили вывалившийся из кардана шплинт, он повстречал двух мотоциклистов из Екатеринбурга, вместе они наелись знаменитых Крестецких пирожков, и разбили лагерь на ночлег в придорожном лесочке. Посёлок Крестцы  знаменит продукцией своего льняного завода, и самыми вкусными на всей питерской трассе пирожками. Продавцы домашних пирожков стоят с самоварами длинной вереницей от заправки на въезде в Крестцы со стороны Москвы, и до поворота на Боровичи. Удивительно, почему именно в Крестцах так развит пирожковый промысел на протяжении многих лет?

   Пока братались с екатеринбуржцами, подъехал Серёга, и начал заманивать новых друзей посетить слёт лесного озера. Ребята путешествовали на двух Хондах СВ-400. Они торопились в Питер встретить подругу, которая откуда-то прилетала, и потом вместе уже ехать в Крым. Они выразили глубокое сожаление, по поводу того, что у них ни как не получится посетить наш слёт, но они пообещали заехать по пути в Крым к нам в Москву. Тому не суждено было сбыться, так как мы зависли на озере на три дня дольше, чем собирались.

    Есть таки некоторая прелесть в маленьких дорожках между районными центрами. Вот эти вот лужайки, перелески, деревушки. Вот обогнали трактор, везущий на прицепе целый стог сена. Хочется привстать на подножках, и стащить пучок душистого сена. Но нет, нельзя хулиганить. Вдруг весь этот стог на дорогу завалится, и нас накроет? Что тогда? А вот, прямо у дороги обширное озеро. На обочине стоит старинный мотоцикл с коляской. Хозяев рядом не видно. Рыбачат. Кому раритет, а кому средство передвижения. И вот эти вот комары разбиваются о забрало шлема. А вот бабочка порхает. Красивая. Крылышки  расписные. Остановись мгновение. Эх, по забралу размазало. Жалко. И это всё полчаса езды от Питерской трассы Е-95, со всеми её бесконечными фурами, с вот этими вот «Мерседесами», которые едут очень быстро, и даже быстрее чем моя «Ямаха». А тут мы пацанов на мопедах обогнали. Едут себе, сизый дым из глушителей по дороге стелится. Довольные. Рукой помахали.

   Два года назад мы ехали на Серёгин слёт лесного озера  с товарищем Илюхой на двух «Уралах». Из Москвы выехали вечером. Но в тот раз мы повернули на Боровичи, не доезжая до Крестец, на Валдае. А там дорога извилистая. Стоит знак «Извилистая дорога 900м.». А потом – «Извилистая дорога 1,5 км.». А потом - «Извилистая дорога 1.2 км.». А можно было бы поставить один знак: «Извилистая дорога 70 км.», потому что вся дорога – сплошные крутые повороты. И вот,  перед самым рассветом, остановились мы отдохнуть и посмотреть на звёзды. Такое время, что ещё совсем темно, но уже чувствуется, что вот скоро светать начнёт. И вот эта тишина. И вдруг слышим, в этой тишине что-то бряцает, и лязгает вдалеке. И всё  ближе и ближе. Ну, думаем: «НЛО», а тут ещё свет появился, вроде как фары, но двигателя то не слышно? Ну, думаем: «Точно НЛО!». И вот видим: мимо нас проезжает «Жигули» с прицепом, а в прицепе что-то лязгает. Проехала немного дальше, и свернула куда-то в сторону, и вот обратно едет, но в прицепе уже ничего не лязгает. И пока мы ноги разминали, да звёздами любовались, «Жигули» эти раза три туда – обратно проехали с прицепом. Так-то вот. Здесь своя жизнь – сельская. Нам, городским, этого не понять – «ночное» и всё такое – романтика. А на рассвете приехали на заправку в Боровичах, заправили полные баки, и спрашиваем кассира через окошечко: «Скажите, пожалуйста, как нам проехать на Любытино?». А он отвечает, как показалось даже с эстонским каким-то акцентом: «Ох, это очень долго объяснять. Вы всё равно не поймёте». Ну а что делать то? Мглисто ещё и туманно, а спросить больше не у кого. Объяснил. Едем в сторону Любытино, и думаем, что надо бы закупиться продовольствием для пикника. И вот видим магазинчик у обочины, а продавщица крыльцо подметает. Мы по тормозам резко, развернулись и к магазинчику, а продавщица быстро скок во внутрь, и дверь захлопнула. Так что продовольствие пришлось закупать через окошечко. Конечно, страшно – бородатые мотоциклисты в рассветном сумраке.

   Прошло два года, а мужик на заправке всё тот же самый. Приятное узнавание. Заправили полные баки – больше заправок впереди не будет. А надо будет ещё назад вернуться. Это 160 км. туда - обратно, из них 20 по бездорожью. У меня бак маленький – 13 литров, так что я, на всякий случай, залил ещё две пластиковые бутылки бензина, и приторочил их к баку. Надо сказать, что наш мотоцикл навьючен наподобие ишака. Элегантные городские кофры я оставил дома, а вместо них повесил большие походные. В один из кофров поместилась палатка, в другой – котелок, еда и всякая мелочь. Сверху к кофрам привязаны стойки от палатки и топорик. Кофры закреплены под задним сиденьем и висят по бокам мотоцикла, а на заднее сиденье привязан спальный мешок. Возможно, это как-то влияет на эргономику пассажирского  сиденья. Сверху на спальнике сидит Светлана, а на плечах она везёт нетяжёлый рюкзак объёмом в 50 литров, в котором  находится второй спальный мешок, косметичка, и личные вещи. Спереди  на траверсе под фарой висит «батончик» с необходимым инструментом на случай возможного ремонта и техобслуживания мотоцикла. Бензобак обтянут кожей, и на нём специальными ремнями закреплён тент для мотоцикла. Поверх тента лежит небольшой городской  рюкзак с личными вещами. Он закреплён специальной сеткой-крабом, сплетённой из эластичных резиновых шнуров, и вот теперь под сетку засунуты ещё две бутылки бензина и ездовая куртка, так как погода стоит жаркая, и ехать мы собираемся не быстро. Конструкция на баке достаёт как раз до подбородка водителя, что существенно улучшает эргономику водительского места, так как, во-первых, защищает водителя от встречного ветра, а во-вторых, если устанешь – можно положить голову на тюк, и ехать – отдыхать. Надо отметить, что подобная загрузка не  оказывает существенного влияния на ходовые качества мотоцикла.     

    Доехали до начала «бездорожной» дороги. Асфальт кончился, а впереди 10 км. грунтовки, разбитой местами лесовозами. Остановились отдохнуть возле старого кладбища на краю деревни. Кладбище обнесено невысокой оградой, сложенной из дикого камня. Среди деревьев, огромных старых берёз видна заброшенная деревянная церковь. Я перешагнул через ограду, и сквозь заросли крапивы, по заброшенному кладбищу пробрался к церкви. Крыша провалилась, сруб покосился, и только колокольня ещё возвышается над жутковатыми развалинами. Я поднялся на колокольню под самый купол. Лестница прогнила, и больше половины ступеней нет. Местами сохранились только несущие брёвна. Сверху, сквозь густые кроны берёз, ничего толком не видно. Отголоски озёрного края. Когда я спустился, смотрю, возле наших мотоциклов сидит дядька местный, курит папиросу, и рассказывает Сергею: «Здесь все мои. Мой отец, дядя, деды, родня, восемь могил», - показывает за ограду. «А когда вот эта старая берёза упадёт, то и мне умирать. Там, где сейчас эта берёза стоит, будет моя могила». Проработал всю жизнь дальнобойщиком, а теперь вот в деревне отдыхает. «Так вы на Городно? Не, там вы рыбы не возьмёте. Я-то здесь поближе на озере ловлю. Там костлявик хорошо идёт. Вы подъезжайте, я с вами костлявиком поделюсь. Это рыба такая – костлявик.» Что за рыба такая костлявик?

    Поехали дальше в лес. А там как в сказке – чем дальше, тем страшнее. Вот этот лес и эти ёлки, эта лесовозная дорога. Мотоциклы сильно мотает на песке. И вот эти лужи огромные проезжаем по очереди. Мотоцикл ныряет в лужу по самый двигатель, и выезжает из лужи весь в клубах пара и в комьях грязи. Эти 10 километров - гвоздь программы. Почти, что ралли рейд. Серьёзное испытание для дорожных мотоциклов. И лес дремучий непривычен городскому взгляду. Но вот и ёлка со сломанной вершиной. Интересно, как Серёга определил, что вершина сломана? Наверное, залезал на вершину и смотрел? Под ёлкой установлен нарисованный углём указатель: «Мототуристы»

Следуя указателям, выбрались на берег озера, где встретили отважного путешественника из Калуги Вадима Мединцева. Он оказался единственным, кто откликнулся на объявление в журнале «Мото» и, связавшись с Сергеем Кудряшовым, приехал на слёт на мотоцикле «Тула», а потом ещё отправился в Выборг, преодолев в общей сложности 3997 километров. Вот строки из его отчёта:

    «Преодолев лесную дорогу и несколько бродов через глубокие и мелкие лужи, противопожарные рвы – добрался до места. Заметив при этом, что забрался в великолепную глушь, передо мной распахнулся необыкновенный пейзаж с озера Городно и лесного массива. Разбил лагерь, искупался, нарубил дров, приготовил грибной суп, повесил указатели на поворотах к месту лагеря для ребят, что бы не плутали, поужинал и лёг спать.

     24.07.03. Утро встретило ярким солнышком, заглянувшим сквозь окошко в палатку. Вылез из палатки и сразу в озеро. Искупавшись поклювал черники, затем набрал не много ягод в кружку и залил йогуртом, пожарил сосисок. Позавтракал, пошёл на озеро мыть посуду, а там, в чистой прозрачной воде видно, как плавает рыба, не пугается. Места здесь дикие и очень красивые!
 
Продолжение следует...


Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: Zмей (14.07.2007) | Автор: Михаил Хоменюк
Просмотров: 2231 | Комментарии: 1 | Теги: Слет MOTOTRAVELS, Городно
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]