Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Кавказ Плюс, или По следам неспокойных дней - 2
Продолжение. Начало тут. 
 
 Северная Осетия. Дигория, Фиагдон, далее везде...

 

29 августа 2008.

Утром долго мешкать мы не стали: впереди ждала Осетия, и друг Румата из Владикавказа уже прислал несколько обеспокоенных СМСок, желая выяснить точное время нашего прибытия. Поэтому мы быстренько собрались, сели на Кугуара и покатили обратно, вниз по Баксанскому ущелью. Была мысль напоследок подняться на Чегет, но поразмыслив, решили оставить это дело на следующий раз, чтобы, так сказать, был повод сюда ещё когда-нибудь вернуться.

Мы легко доехали до Баксана, повернули в сторону Нальчика, миновали его по объездной дороге, не заезжая в город, и вскоре подъехали к границе с Осетией. Большой и серьёзный милицейский пост, тщательно проверяют каждую машину. Томимся в очереди; нас проверять с пристрастием не стали, просто посмотрели бегло в документы, и всё – здравствуй, земля Алании! Сразу за КПП видим на обочине фигуру мотоциклиста. Артур уже на месте и ждёт нас. После короткого совещания решили сразу от границы поехать в Дигорию, про которую нам рассказывал Володя в Ростове. Он с вдохновением описывал сказочной красоты водопады, не тронутые цивилизацией горы и прочие удивительные вещи. Конечно же, всё это нужно немедленно увидеть собственными глазами!

По пути мы ненадолго заехали в место, связанное с памятью Святого Георгия Победоносца, или, как называют его в Осетии, святого Уастырджи. Дело в том, что с древних времён именно этот святой считается небесным покровителем Алании, и всё, что связано с его именем, бережно сохраняется и почитается. В месте, куда мы заехали, стоит каменная башня, а внутри неё хранится кусок грунта с оставленным Святым Георгием следом. Башня сложена недавно, до этого здесь стояла точно такая же, древней постройки, но во время Великой Отечественной она была разрушена. След святого, однако же, уцелел; поэтому впоследствии памятник был восстановлен.

Итак, мы бодро проехали Ардон, свернули на Дигору, в посёлке Чикола немного заплутали, но посмотрев в навигатор и спросив совета местных жителей, всё же нашли правильный путь.

Дорога ведёт нас вдоль бурной реки Урух, асфальт становится всё хуже, пока не превращается в довольно разбитую щебёнку. Горы вокруг сходятся всё теснее, и наконец, миновав пробитый в скале туннель, мы оказываемся в глубокой теснине. С одной стороны дороги – отвесная скала, столь высокая, что навигатор порой теряет связь со спутниками. С другой – крутой обрыв высотой под сотню метров, внизу которого с рёвом бушуют воды Уруха. Вот она – Дигория, величественная горная страна, суровый и  чарующий край,  наиболее  удаленный от проторенных дорог Северной  Осетии. Побывавший  здесь  в  1885 году известный русский  путешественник Н.Я.Динник в своей работе "Путешествие по Дигории" писал: "Буквально со всех сторон перед нашими глазами открывались такие  грандиозные картины, о которых житель равнин, не  видевший гор,  не  может иметь никакого понятия". Уже только этих строк было бы достаточно, чтобы устремиться сюда!
Через десяток километров мы подъехали к воротам, поверх которых большой плакат возвестил, что далее простирается национальный парк «Алания». Усатый дядька при въезде записал наши фамилии в тетрадку (извинившись, сказал при этом: «таков порядок»), и по тому, как долго он отыскивал ручку и саму тетрадку, было видно, что туристы сюда заезжают нечасто.
Дальше дорога стала совсем уж похожа на трассу для эндуро. Крупные камни, головокружительные подъёмы и спуски не давали расслабиться ни на минуту. Местами по обочинам, безо всяких заграждений, обрывались бездонные пропасти. Мне, смотревшему большей частью на дорогу, было даже невдомёк, на каком опасном расстоянии от бездны проходит наше колесо, но Таня, смотрящая по сторонам, натерпелась страху. Шоссейная резина на Волке Артура порой пасовала перед такой дорогой, и периодически ему приходилось буквально ловить машину в заносах на спуске. Но питерские покрышки на Кугуаре были здесь вполне в своей стихии, и не давали мне повода усомниться в их сцеплении с камнями.
Редкие небольшие селения, встречавшиеся на пути, удивляли нас соседством разных эпох в своей архитектуре. К примеру, одна из стен вполне современного домика могла оказаться вдруг сложенной из потемневшего от времени камня в незапамятные времена и являть собой остатки дома предков, стоявшего на том же месте. Над селениями тут и там высятся старинные сторожевые башни, ведущие свою историю из седых глубин средневековья. У дороги нам порой встречались вертикальные камни-памятники, покрытые надписями. Заинтересовавшись, мы остановились и осмотрели некоторые из них. Это не могилы; такие памятники осетины ставят тем, кто погиб вдали от родной земли, чтобы память о них сохранилась на родине. Надписи на камнях гласят: «Погиб в Великой Отечественной», «Погиб на Камчатке», «во время службы в армии», и так далее. Где находятся настоящие могилы этих людей, может быть, никто и не знает, но памятники в родной Дигории продолжают хранить их имена…
Иногда в селениях встречаются храмы, порой современные, совсем недавней постройки. Храмы маленькие; на Руси такого размера обычно строят разве что часовни, и практически все они воздвигнуты в честь Святого Уастырджи. Рассказывают, что в древности аланы строили храмы, в которых мог поместиться лишь один человек, поскольку считали, что обращаться к Богу нужно наедине. Такая вот национальная традиция.
…Долго ли, коротко ли, но под вечер мы всё же доехали до селения Стур-Дигора, где расположена небольшая турбаза; проехав немного дальше, увидели один из водопадов, и остановились вблизи него на ночёвку. Костёр, разговоры под водочку и коньяк, ночные тени гор вокруг и далёкий шум водопада... Утро выдалось не очень добрым, не смотря на солнце и прекрасную погоду. Ах, как недальновидно было употреблять водку вместе с коньяком! Кое-как мне удалось восстановиться лишь к полудню, да и то не без помощи Руматы, сгонявшего на ближайшую турбазу за лечебной чекушкой. Пора уже собираться в обратный путь, но напоследок мы с Таней решили подняться к самому водопаду. Он оказался не таким маленьким, как виделось издалека, и находился не так уж близко. Добравшись до него, мы сфотографировались во всех ракурсах, отсняв и сам водопад, и горы, и ледники, и всё, что было вокруг.
Пора в обратный путь. Дорога вновь петляет по ущелью, хрустя камушками на спусках и подставляя мотоциклу пропасти то справа, то слева. Вот и туннель, за которым вскоре начинается асфальт, и Волк чувствует себя намного лучше в своей стихии. Проезжая Чиколу, я обратил внимание на то, что едем мы по улице Сталина. И никто тут не собирается её переименовывать. На заправке, посовещавшись немного, приняли решение доехать до Тамиска. Миновали по объездной дороге Алагир, проехали мимо поворота на Владикавказ, и поехали по ущелью вдоль реки Ардон.
Эта дорога ведёт в Южную Осетию. До Цхинвала остаётся около ста километров, и на всём пути нам встречаются колонны военной техники. Некоторые из них едут на юг, но большая часть возвращается обратно. Уставшие солдаты на броне, пыльные машины, некоторые из них с боевыми повреждениями едут на буксире. В колонне периодически встречаются установки залпового огня «Смерч» и «Ураган». Грузинам, утюжившим Цхинвал из украинских «Градов», возможно, было даже невдомёк, что при необходимости наши «Смерчи» могли ударом прямо из Южной Осетии стереть с лица земли Тбилиси. Слава Богу, что этого не потребовалось. Мы видели трофейный грузинский танк, который везли на большом прицепе; из остальной техники он резко выделялся новенькой покраской в цвета натовского камуфляжа. Видно было, что он не успел даже выехать из бокса, где и был захвачен нашими войсками. Обратно, в сторону Цхинвала, в основном едет техника инженерных войск: понтоны для восстановления мостов, бульдозеры, генераторы, связные машины. Обгоняя колонну, мы приветствуем наших солдат, они в ответ тоже машут нам руками. Концентрация военной силы и близость к войне почему-то не вселяют беспокойства в душу. Напротив, появляется чувство, что вот она, наша Армия, и случись чего – она нас защитит. Что, собственно, и имело место всего несколько дней назад.
Тем временем мы подъехали к знаковой точке. Недалеко от Тамиска, там, где глубокое ущелье несколько расступается, образуя небольшую поляну, на огромной высоте отвесной скалы расположен исполинских размеров монумент Святому Георгию Победоносцу. Будто бы вырвавшись из недр древней скалы на сверкающем стальном коне, святой благословляет идущие внизу по дороге войска встать на защиту осетин. Очень волнующее зрелище. Забравшись повыше, мы фотографируем представшую перед нами картину. Наши «Уралы», стоящие на обочине, кажутся совсем игрушечными по сравнению с мощными военными грузовиками, носящими то же имя...
Немного проехав ещё на юг, мы остановились у сероводородного источника, вода которого вытекала из скалы прямо на обочину дороги. Вода эта считается целебной, около источника стоят стаканчики, люди останавливаются и пьют её. Их примеру последовал и я... Ну что можно сказать: вы пробовали когда-нибудь на вкус тухлые яйца? И не пробуйте, вкус отвратительный. Эта водичка потом несколько дней, как мне казалось, булькала у меня внутри; и я утешал себя лишь мыслью о том, что оно было ну просто ужас как полезно для организма.
Долго задерживаться у невкусного источника мы не стали. Далее ехать на юг было бесполезно, поскольку через пару километров нас ждал бы КПП при въезде в Южную Осетию, а туда, кого попало, в те дни не пускали. Да мы и сами не собирались там кататься: нечего было мешать людям работать, в первые дни после войны в южных областях и без нас забот хватало. Поэтому мы развернулись, и спешно поехали обратно, в сторону Владикавказа. День начинал клониться к закату, а Румата непременно хотел показать нам красивейшее Куртатинское ущелье. Вскоре мы доехали до него, и повела нас дорога вверх, между живописных гор, вдоль бурной реки Фиагдон. Окружающие виды захватывали дух своей красотой, пейзаж отдалённо напоминал виденное нами в Дигории, но здесь, в отличие от неё, проложена отличная асфальтовая дорога. Да и близость большого города чувствуется: Фиагдон является излюбленным местом отдыха жителей Владикавказа и окрестностей. Было воскресенье, и повсюду виднелись расположившиеся на пикник отдыхающие. Мы периодически останавливались, чтобы сфотографировать красивые уголки ущелья, и так понемногу доехали до места, где горы распахнулись, открыв нашему взору привольную долину и посёлок Верхний Фиагдон. Полюбовавшись видами долины, мы осмотрели стоящий у дороги памятник Сталину и монумент в честь воинов-куртатинцев, погибших в Великой Отечественной. Солнце зашло за гору, фотоаппарату не стало хватать освещённости, чтобы делать полноценные снимки... Пора в обратный путь. От дороги вверх, через горы, уходит разбитая щебёнка с указателем: «Кармадон». Было бы, конечно, интересно проехать по ней и посмотреть на район разрушений, которые случились в 2002 году во время схода ледника. Цветущая Кармадонская долина тогда была подобна долине Фиагдона, где мы находимся. Ледник полностью стёр её с лица земли, вместе с домами отдыха, пансионатами, и всеми, кто в них находился... Сейчас там каменная безжизненная пустыня. Но вечер неумолимо спускался на нас, да и воспоминания о том, как плохо чувствовал себя Волк Артура на дорогах Дигории, заставили нас отказаться от поездки туда. Ну что же, будет повод ещё раз вернуться в Осетию!
И мы покатили во Владикавказ. Въехали в город уже по темноте. Вот уже мотоциклы поставлены в подземный гараж, ужин в гостях у Артура, его мама приготовила вкуснейший плов. Разговоры под водочку до часу ночи. И спать, в нормальной человеческой постели, от которой мы успели немного отвыкнуть за неделю путешествия.
 
31 августа 2008.
В этот день мы планировали покинуть Осетию и начать неторопливое движение в сторону Астраханской области, где уже скоро должен был начаться традиционный Караван: пустынное мероприятие, ещё ни разу без нашего участия не обходившееся. Хмурое утро обещало дождливую погоду; мы собрались, и рыкнув прямотоками, Волк вынес Румату из подземного гаража. Кугуар, урча, последовал за ним. Немного прокатились по городу, который вчера из-за темноты толком не рассмотрели. Город оказался большим, современным и красивым, через него, зажатая в набережные, по каменистым россыпям протекает река Терек. На улицах нам несколько раз попались на глаза машины с юго-осетинскими номерами. Номера по форме и содержанию в точности повторяют российские, но вместо значка региона – осетинский флажок (у Южной и Северной Осетии флаг один: бело-жёлто-красный) и буквы RSO (Republic South Osetia). Что любопытно, русская транскрипция той же аббревиатуры, РСО, расшифровывается как Республика Северная Осетия. Вот вам и прозрачный намёк на то, сколько же Осетий существует на самом деле, и что по этому поводу думают сами осетины.
Заправившись, мы выехали на трассу и покатили в сторону Кабардино-Балкарии, откуда два дня назад и приехали сюда. Через пятнадцать километров доехали до Беслана. Остановились в раздумье: не заехать ли к памятнику детям, погибшим во время памятного теракта в бесланской школе. Решили не заезжать, просто вспомнили об этом случае. Начавшийся дождик заставляет нас надеть дождевики. Дорога бежит по окраине Беслана, мимо огромного современного завода по производству водки и шампанских вин. Наверно, каждому в России известна его продукция, продаваемая под маркой «Исток». Вообще, водка в магазинах Осетии продаётся по 20 рублей за бутылку; 30 рублей – это очень хорошая водка, а 50 рублей считается спекулятивной ценой. Вот так. Думаю, каждый уважающий себя пьяница должен посетить Осетию, чтобы насладиться изобилием алкоголя!
Так потихоньку и доехали мы до границы республики, где простились с гостеприимным Артуром и покатили дальше, в надежде, что за горами, в районе Кавказских Минеральных Вод, дождик прекратится. И действительно, ожидания нас не обманули. Уже в окрестностях Баксана дорога стала сухой, а под Пятигорском и вовсе выглянуло солнышко. Заезжать в Пятигорск мы, впрочем, не стали, а свернули на Георгиевск и Зеленокумск. Горы понемногу скрывались в дымке позади нас, и к вечеру мы доехали до Буденновска, где и встали на ночёвку в посадке у дороги.
 

 

Калмыкия. Живая степь. 
 1 сентября 2008.
Выехали мы со своего места ночевки довольно поздно, что стало у нас уже чем-то вроде привычки. До начала Каравана мы имели в запасе ещё пару дней, и спешить было положительно некуда.  Проехали мимо центрального въезда в Буденновск, сфотографировались там, потом быстро долетели до Нефтекумска. Дальше перед нами встал выбор: либо ехать по асфальту через Дагестан, либо попытаться срезать изрядный участок пути, пересекая Калмыкию наискосок до самой Астрахани. Но эта дорога в атласе была обозначена как-то очень уж неконкретно, и возникали серьезные сомнения в том, есть ли она там вообще на самом деле. Поразмыслив немного, мы на свой страх и риск выбрали Калмыцкий вариант. Тем более, что путь через Дагестан, скорее всего, обещал нам большую потерю времени на милицейском посту при въезде в республику. Решено! Едем через Калмыкию.
Доехали до села Величаевского. Там заправили полный бак бензина, и спросили какого-то местного дядьку: "А есть ли отсюда прямая дорога на Астрахань?" Он ответил: "Есть, но там только грейдер. Впрочем, ваш мотоцикл пройдет". Обнадеженные этим знанием, мы, будучи не первый раз в пустыне и зная её возможное коварство, заправились ещё и водой в крайнем на нашем пути чеченском селении. Пока один из чеченов унес наполнять нашу канистру, другие неторопливо задали мне множество вариаций на тему "трех вопросов", известных каждому мотоциклисту: «Сколько жрёт, сколько прёт, сколько стоит». Но вот, наконец, канистра с водой занимает своё место; чечены желают нам доброго пути. Теперь наши ресурсы достаточны для пересечения пустыни, и мы выходим на указанное нам направление.
Довольно чахлая щебеночная дорога вскоре сменилась простой полевой грунтовкой, которая затем ненавязчиво превратилась в классическую степную дорогу, так знакомую нам по Караванам: глубокий желоб с довольно сыпучим песком в колеях. Местами Кугуару приходилось упираться на первой передаче, натужно вращая колеса в песке. Так мы потихоньку доползли до поселка со странным названием Сладкий Артезиан, а недалеко за ним пересекли границу Республики Калмыкия. Об этом факте свидетельствовала совершенно ржавая стела, все надписи на которой были безжалостно стерты временем. Но навигатор упрямо показывал, что граница проходит именно в этом месте. И мы, нисколько не сомневаясь в своей правоте, двинулись дальше по пустыне, полагаясь на правильность указанного навигатором пути.
В Калмыкии стало заметно, что дорогой пользуются более интенсивно, чем на ее ставропольском участке. Временами вдоль обочин попадались ржавые километровые столбы и даже дорожные знаки, местами под колесами угадывались остатки щебенки, которой эта дорога, видимо, была замощена в стародавние времена. Но порой мы выходили на участки сыпучего песка с барханами, преодолевать которые стоило значительных усилий. Пришлось применить опыт прошлых Караванов, забыть который, видимо, невозможно. Да и Таня умеет себя правильно вести в качестве пассажира колясочного мотоцикла, идущего по пескам. Бензина у нас было много, вода тоже имелась, поэтому перспектива возможной ночевки в песках нас не пугала.
Так мы продвигались километр за километром, пока не отмеряли их около девяноста. После таинственной нефтяной базы, расположенной прямо посреди пустыни, дорога снова сменила песок на щебенку, и по ней мы вскоре доехали до поселка Комсомольский. Здесь начинался асфальт трассы Махачкала-Элиста, на который мы с облегчением и выползли.
Дорога на Махачкалу пошла направо, мы же взяли курс прямо, на Лагань. Если верить атласу, оттуда должен быть прямой путь до Астрахани, и мы надеялись, что он там в действительности существует.
...Но пока что мы летели по узкой и безлюдной, но довольно ровной дороге на Лагань. А день тем временем неумолимо клонился к закату, и в ровной как стол Калмыцкой степи выбрать место для ночевки было весьма затруднительно. Поэтому, когда я увидел слева от дороги небольшие складки местности вроде поросших травой барханов, да еще с парой-тройкой чахлых деревьев, я не колеблясь съехал к ним, и мы поставили палатку для ночлега. Боевые сто грамм осетинской водки, теплой от прожитого дня, подняли настроение и вселили умиротворение в душу...
Перед сном я поднялся на вершину бархана и обозрел окрест. Степь, казавшаяся днем такой безлюдной, ночью оказалась полной жизни. По всей окружности горизонта мерцали огоньки овцеводческих ферм, хуторов, каких-то поселений... Пустыня живет своей неприметной, но вполне полнокровной жизнью.
Утром мы быстро доехали по асфальту до Лагани, затем ещё километров пятьдесят тряслись по разбитой щебёнке, которая после въезда в Астраханскую область превратилась в весьма приличный грейдер, позволявший держать стабильную скорость 60 километров в час. И вот, наконец, у посёлка Лиман под колёса Кугуара лёг полноценный асфальт. Всего через пару часов мы окажемся в Астрахани, где ждут нас друзья, а завтра приедем в Базовый лагерь Каравана. И начнутся десять дней беззаботного отдыха, рыбалки, охоты и общения с такими же законченными путешественниками-мотоциклистами, как и мы сами. Но это будет уже совсем другая история...
 
 
 

 

Выводы (Путешественнику на заметку).
 Кавказ – самый противоречивый и неспокойный регион России. Но при этом и один из самых красивых. Непрерывные войны, якобы идущие там – имидж, созданный падкими на сенсации журналистами. В реальности, на подавляющем большинстве его территории живут мирные и добрые люди. Мы нигде не встретили враждебности; напротив, нас спрашивали: «Ну, как вам у нас? Не обидел ли кто-нибудь?» Балкарцы в гостинице бабушки Балужан всю ночь охраняли нашего Кугуара, стоящего на улице. Бесплатно, просто для того, чтобы гость чувствовал себя спокойно. И ещё я заметил, что горцы спокойнее, терпимее, и как-то мудрее что ли, чем те, кто живут на равнинах.
Единственными республиками, куда мы не рискнули заехать, остались Ингушетия и Чечня. От поездки туда нас предостерегли их же соседи, кабардинцы и осетины; мы не стали проверять справедливость этого предостережения. Но я надеюсь, что со временем положение дел там изменится к лучшему.
Кавказ не такой большой, каким кажется на карте, и проехать по нему с обзорной экскурсией можно за пару-тройку дней. Хотя, чтобы увидеть и понять все его чудеса и достопримечательности, вряд ли хватит всей жизни. Во всяком случае, у меня уже зреет план нашей следующей туда поездки, и список мест, где нужно непременно побывать, ещё будет пополняться.
Лишь бы в мире пребывала земля эта...
 
 Фотографии к статье лежат здесь: http://foto.mail.ru/mail/nd-anton/1211
 

Мечтаешь о стройной фигуре: последствия липосакции фото.

Контейнерные перевозки, транспортная компания. Транспортная компания по грузовым перевозкам.


Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: OSS (31.10.2008) | Автор: Антон Ткаченко
Просмотров: 2162 | Комментарии: 1
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 1

1  
Класно smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]