Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Другое измерение. Часть 2

Дальше мы доехали до дороги, которая продолжалась после основного брода и двинулись по ней дальше. Но у меня вылетело из головы, что от старинного домика, встреченного по пути, надо забирать налево, резко вверх, на верхнюю тропу. И поехали мы по натоптанной тропе, прямо и вниз. Через некоторое время я почувствовал, что мотоцикл перестаёт мне подчиняться и его сносит в сторону обрыва. Я жутко испугался, быстренько завалил его налево на склон и начал осматриваться. Испугался ещё сильнее, потому что по ЭТОМУ ехать было невозможно! Мы довольно прилично забурились на нижнюю тропу, которая не первый десяток лет уже трудно проходима для чего-либо, кроме всадников на лошадях. Когда-то «полки» были шире и тропа была нормальная, мы же встретили многочисленные осыпи и обвалившиеся вниз участки, вдоль которых шла еле заметная тропка с приличным уклоном в сторону устрашающего обрыва, начинающегося сразу, без «буферной зоны». Как немного оправились от испуга, решили, что возвращаться обратно нерационально, толкать мотоциклы задом вверх по извилистой тропе слишком заморочно. Разгрузили технику и начали эпопею по переноске вещей, толканию сначала моего, потом Жениного мотоцикла, потом опять вещи, потом опять мотоциклы… Чуть больше километра (по ощущениям, замеров не вели) преодолевали такими кренделями часа три, умотались основательно. Сил не было даже на фотографирование, поэтому с этого участка и фотографий почти нет… Как только, по ощущениям, можно было ехать, остановились и начали в очередной раз (далеко не последний за преодоление тропы) навьючивать мотоциклы. Бросив взгляд на скалу слева, увидели отверстие в ней, похожее на начало пещеры. Но лезть вверх смотреть что-то не захотелось…

Проехав по извивающейся между кустов тропке, встретили пастуха-алтайца, который пас там овец (сбоку, рядом с обрывом, примостился такой же, как у переправы, маленький домик и загон для скота), спросили, что дальше с дорогой. Ответил, что ехать можно, только есть крутые участки. Сказал, что мотоциклисты здесь тоже иногда ездят. Интересно, они тоже тащили технику или ехали? Если ехали - снимаю шляпу!

Тропу наверх от пастбища мы сначала прошли, сбивая с неё крупные камни. Вернулись задумчивые, ибо крутая, извилистая, неровная, сыпучая… Делать нечего, я всё же поехал… и пролетел участок на одном дыхании, только щебень летел из-под заднего колеса! Сам не ожидал от себя такой резвости, боялся намного дольше, чем ехал. Женя на полпути словил передним колесом камень и завалился. Поняв, что если бы всё было нормально, то он давно бы приехал, я спустился вниз. Мотоцикл уже был кое-как поднят, а тронуться на крутом подъёме совершенно невозможно. Давай, говорю, заводи, подгазовывай, играй сцеплением и иди рядом. Попробовал раз, два, три… Никак. И тут я вспомнил, что Женя всего второй сезон на мотоцикле и это его первый серьёзный мотопоход. Ладно, думаю, научится ещё, встал к рулю сам и мотоцикл общими усилиями быстро присоединился к собрату, стоящему на небольшом пятачке относительно ровного участка на крутом склоне. Дальше мы прошлись по тропе, которая как-то замысловато петляла вдоль склона, много сложных мест, в которые соваться как-то не хочется. И решили мы штурмовать склон в лоб, прикинув, что с тяговыми звёздами (поставленными как раз перед первым бродом) мы сможем забраться. Где-то там, выше, шла верхняя тропа… Склон был усеян крупными и не очень валунами, в сочетании с относительно высокой травой получилось что-то типа русской рулетки. Выбрав траекторию, где камней было поменьше, я рванул вперёд. Полпути ехал нормально, но чувствовалось, что этого передаточного отношения всё же маловато, двигатель работал с натугой. Для гор надо и заднюю звезду менять на побольше. Неожиданно колесо взлетело вверх (не заметил в траве уступчик), и я, чтобы не кувырнуться вместе с мотоциклом назад (повторять онежский «подвиг» Саши Тепляковой как-то не хотелось), резко нажал на задний тормоз и завалился направо. При падении хорошо приложился правым плечом обо что-то, наверное, камень. Сначала, вроде, ничего, а на следующий день заболело сильно, почему-то в районе ключицы, движения плечом были болезненными. По возвращении в Майму обнаружился здоровенный синяк во всё плечо, а ключица болела ещё долго. Есть подозрение, что без черепахи я синяком бы не отделался… Мотоцикл гружёный, на крутом склоне не поднять одному. Закрыл кран, чтобы бензин не лился, показал Жене, где правильно ехать. Он заехал повыше, до меньшего уклона, положил там мот, и спустился помочь мне. Тронуться удалось поперёк склона, потом, набрав скорость, смог продолжить подъём. В один момент мне показалось, что впереди глубокая канава, резко тормознул, откатился немного назад и завалился, для разнообразия, налево. Более удачно, без соударения о твёрдые неподвижные предметы. Посмотрел, что меня так напугало, оказалось – верхняя тропа. Обман зрения, а не канава. Женя заехал удачно, потом опять тягали мой мотоцикл. Решили устроить передых на тропе, я же пока сходил за курткой, оставленной во время пешей разведки рядом с продолжением нижней тропы в расчёте на то, что когда поеду, заберу. Ветер был холодный, пронизывающий, но в амуниции пешком жарко…

Ещё во время тянитолкайства на нижней тропе мы слышали стрёкот моторчика где-то сверху. Кто-то ехал более правильной дорогой на каком-то малокубатурном аппарате, типа Минска или китайской дорожной 125-ки. На верхней тропе мы увидели его следы. Судя по узости покрышек, это действительно что-то небольшое. Но чётко видно, что водитель на тропе не новичок, ехал уверенно, без поиска пути на многочисленных развилках. Эти следы очень помогли нам проехать без лишних потерь времени по оптимальному пути. Все засады на пути неизвестный нам водитель проехал лихо, с ходу, нам так во многих местах не удавалось. Он шёл налегке, мы были с вещами и на более тяжёлых и высоких мотоциклах. И без опыта езды по горам. Впрочем, всегда что-то в первый раз…

Дело к вечеру, движения сковывает накопившаяся усталость. Промелькнула мысль остановиться прямо на тропе и заночевать, но воды с собой практически нет, всю выпили на отдыхах между перетаскиваниями. Тропа набитая, путь понятен, двинулись дальше. Ехать несложно, обрывы сдвинулись далеко вправо, а камни, корни, деревьев, грязь на некоторых участках, крутые подъёмы/спуски – это такая ерунда… Неожиданно упёрлись в загородку из жердей, перекрывающую путь. Калитка, привязанная верёвкой. Следы предшественника идут дальше. Открыли, проехали, закрыли, не дело нарушать что-то, заведённое не нами. На повороте проехали мимо чистейшего родничка и сразу увидели табунок лошадей, есть жеребята. Пасутся на очень крутом склоне сверху, как там пробираются, непонятно. Залезли туда, как нас увидели. Тропа опять резко сузилась, справа знакомый до боли обрыв. И дорожка совсем не вдохновляет проходить её с ходу. Остановились, попили воды из родника (лошади внимательно смотрят на нас сверху) провели мотоциклы по неприятному участку, едем дальше. Навстречу попался крупный, роскошных статей конь, видимо, вожак табуна. Увидев нас, развернулся и пошёл обратно. Через некоторое расстояние взобрался по тропке налево на склон, освободив дорогу.

Потом были разнообразные подъёмы, спуски, расширения (даже целые поля), сужения, серпантины, выложенные сбоку камнями неизвестно кем и неизвестно когда, крутейшие спуски в жидкой грязи по лесным склонам… В какой-то момент тропка просто потерялась и мы начали выяснять, где сошли с маршрута. Что интересно, тропа на карте навигатора присутствовала и уходила правее. Вернувшись, мы её обнаружили и упёрлись в речку, также быструю, холодную и многоводную после дождей. Через неё перекинуты переправой несколько брёвен, которые едущий перед нами преодолел, похоже, сходу. Мы на такой трюк были не готовы и встали на берегу на ночёвку. Только поставили палатку, начался дождь. Готовили перекус уже в просторном тамбуре походного дома, на газовой горелке. Ночевали опять под неумолчный шум бегущей воды.

Утро началось с переправы вещей и мотоциклов. Пришлось спилить завалившуюся берёзу и подложить к имеющимся стволам, один из которых был отодвинут в сторону для удобства ведущего мотоцикл за руль. Колёса шли по двум другим стволам. Аккуратно, с большой опаской и предосторожностями мотоциклы всё же переправили, дальше уже доведённый до автоматизма процесс навьючивания, тронулись. Тропа больше не преподносила особых сюрпризов, как обычно, скала слева, обрыв справа, в различных вариациях. Напряжение, вызываемое соседством в полуметре справа глубокой пропасти, стало уже привычным. В паре мест опять разгружали и тащили мотоциклы, но участки были короткими. Отметились фотографированием у скалы с рисунком мотоцикла и надписью о том, кто здесь шёл в далёком 67-м году и припиской: «МототуризЬм – лучший отдых!». Сами ничего не рисовали, нечем было, да и не в привычках ляпать всякую ерунду на скалах и заборах… Сфотографировали мостик, построенный в 2006-м джиперами, протащившими свои машины по этой узкой и коварной тропе. Ни до, ни после них никто там ездить на автомобилях не рисковал. Часть дороги они просто себе построили… Пантыкин на них ругался, говорит, испортили тропу сильно, он в очередной раз там проходил в том же году, сразу после них. Потом мы опять ехали, спускались, поднимались, продирались и т.д. в том же духе. А потом, вдруг, вместо одной тропки стало две и идут они подозрительно параллельно. Мы остановились, переглянулись… и поняли, что это следы УАЗика. ЗДЕСЬ ЕЗДЯТ АВТОМОБИЛИ!!! Прошли…

Дальше всё было просто, правда, почти сразу попался весьма крутой гравийный подъём (как выяснилось позже, дорога, уходившая вправо была его объездом), в который я рванул не задумываясь, но побороться с мотоциклом, который носило на гравии, пришлось. Наверху опять Женю не дождался, его подобные покрытия пока не вдохновляют и, чтобы поддержать традицию, снова завалился. Мотоцикл наверх переправили тем же манером, идя рядом и подгазовывая, тронуться обычным порядком на крутом подъёме было нереально.

Дорога дальше шла по очень красивым местам и вывела нас к деревушке (оказавшейся населённым пунктом неслабой площади и с приличным количеством домов) Инегень. Дорога раздваивалась и я повернул направо, по показавшейся более наезженной. Но упёрлись в довольно полноводный ручей и повернули обратно. Попытались срезать налево, тоже не получилось, опять ручей. Пришлось вернуться к развилке и ехать по грязной «основной» дороге. После дорога шла по склону,  в одном месте начался довольно экстремальный (для авто) прижим, посреди которого у обрыва установлен памятник кому-то из местных, похоже, сорвавшемуся в пропасть на автомобиле. Судя по звезде на памятнике и мутной фотографии на эмалевой табличке, это было ещё в советские времена.

Доехали до моста через реку (в 2006-м он был неисправен, оборвался трос), по внешнему виду – заново отстроенному. Мост подвесной, приличной длины. От него поднялись наверх и выехали к Чуйскому тракту. Остановились поменять звёзды на шоссейные… и тут я понял, что последние полтора дня находился в… другом измерении. Не здесь, а где-то ТАМ. И не в местоположении дело, а во внутреннем ощущении… И только здесь, глядя на проносящиеся мимо по асфальту машины, понял, насколько ТАМ было по-другому. Незабываемое ощущение! Только для этого стоило пройти эту тропу. А ещё я оставил ТАМ все свои мелкие и крупные страхи. Может, именно для этого я и приезжал на Алтай…

Дальнейший путь лежал в посёлок Акташ, дальше по Чуйскому, в сторону Монголии. Езда по асфальту не вызвала ни малейших эмоций, а виды на тропе были интереснее… Остановились переждать дождь в беседке, оказалось, что рядом находится красивый водопад. Как кончился дождь, сходили, посмотрели. Рядом обнаружилась могила погибшего там ещё в 80-е годы парня. Что там делал, почему погиб… В Акташе остановились у магазина, купили немного продуктов, в дополнения к имеющимся, а Женя, в лечебных целях (немного простудился на тропе), купил маленькую бутылочку коньяка. Опечалило зрелище школы, с заколоченными дверьми и выбитыми стёклами… Интересно, где учатся многочисленные местные дети?

В Акташе повернули налево от Чуйского, в сторону Улагана. Дорога хорошая, асфальт приемлемого качества, перемежающийся местами участками ровного грейдера. Почти сразу начался явно ощущаемый подъём, а через некоторое время увидели две огромные скалы красного цвета, обступившие резко сузившуюся дорогу. Было уже темновато, так что сфотографировать смогли лишь на обратном пути. Через несколько километров увидели весёлый ручеёк, пересекающий дорогу по трубе и, ведущую резко наверх, еле наезженную дорогу. Поднялись метров на 200 вверх и остановились на ночёвку рядом с огромным кедром. Эта ночёвка была самой высокогорной, навигатор похвастался высотой в полтора километра. Ночью температура опустилась градусов до пяти тепла, но хорошие спальники и пододетая тёплая одежда помогли чувствовать себя вполне комфортно во время сна. С некоторым трудом нашли ровное место для палатки, во время установки которой пошёл дождь. Это помогло установить её ударно быстро. Когда готовили в тамбуре пищу, снизу в подъём кто-то попытался въехать на автомобиле. Мы переглянулись, не понимая, зачем, дальше дорога просто терялась… Впрочем, забраться у людей не получилось и они, побуксовав, уехали, нас не потревожив. В процессе принятия пищи приняли и некоторое количество коньяка, Женя в медицинских целях, я – чисто за компанию, а также в дезинфекционном и сугревочном смысле. Потом были разговоры «за жизнь» и сон без сновидений (у меня во всяком случае).

Когда наутро, по мокрой траве, спускались вниз, до меня дошло, насколько крутым был подъём… А вечером взлетели, не заметив.

До Улагана доехали нормально, правда, снова несколько озадачила попеременная смена асфальта грейдером, а потом опять асфальтом. Но самый высокий, двухкилометровый, перевал был полностью асфальтирован. По дороге встретили дедулю на велосипеде. Велосипед обвешан сумками, всё серьёзно, турист. Дедуля реально крут, т.к. трое его намного более молодых спутников отстали от него километров на десять. Температура воздуха градусов десять, а с него пар идёт! Остался с этой встречи под впечатлением.

В райцентре обнаружили единственную работающую заправку, но не заправлялись, т.к. бензина было более, чем достаточно и так. К тому же качество оного на Алтае оставляет желать лучшего при довольно высокой цене, рубля на 2-3 выше, чем в среднем по России. Игорь в Бийске предупредил, что заправляться надо на заправках «Ника» (именно на ней и заправились перед Акташом), а в Майме была информация про неплохое топливо на «Октане». Всё остальное критики не выдерживает… В Усть-Коксе заправлялись на какой-то местной заправке, после чего двигатель мотоцикла Жени стал детонировать при большой нагрузке и время от времени глохнуть на холостых. Мой оказался более устойчивым к плохому топливу и сложностей не доставлял. Впрочем, это полезное качество было проявлено ещё в прошлогодней поездке по Украине, где бензин является негласным эталоном того, каким не должно быть топливо…

Дальше поехали в направлении посёлка Балыктуюль, но, для уверенности, я уточнил дорогу у девушки, в какой-то задумчиво-печальной самоуглублённости медленно идущей по обочине из Улагана неизвестно куда. Она кивнула, подтвердив, что едем правильно. Девушка была очень красивая, чем я на остановке и поделился с Женей. На что он ответил, что слишком молодая (лет 16, дай Бог, если есть). Но я ведь чисто из любви к искусству а не развлечения для… Жаль, не догадался высказать ей искренний комплимент, может, не такая печальная бы была…

На въезде в Балыктуюль встретили местную свадьбу, едущую, впрочем, на автомобилях, молодых везла какая-то навороченная праворульная «японка». Посигналили приветственно, в ответ нам помахали из машины.

Посреди посёлка повернули направо и начали путь по грейдеру в сторону реки Чулышман, впадающей в Телецкое озеро с юга. Спасибо Виктору Пантыкину, без его советов мы бы поехали прямо и упёрлись бы в тупик через довольно приличное количество километров. Грейдер сначала был неплохого качества, если не считать сравнительно крупные камни, временами валяющиеся очень живописно прямо на дороге. Дальше дорога превратилась в укатанную грунтовку, разветвляющуюся временами на две-три, но всегда сходящуюся обратно. Высота – от полутора км, до 1800 метров, крутые подъёмы и спуски, лужи, оставшиеся от недавнего дождя, красивейшие виды вокруг. Впервые увидел километровые знаки КРАСНОГО цвета! Это для того, чтобы подчеркнуть сложность дороги? Долго ли, коротко, но мы доехали до перевала Кату-Ярык, где и происходит спуск в долину реки Чулышман. На нём нас прихватил дождь, от которого мы спрятались в беседке, оказавшейся местным священным местом. Все деревья вокруг традиционно обвязаны ленточками. На полочке лежит некоторое количество монет, положил и я одну… Зачем, не знаю. Просто почувствовал, что надо. Точно так же было ощущение, что ленточки вязать ни к чему… Дождь пережидали довольно долго, но всему приходит конец и дождь тоже подчиняется этому правилу. Прокатились до верхней точки перевала, пофотографировали, потом двинулись вниз по крутому и весьма неровному серпантину. Дорога проезжая только для полноприводной техники, несложно догадаться, что спуститься можно и на чём-то другом, а вот подняться… Не знаю, как тут ездят зимой…

Мы спустились довольно легко, я включил вторую передачу и съехал почти не трогая тормоза. Кое-где спуск становился слишком крутым и подтормаживать всё же приходилось. Дорога весьма интересная, но пришли к общему мнению, что: «После тропы Тюнгур-Иня за жесть не считается!». Это изречение повторялось потом не раз… Перепад высот составил около 700 метров.

Дорога вдоль Чулышмана была очень живописная и интересная. Местами живо вспоминалась Арабатская стрелка, такие же песчаные, разветвляющиеся многократно, дорожки, та же «гребёнка», только вокруг не море, а горы… Ехали довольно долго, километраж не маленький, а дорога… эндурная. На пути было три деревни. Первую мы просто не заметили, стояла в сторонке, вторая встретила двумя бродами, которые мы встретить как-то не ожидали… Но одели бахилы и преодолели без проблем, благо было неглубоко. Во второй въехал на второй передаче и не мог понять, что это мотоцикл глохнет и не едет… В этой деревеньке дорога была весьма замысловатой, с глубокой грязью и огромными лужами. В одном месте по тропинке текла ручьём дождевая вода, получилась неглубокая канавка. По ней ехали разбрызгивая воду в стороны. У последней лужи, опоясанной особо смачной грязью, стоял пожилой алтаец и пара пацанов, внимательно и заинтересованно смотрели, как мы будем ЭТО проезжать. Видимо, неоднократно народ тут вяз и доставлял много удовольствия в процессе просмотра. Я не доставил такого счастья, благо езда по грязи мне ни разу не в новинку, и проехал без проблем. Женя лужу вообще объехал вдоль другого забора по узкой тропке, на что алтаец покачал головой, в смысле: «Во даёт!». Дальше дорога шла через несколько ручьёв, текущих прямо по каменистой дороге.

Незаметно начали сгущаться тучи и принялся накрапывать дождик. Остановились в рощице, напялили дождевики, поехали дальше. Дождь чуть приостановился, а потом хлынуло, как из ведра! Последнюю деревню и остаток пути проехали под нескончаемым потоком воды с неба, скользя по внезапно наполнившейся грязью дороге. По пути обогнали субаровский «паркетник», потихоньку переваливающийся по ухабам и объезжающий грязные места. Неожиданно дорога закончилась, а я так же неожиданно поскользнулся и брякнулся прямо в грязь. Точнее, брякнулся мотоцикл, я успел соскочить. С некоторым трудом, скользя по грязи, подняли вдвоём гружёную технику и осмотрелись. Да-а-а… А встать-то и негде! Заболоченная низинка, опоясанная песчаной косой, за которой начинается залив Телецкого озера. Слева маленькая турбаза, бывшая до недавнего времени единственной, на косе мокнут под дождём несколько палаток, рядом автомобили незадачливых туристов. Заехали на косу, надо, вроде, палатку ставить, дело к вечеру. Только дождь идёт, песок мокрый, всё водой пропитано. Проехали по косе туда, обратно… Стоим, думаем о вечном (кто виноват и что с этим со всем делать), тут подходят двое местных, мужчина и женщина. Мужчина оказался хозяином строящейся рядом второй турбазы, спросил, кто мы и откуда. Покачал головой, сказал, что не понимает «этих туристов». На что я ответил, что сам их ни фига не понимаю. Это хозяина развеселило и он предложил остановиться в его аиле (так называется деревянный… чум? В общем, нечто круглое с острой крышей), всё равно сейчас уезжает, а мы тут мокрые и замороченные дорогой… Бесплатно. Мы его искренне поблагодарили и переместились в это своеобразное местное здание. Хозяин (имя своё он не назвал и наших не спрашивал) с женой сплавали до поставленных сеток, привезли телецкой рыбы, и продали пару кг за сто рублей. И им прибыток (они на эту рыбу уже смотреть не могут) и нам роскошный ужин. Рыба состояла из небольшой щучки и некоторого количества местной рыбы под названием чебак. По сравнению с европейской плотвой потолще и очень жирная. Сварили мы из всего этого богатства уху (только рыба, без ничего) и роскошно поужинали. Наутро навар схватился студнем, насколько жирная рыба была… Ночевали, поставив в аиле внутреннюю часть палатки, прямо на земляной пол. Комаров почти не было, но и пара может отравить сон… Дождь, с переменным успехом, шёл почти всю ночь.

Утром осмотрелись, пока солнышко светит, пофотографировали окрестности и, посмотрев на вновь сгущающиеся тучи, оперативно дунули обратно. Дорога к Телецкому оказалась намного интереснее, чем берег… Плавать по озеру несколько накладно, цены какие-то нереальные, например, переправиться до Артыбаша обошлось бы в 14 тысяч рублей… Да и просто покататься – очень небюджетно.

Защёлкнули на двери замочек (об этом попросил хозяин) и порулили обратно. Решил проехать по уазовскому следу в болотине. Чуть не завяз, проехал с трудом. Но проехал. Путь до Акташа, как и положено обратно, проехали ощутимо быстрее, чем туда накануне. Подъём по серпантину неожиданно оказался сложнее, чем казалось раньше, носило по всей сыпучей и неровной полосе, пришлось ехать на первой передаче. Впрочем, ничего страшного, забрались без эксцессов. После Улагана начался дождь, стало холодно. Почти привычно уже одели дождевики и поехали дальше. Заправились уже на Чуйском, получилось, что от Акташа до Телецкого и обратно проехали на баке бензина и ещё осталось немного. Расстояния вышло по вполне неровной дороге почти 400 км.

Посмотрел я на дождь, на наглухо затянутое тучами небо и предложил больше никуда не ехать (а планы были…). Там, где мне НАДО было проехать, мы проехали, а остальное… Алтай большой, ездить и ездить… А сейчас надо обратно, в гостеприимную Майму. Женя согласился, т.к. ставить палатку в дождь, в холод, неизвестно, какая дальше погода… А дождевик у него оказался похуже моего, уже промокает. Правда, ехать ещё 400 с лишком км, но ведь под колёсами асфальт, от которого мы уже поотвыкли почти что, а в конце тепло, светло, сухо. В общем, поехали. Через некоторое время, в каком-то из населённых пунктов, мы увидели стоящих на обочине мотоциклистов, двое в нашем направлении, двое – на другой обочине. Выяснилось, что это немцы (мужчина и женщина в годах) на двух Сузуки ДР-350 и словаки (два молодых парня) на двух БМВ, 1200 и 650 кубовом соответственно. Немцы только из Монголии, словаки ещё туда. Женщина неплохо говорила по-русски. Пообщались, рассказали, кто откуда и куда едет. Объяснили немцам путь на Телецкое, подарили ненужную уже нам карту. Они ехали, по сути, «по пачке Беломора», такая мелкомасштабная у них была карта. Наша тоже не фонтан, но намного подробнее. Тепло попрощались и поехали дальше. Дальнейший путь ничего особенного из себя не представлял, обычная езда по извилистой дороге в дождь. Кафешек на Чуйском почти нет, остановились перекусить в одной, так она, похоже, была единственной по пути. Семинский перевал не возбудил никаких эмоций, просто поднялись, просто спустились. А вот следующий за ним в сторону Монголии – очень интересный, высокий, с увлекательным серпантином. Под конец ехали в темноте, фара залеплена грязью, визор шлема – тоже, довольно неприятно. У Жени визор наглухо тонированный, ему ещё хуже. Незадолго до Маймы нас с диким рёвом, впритык, обогнал какой-то придурок (других слов нет) на квадре. Мы шли около 80-ти и неуютно себя чувствовали в темноте, он ехал, похоже, «по приборам», т.к. света его лампадка не давала никакого, и со скоростью за сотню. Ладно, спасибо, что не сбил…

К Ерофеевым приехали почти в 11 вечера, помылись в заранее истопленной бане (позвонили из Акташа, что едем) и улеглись спать.

На следующий день Женя порулил домой, я же остался, решил постираться, отдохнуть, пообщаться. Что с успехом и было выполнено.

Домой тронулся 30 июня. По дороге завернул на мемориал на месте гибели Михаила Евдокимова. Постоял, почтил память, всё же хороший человек был…

Дальнейший путь не представлял ничего особенного, правда поехал не северным путём, а южным. Ехать через Новосиб и Омск – это судьба, а перед Тюменью, в Ялуторовске (завернув ненадолго в водолечебницу под Заводоуковском, как-то там убого стало…) повернул налево, по второстепенным дорогам, через Исетское и Бродокалмак на Челябинск. Таким же путём, но с точностью до наоборот, я ехал в 2005 году. Через Челябинск я прошёл по указаниям навигатора, т.к. вокруг ехать показалось что-то сильно далеко. Зумо не подвёл и провёл по кратчайшему пути. За Челябинском мня заловили за ужасное превышение скорости, аж на 14 км/ч и выписали штраф в 300 рублей. Инспектора были беспристрастны, денег не вымогали, план есть план. Я отнёсся к событию спокойно и оплачивать штраф не собирался, т.к. информация о нём так далеко просто не дойдёт, а если и дойдёт, никто из-за 300 рублей дёргаться не будет… На ночёвку в тот день встал, забравшись поглубже в лес, в предгорьях Южного Урала. Лес был сухой и светлый, настроение расслабленное, весь в предвкушении сеанса связи СМС-ками с народом. Начал отвязывать груз, первая же багажная резинка сорвалась и железным концом с силой ударила меня в правый глаз. От неожиданности и дикой боли я вскрикнул и прижал руку к зажмуренному глазу. Потом посмотрел на руку левым. Так, крови нет, хороший знак, значит, есть вероятность, что глаз не выбит. Через некоторое время попытался посмотреть правым, всё в белой пелене, но окружающие предметы с трудом видны… И тут на меня накатило, я в матерной форме от души высказал всё, что думаю по этому поводу. Думал я весьма нехорошо. Так всё красиво было и, вот, нате вам… С трудом (всё же с одним глазом весьма непривычно, особенно, когда другой болит, а в голове шумит) поставил палатку. В процессе установки, из соседней низинки, метров за 700 от меня, неожиданно донёсся жуткий вопль, от которого кровь в жилах стынет. Американские ужастики отдыхают! Сразу схватился за топор, не понимая, что это и зачем. Вопли повторились ещё несколько раз и по быстроте их перемещения я понял, что это не какой-то монстр, собирающийся броситься на меня, а некая птичка. Жуть, конечно, но я подуспокоился, поняв, что никто на меня, одноглазого калеку, кидаться не собирается. Написал СМС Михе по поводу возникших сложностей и лёг спать. Ночью проснулся, поглядел правым глазом. Видит. Успокоился, заснул дальше.

Проснулся утром, глаз видит почти нормально, но сразу после этого опять начала надвигаться пелена… Миха выразил готовность помочь, чем вообще возможно, в т.ч. приехать. Но я пока решил погодить и выяснить, что из этого всего получится. К моменту полных сборов и движению дальше глаз уже не видел ничего, даже контуров окружающего. Делать нечего, из леса надо выбираться, поэтому одел шлем и поехал по тропинке. С одним глазом сложно… Но до трассы я доехал почти нормально. Выехал на неровную и извилистую М5… и глаз вдруг резко навёлся на резкость! Видно всё, без пелены и разфокусировки. Был приятно удивлён этим обстоятельством и поехал дальше. Ударенный орган зрения всё равно давал о себе знать, каждое движение глазного яблока чётко ощущалось болевыми импульсами. Что-то из серии «Почувствуйте себя Терминатором». Так и ждёшь, что в голове начнёт взвизгивать сервопривод…

Больше не буду ездить по М5. Как в 2005-м, так и в этот раз показала себя перегруженной транспортом, в мрачном состоянии, куча ремонтов мостов. В одном месте проехал вдоль многокилометровой пробки по обочине и уткнулся в мост, посреди которого раскорячился миксер, заливающий бетоном опору. Ждал 40 минут, сколько ждали остальные, даже не возьмусь предположить. Конечно, ехалось по трассе на порядок проще, чем в прошлый раз, всё же отличные подвески и бОльшая мощность мотоцикла сильно облегчают жизнь. Да и подремонтировали путь с тех пор основательно. Всё равно, северами ехать не только приятнее, но и прямее.

В кафе при заправке снял шлем и сразу стало опять туманиться в правом глазу. В чём дело, думаю? Только потом дошло, что шлем давит на висок и это положительно влияет на состояние глаза. Почему – не знаю, но потом, без шлема, держал палец на виске и было легче.

До Самары я в тот день не доехал, но продвинулся основательно на запад. Ночевал в лесополосе буквально в ста метрах от трассы, которая шла немного ниже и меня было с неё не видно. Глаз опять туманился, но я к этому отнёсся уже спокойно, знал, что жить можно.

На следующий день, 4-го июля, доехал до Земетчино, к Алексею zlcat в гости. Очень хорошо пообщались (выяснилось, что его ник на сайте к не очень доброму коту не имеет ни малейшего отношения), весь следующий день я провёл в расслаблении и приведении в порядок снаряжения, что-то требовалось просушить и вообще привезти в порядок. По пути неоднократно попадал в дождь, а сумки не герметичны… И заворачивание в полиэтиленовые пакеты до конца не спасает. Надо будет зимой решать вопрос с гермоупаковками для вещей. Верхняя себя показала очень хорошо.

Именно в Земетчино понял, что в Нижний не смогу заехать. Слишком на юг забрался и дороги туда прямой нет, надо кривулять всячески… Написал СМС Диме и поехал 6-го дальше, на Москву. Алексей вывел меня более короткой дорогой в направлении московской трассы через довольно укромную просёлочную дорогу.

В одну из остановок по поводу одевания дождевика (туча рядом висела очень даже тёмная и грозящая сильным дождём) рядом тормознули два поляка на оппозитных БВМ. «Но проблем?». Показал на дождевик и тучу, сказал, что конечно, «но». Вежливые поляки тронулись дальше (первый БМВ начал захлёбываться, пришлось прогазовывать, видимо, хапнули где-то поганого бензина), а я привычно стал натягивать защиту от осадков. Буквально через километр начался мощный ливень, поляков увидел на ближайшей заправке. Поехал дальше, нам, кабанам… Дождевик снял только перед Москвой. Тут, оказывается, тепло… До боли знакомая МКАД, ставшая уже родной база Светы в Фирсановке… Там я тоже задержался на день. Покатались по окрестностям и в Москву по разным заботам.

8-го Света меня проводила до правильного выезда на Ленинградку и я поехал домой. Путь от Москвы до Новгорода столь привычен, что давно уже не вызывает никаких эмоций, путь и всё. Дождя не было, и то ладно. Дома был в 8 вечера. Дал всем СМС, что доехал, покидал вещи… Приехал! 11 тысяч километров за три недели, Алтай, Тюнгур-Иня… Так, пора думать о Байкале и Владике. Почему бы и нет? 

Некоторые итоги:

На поездку ушло около 20-ти тысяч рублей, причём, если бы не внеплановая замена передней покрышки, ушло бы на 2,5 тысячи меньше.

Бензин 92-й стоил по пути следования от 19 до 21 рубля за литр. На Алтае до 23-х в районе Акташа. Заправлялся только на солидных заправках и совсем плохого бензина избежал. Традиционно, в районе Жигулёвска, видел поражающе низкие цены, в районе 15-16 рублей за литр. Интересно, из чего они его делают?

Качество дорог для эндуро не имеет никакого значения. Для того и покупал такой мотоцикл.

Ездить на эндуро 250-ке далеко – вполне реально. Дальнобойность – свойство водителя и ни разу не мотоцикла, убеждаюсь в этом вновь и вновь.

Мотоцикл Сузуки Джебел показал себя безупречно. Два раза менял масло, один раз масляный фильтр, мыл в Ёбурге воздушный фильтр, мазал каждые 500 км цепь (которая (DID) не потребовала подтяжки ни разу). Менял по необходимости резину и один раз заменил тормозные колодки (главным образом, из-за рёконьских грязей). ВСЁ!!! Больше мотоцикл за этот неслабый пробег не потребовал никаких телодвижений в свою сторону! Конечно, он был тщательно подготовлен к поездке, но факт очень обнадёживающий. Общий пробег перевалил за 32 тысячи километров. Ездить ещё и ездить!

На свете огромное количество хороших людей и мне на них весьма везёт.

Пожелание всем мототуристам: Ездите! Там хорошо, где мы есть.

Фото со слёта джебеловодов находятся ЗДЕСЬ, с поездки дальше – ТУТ. Вставлять их в текст долго, да и не обязательно…

В эпиграфе использован первый куплет песни группы «Несчастный Случай» - «Сел и поехал». Очень по теме. Так и живу… 



Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: serg (16.08.2009)
Просмотров: 1682 | Комментарии: 2 | Теги: дальнобой
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 2

2  
Их очень много, а процесс вставки их в ЭТОТ шаблон крайне заморочный... Ссылки на фото в конце есть, кому интересно, можно посмотреть smile

1  
Конечно фотки вставлять не обязательно - но если они есть очень желательно. Читается намного интереснее

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]