Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
«Алтайская кругосветка»
«Алтайская кругосветка»

15 июля, день, на который назначен старт похода, стремительно приближался. Времени на подготовку «Ласточки» (мотоцикла Иж-Планета 5-01) оставалось все меньше. В тоже время дни ползли страшно медленно: быстрее, быстрее хочется уехать, окунуться в новые и интересные места, испить ветер дорог… «Пробил час, долгожданный серебряный час: мы ушли по весенней высокой воде, обещанием помнить и ждать заручась». Утром перед отъездом опять пошел дождь. Говорят, уезжать в дождь хорошая примета, но меня это радует мало – водяное охлаждение водителя не очень приятно. Но, «старт он взят и нет пути назад…».
Первые километры проезжаю еще волнуясь, но «вот исчезла дрожь в руках», «Ласточка» бежит ровно и спокойно. Вперед! «Мой финиш горизонт, а лента – край земли…» Дождь то стихает, то начинается с новой силой. Около Лодейного Поля мы обогнали тучу, и ехать стало гораздо приятнее. Но не тут-то было. В Подпорожье «Ласточка» заупрямилась: не хочу в Архангельск, да еще и под дождем, а точнее вышел из строя коммутатор (самое обидное, что запасной!). Его толи дождем залило, толи запчасти такие делают, но искры нет и надо что-то делать. Как говорится «не имей сто рублей, а имей сто друзей» - в Подпорожье живет Катя (подруга из общаги) и вопрос ночевки и ремонта был решен. Коммутатор был временно заменен восходовским, что позволило доехать до вокзала и встретить посылку из Москвы (а только там можно найти оригинальный). В Подпорожье на реке Свирь уникальное сооружение – шлюзы. Два дня мы ходили с Катей смотреть, как шлюзуются корабли. Тут и огромные теплоходы с туристами («наших» от иностранцев мы отличали сразу же) и сухогрузы, груженные лесом, и маленькие катера и лодки. Сооружение действительно уникальное, потому что удерживают огромную массу воды всего одни ворота, на которые дежурные вешают цепочку (Закрыто!). От города, расположенного на горе, к шлюзам ведет старая лестница. Похоже, что здесь в 19 или даже 18 веке была чья-то усадьба, от которой сохранилась только лестница, да и на той многих ступенек давно не хватает. Да и вообще, в городе чувствуется запустение. Когда-то жизнь здесь кипела, а сейчас медленно течет.
Осталось совсем мало времени до байк-слета в Ирбите (мотоциклетная столица России), а приехать на него я обещала друзьям, да и самой очень хотелось. Но нет худа без добра: ремонтируясь в Подпорожье переждала непогоду. Теперь хоть под колесами размякшая грунтовка, но сверху не льет. До Вытегры дорога идет вдоль Онежского озера (его с дороги не видно, но любой отворот ведет к самому берегу). Вдоль дороги то болото, то сухой бор. Довольно редко попадаются деревни, да и те в стороне. После указателя «Верхнее Понизовье» долго искала «Нижнее Верховье» (не нашла). Но и тут мне не повезло (високосный год!): на полной скорости, а хоть дорога и ужасно разбита, но местами разгонялась до 80 км/ч, сбила зайца. Вологодские (да и другие) зайцы не соблюдают правила дорожного движения и перебегают дорогу. Если раньше успевала затормозить и увернуться, то на этот раз тормозила уже штанами и шлемом. Упала довольно удачно: только ветровой щиток разбился, да сама немного «испачкалась» (по мокрой грунтовке!). Не беда. Встаю, заклеиваю изолентой щиток и зеркало, и еду дальше.
Вытегру проехала без остановок – кроме шлюзов, ничего интересного не нашла, а на шлюзующиеся корабли насмотрелась в Подпорожье. Тороплюсь быстрее на Архангельск. Чем севернее, тем красивее. Северная, никем не тронутая природа, деревянные церкви с тысячами куполов…. Древняя, древняя, древняя Русь! Ну вот и Белое море.
Дальше путь лежит в сторону вотчины Деда Мороза – Великий Устюг. На каждом указателе, на каждой автобусной остановке в Вологодской области Дед Мороз. «Посетите родину Деда Мороза!», «Вологодская область вотчина Деда Мороза!» и т.д. А как вам надпись: «Чтобы ездить по дороге нужно заплатить налоги!». Уже вечер и надо искать место для ночевки. Но не тут то было: после сильных дождей все своротки в лес размыты и вместо дороги превратились в грязевую кашу. Совсем стемнело, а своротка так и не найдена, дождь не прекращается… в общем заехала в автобусную остановку, на скамейке (оказавшейся на удивление широкой) расстелила спальник и легла спать. Машин здесь мало и я замечательно выспалась. Опять в путь.
Последние километры до Черевково, где живут соседки из общаги, дались с трудом: размытая, скользкая грунтовка (в гору еле ползу, т.к. колеса скользят, а с горы – только бы не разогнаться), все машины обдают фонтаном грязи… Черевково – на вид обычное село, каких тысячи в России. Они мелькают и редко запоминаются даже названия. Однако оказалось, что этому селу более 300 лет. Сохранилось много построек 19 века – дома, склады (магазеи), бани. Построенный где-то в 17 веке собор разрушен и заброшен. К пролому в стене ведет еле заметная тропинка через заросли крапивы и репейника. Огромное пространства внутри храма обжили голуби – их тут сотни. На стенах остатки фресок, которые в советские времена усиленно сбивали. Говорят, где-то здесь, внутри алтаря, под плитами был закопан клад – сейчас все плиты перевернуты и разбиты. Около собора раньше находилось старое кладбище. В 30-х годах его сровняли с землей. На части построили склады (до сих пор, старые люди приносят к складам зерно, хлеб и др. – тут захоронены их деды…). На другой стороне кладбища построили школу (на могилах!). Школьники, сажая цветы около школы, постоянно находили кости и черепа…. Советские «рационализаторы» могильными плитами отсыпали дорогу к озеру!.. Многое можно простить, но не такое осквернение могил отцов. Хоть мы, поколение конца 20 века, не виноваты в этом, становится стыдно и больно.
Ближе у В. Устюгу начались Северные Увалы: лесистые холмы, между которыми текут речки. Некоторые речки очень напоминают горные – чистая, холодная вода, дно с отполированными камнями, обрывистые каменистые берега. Напротив В. Устюга, на месте сливания рек Сухоны и Юг, стоит Прилукский монастырь, где жили, по преданию, братья Водолей и Мороз. Потом Водолей переехал на другую сторону Сухоны и основал В. Устюг, а Мороз пошел скитаться по свету. Через много лет Мороз состарился и вернулся домой (в Морозовку), а брат Водолей живет процветая: В. Устюг очень богатый купеческий город. И тогда Водолей говорит брату: «Забудь все обиды и переезжай ко мне». Деду Морозу построили большой дом в нескольких километрах от Устюга, где он и поселился. Мне показалось, что церквей в Устюге больше чем жителей. Над городом купола, купола, купола… Народными промыслами здесь до сих пор занимаются. На заводе валяной обуви надпись: «Чтоб здоровье сохранить надо валенки носить!».
На Котлас через Северную Двину недавно построили мост (в 2001 году здесь был паром). На моей карте от Котласа на Сыктывкар нарисована довольно абстрактная дорога – абстрактная она оказалась и наяву. Доехала до развилки и спрашиваю у местных жителей, куда ехать. «Да хоть налево, хоть направо» - отвечают они. Так и не выяснив, поехала по той, которая показалась (!) главной. И тут началось…. Дорогу начали строить (песком отсыпали) и забросили. Песок не утрамбованный, не укатанный, размытый… Пару раз закопалась по багажник, но проползла. «Из худших выбирались передряг…». Все больше и больше болот, комаров и надоедливого гнуса. С другой стороны (от Сыктывкара) дорогу начали опять строить. Дорожные рабочие остановили и с удивлением и радостью: «Мы тут первого человека видим. Как там проехал?».
Выехав на трассу Сыктывкар – Киров поняла, что самые плохие дороги еще не пройдены. Оказалось, что в Кировской области дороги это понятие относительное. Когда-то они там были, а теперь осталось направление движения (причем практически везде!). Такого, чтоб ехать по асфальту, а точнее там, где он когда-то был, на первой и второй передаче, разбить, за какие-то 500 км, все амортизаторы – такого еще не было. И вот наконец-то начинается Урал, подъемы и спуски, березовые рощи…. Ну вот и Екатеринбург. Утром с Васей («главный байкер» Екатеринбурга) выдвинулись в Ирбит на 7 байк-слет. 200 км пролетели незаметно и вот мы уже на поляне. Народу еще мало и спокойно выбираю место для палатки. Около каждого лагеря на дереве табличка: «Тюмень», «Уфа»…. Пришлось и мне повесить: «Питер». Очень приятно приезжать на сибирские слеты – здесь все друг другу братья. Не важно, откуда ты, на чем и как приехал – ты здесь и мы вместе! К вечеру народу собралось столько, что к одному колышку привязывались 2-3 палатки и пройти, не задев их, невозможно. Старые друзья, новые знакомые – все вместе у одного костра. Подходит как-то парень и на весь наш лагерь (в том числе и мне!) говорит: «Вы представляете, тут какой-то сумасшедший на Иже из Питера приехал!». Ему показали этого «сумасшедшего» и он быстро ушел. На второй день начались конкурсы. Тут главное не победа, а участие. Кто больше человек на мотоцикле с коляской увезет (в этот раз побили прошлогодний рекорд – 20 человек!), перетягивание каната, самый громкий звук, кто дольше двигатель Урала на руках продержит (а он 68 кг весит!), ну и конечно, «сосиска» (попробуйте на ходу сосиску откусить!). Самый дальнобой как всегда достался мне (4500 км).
Но все, к сожалению, заканчивается. Народ стал разъезжаться по домам. И мне пора ехать дальше. Дорога на Тюмень хорошо знакома. Поля, поля, поля…. После Тюмень остановилась около кафе, и пока пила чай, подъехали гаишники и в багажнике (!) машины привезли мотоцикл (на штраф стоянку). Разгрузились и ко мне – давай документы. Пока один изучал права и сопроводительное письмо, остальные меня «допрашивали». Зато они рассказали, что через 5 км есть уникальная водолечебница, где можно поставить палатку и, заодно, погреть косточки в горячем источнике. Напоследок, пожелав поменьше зайцев на дороге, мы разъехались. Без труда нашла место под названием водолечебница. Этот источник обнаружили в 50-х годах: искали нефть, а нашли воду. С тех пор круглый год сюда, на горячий источник с соленой водой, которой нет аналогов в мире, приезжают лечиться люди со многих уголков России. Говорят, эта вода очень хорошо помогает от ревматизма и залечивает всевозможные раны.
Замечательно выспавшись в сосновом бору, двигаюсь дальше. Здесь все лето стоит такая жара, что даже болота и озера пересохли, земля потрескалась – вот сюда бы наши дожди! Быстро и легко долетаю до Омского байк-клуба. Ребята только что вернулись с Красноярского слета, и мы пол ночи делились впечатлениями. Утром меня ждала опять дорога: 650 км до Новосибирска отличной дороги. Но мне немного страшно: на этой дороге «Ласточка» постоянно ломается (заколдованное место!). Вокруг пересохшие болота и сильный боковой ветер просто сдувает с дороги. Без поломок не обошлось и в этот раз – накрылся регулятор напряжения и сгорели все (!) лампочки. Если посветлу доеду до Новосиба – хорошо. На пол дороги навстречу попались красноярские байкеры, едущие в Москву. Остановились, познакомились (они меня, оказывается, знают – мир тесен!), пожелали «Доброй Трассы» и поехали дальше. Но удивительнее всего было то, что за 80 км до Новосиба я догнала женщину, которая из Лондона (!) идет пешком (!) в Магадан (!) – «сумасшедших» в мире хватает!
Как не торопилась, к Новосибирску подъехала поздним вечером. Въезжаю в город в полной темноте (лампочки-то не горят!), города не знаю и еду просто на ощупь. Если в городе хотя бы фонари есть, то, свернув в дачный поселок, где живут друзья, поняла, что дороги абсолютно не видно. Здесь вроде бы потемнее, а здесь посветлее – наверное это дорога. Все, приехала!
Следующий день посвятила модернизации «Ласточки». Как и предполагалось, найти штатный регулятор не удалось, поэтому оснастили «Ласточку» «малой ракетной установкой» - фара хоть и плохо, но горит. Ребята из авто-мото клуба Сибирь подсказали, куда можно проехать на Алтае и я двинулась в горы.
Алтай делится на степной (Алтайский край) и горный (республика Алтай) и граница между ними очень резкая (и природа и местное население). В Алтайском крае попадаются интересные указатели: увидев первый указатель «в поле», подумала: «как интересно называется деревня – вполе»; увидев второй указатель «в поле» (уже в другую сторону), подумала, что я чего-то не понимаю; но когда попался указатель «в поле» в обе стороны…. Потом были разные модификации этой таблички: «в лес», в одну сторону «в поле», а в другую «в лес» и др. Километров через 50 после Бийска начинают «вырастать» горы. Самая первая гора (не помню, как зовется) видна далеко справа, но по ней определяют погоду: если в дымке – погода будет хорошая, а если чистая и ясная – погода скоро испортится и надолго (местная метеослужба). Правда я так и не поняла, в дымке ли она, но оптимистически решила, что в дымке. Степь как-то резко закончилась и начались горы (когда ехала обратно, налюбовавшись высокогорьем, эти «холмики» практически не замечала). Местами дорога вырублена с скале, причем высота стены около 30-40 метров. Начинается «Чуйский Тракт» (не путать с Чуйской Долиной!)- это основная (и единственная асфальтированная) дорога, идущая в Монголию. С дорогами здесь вообще плохо, т.к. местные жители передвигаются в основном на лошадях, а им две полосы не надо.
На ночевку встала не доезжая границы с республикой Алтай на самом берегу Катуни. Катунь и Чуя – две основные реки на Алтае. Как и все горные реки, это бурлящий ледяной поток воды, несущийся с бешеной скоростью, который сметет и снесет все, что окажется на пути. Хоть я плавать умею хорошо, но искупаться не рискнула даже около берега. С такой силой вода разбивается о камни, каким-то образом оказавшиеся на ее пути (а скалы, ну или огромные камни, постоянно попадаются посреди русла реки), крутит водовороты около берега, что не дай бог случайно там оказаться.
Горный Алтай – как другая страна, все по другому: местные жители, природа, воздух, всякое зверье…. Ну, по порядку. Местные «аборигены» в основном алтайцы («смесь» монголов и казахов). Пока они трезвые, то готовы отдать последнюю рубашку, очень гостеприимны, с охотой рассказывают о своих местах и т.д., но стоит им выпить (а пьянеют они очень быстро) – становятся абсолютно «безбашенными» и враждебными. Никакой промышленности здесь нет. Люди живут натуральным хозяйством. Основное их занятие – выращивание скота и разведение лошадей. Надо сказать, что скот далеко не гоняют и пасут около самой дороги, поэтому около деревень движение превращается в езду с препятствиями: если коровы стоят на дороге как столбы и их легко объехать, то поросята, бараны и гуси начинают метаться с одной обочины на другую, норовя попасть под колеса.
Природа здесь уникальная. Неспроста местные жители утверждают, что человечество пошло с Алтая – здесь в диком виде растет практически все. Исключительно «подножным кормом» можно «закатить» шикарный обед: всевозможные ягоды и грибы, лук, чеснок…. Даже чай заваривается из разных цветочков, растущих под ногами (без заварки!). Из-за резких перепадов высот флора «за бортом» «полосатая»: в низинах – ели, чуть выше – лиственницы, потом – кедры, березы, еще выше – альпийские луга, за ними уже практически голые скалы и на самом верху ледники. Хотя я не чувствовала «высоты», «Ласточка» на перевалах захлебывалась от недостатка воздуха (все-таки 2500-3000 м!). Живности тут также хватает: видела свежие следы медведя (личной встречи к счастью избежала), бесстрашные горные козы подходят вплотную к палатке (в одну из ночевок я лишилась завтрака, беспечно оставив его на улице), шныряющих через дорогу сусликов и бурундуков просто уже не замечала. Но горные орлы и коршуны меня просто восхищали – с такой гордостью, неторопливо они парят над головой и, только заметив шевеление в траве, камнем падают на свою жертву.
Чувство восхищения нетронутой красотой (даже на Чуйском тракте) пьянит. «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал…». Нет слов, чтобы передать ощущение полета по горному серпантину, где с одной стороны вместо обочины скалы, а с другой – обрыв в Катунь. Хотя сюда, в Горный Алтай, приезжает отдыхать много новосибирцев и встают лагерем недалеко от дороги на самом берегу Катуни, но их не заметно – кажется, что ты здесь один на один с девственной природой, что этим воздухом дышишь только ты…. За каждым поворотом, за каждой горой открывается что-то новое, фантастически красивое. И главное – нет людей, курортников, приехавших лежать брюхом вверх на пляже.
В одной из деревень остановилась около кафе попить чаю, а оно уже давно не работает (дорожный сервис тут умер). Зато продавщица авто-мото магазина зовет меня: «Ты чаю хочешь? Подожди, сейчас согрею!». Пока я пила чай, мне провели подробную «заочную» экскурсию по Алтаю – где, что и как, куда надо обязательно съездить, где «проблемы с местными аборигенами»….
И вот подъезжаю к «сердцу» Алтая – Семинскому перевалу. Это первый перевал на Чуйском Тракте высотой около 2500 м. Внизу, у «подножья» перевала предупреждение «Внимание! Начинается горный перевал Семинский. Будьте предельно осторожны! Подъем 7 км, спуск – 5 км». Потом оказалось, что такое предупреждение есть перед любым перевалом (где есть дорога J). Дорога резко пошла в верх, скорость падала практически также резко – и последние пару километров ползла на 2 передаче. На вершине – кедровый лес (не удержалась, чтоб не полазить по кедрам добывая шишки). Здесь стоит стела: «200 лет добровольному вхождению республики Алтай в состав России». Здесь же я впервые увидела пирамиды, сложенные из камней. Это местная традиция: кладут деньги, зерно и т.п., а сверху камень на камень – за маму, за папу, за… и загадывают желание.
Спустившись с перевала, отвернула с Чуйского Тракта в сторону Казахстана – очень хотелось подъехать к подножию горы Белуха и пройти по тропе Тюнгур – Иня. Недалеко от Усть-Кана увидела, что-то похожее на пещеру. К ней ведет длинная-длинная лестница. Все бы хорошо, но дорогу от горы с пещерой отделяет река. Моста через нее нет (когда-то он был…), а после дождей вода высокая. Пока я думала, что же делать, подъехали двое ребят на лошадях (здесь другого транспорта просто нет). «Перевезите!» - «Залезай!». И тут началось. Первый раз в жизни я не то, что лезу на лошадь, а вообще подхожу к ней близко. Как я карабкалась на нее – просто не описать. Раза с пятого, все-таки удалось, но это оказалось еще далеко не все – теперь надо не упасть! На мотоцикле хоть за руль держишься, да ногами до земли достаешь. Перебрались на ту сторону, а теперь слезть как-то надо. Парень «за рулем» говорит: «Прыгай!», а как – там же высоко! Но прогресс налицо – слезла всего со 2 попытки. И вот карабкаюсь вверх. Как оказалось, высота до пещеры более 100 м. Эту пещеру обнаружили новосибирские археологи и теперь каждое лето их экспедиции тут «копают». Пока это только грот, но они утверждают, что когда-то пещера была очень глубокой и в ней «обитали» древние «аборигены». Девушка, оказавшаяся в этот день дежурной, посвятила меня в азы археологии. «Вот это наконечник копья, а это – нож…». Честно говоря, попадись мне такой камень, я бы даже внимания не обратила, а они даже древнюю пыльцу растений тут находят и по ней определяют возраст слоев земли (так легко бросаются миллионами лет, как будто минутами).
Все ближе и ближе подхожу к подножью Белухи, еще чище становится воздух, еще красивее горы и реки, еще круче перевалы. Уже не удивляюсь, что «Ласточка» на перевале «захлебывается» - воздух нужен всем. Дорога опять вышла на берег Катуни. Река такая же шумящая и бурлящая, как в низовье, но здесь, до слияния с мутной Чуей, вода изумрудного цвета. При ярком солнце кажется, что вода светится.
Заночевала перед Тюнгуром, чтоб завтра со свежими силами идти по тропе. Я еще смутно представляла, что это такое, но отдохнуть надо хорошо. Недалеко от меня поставили палатку трое московских альпинистов. Они только что спустились с Белухи и охотно делились впечатлениями. Надо сказать, что в эти края приезжает много туристов со всего мира. Причем именно туристов, а не курортников. Тут нет ни отелей и гостиниц, ни ресторанов и кафе – палатка и костер! Когда-то давно через Катунь к подножью Белухи ходил паром. Сейчас остался лишь трос и обломки понтонов парома, выброшенные на берег. За отдельную плату местные перевозят туристов на лодках.
Утром началась «проверка на прочность». «Кто здесь не бывал, кто не рисковал, тот сам себя не испытал…». Для начала, выезжая с ночевки «Ласточка» поскользнулась на коровьей лепешке и я, засмотревшись по сторонам, ее не удержала. Итог – лежим в грязи, размякшей после ночного дождя. Только минут через 15 мне удалось поднять мотоцикл: ноги по глине скользят как по льду и отъезжают в одну сторону, а колеса в другую. Забегая вперед, скажу, что эту «операцию» пришлось повторить еще пару раз и к вечеру комья глины просто отваливались с куртки. В Тюнгуре местные жители показали направление движения дальше. Но говорят, что в сырую погоду лучше туда не соваться. А погода здесь странная: за каждой горой своя. То солнце, то ливень. Но не ехать же назад!
Через 8 км, проехав остатки старого шлагбаума, дорога уперлась в речку. Мост разрушен и по низкой воде можно проехать в брод. Но как назло прошли хорошие дожди…. Горные речки обманчивы: смотря с берега, кажется мелко, а на самом деле – плавать можно. Так и получилось. Мне лениво было отвязывать вещи, раздеваться и вымерять брод – проскочу. Ну и поплатилась…. На середине брода вода дошла до бензобака, а заднее колесо уперлось в камень – мотоцикл утонул, набрав полный движок воды. Как я вытащила «Ласточку» на берег теперь только удивляюсь. Развела костер и до вечера выпаривала воду из масла, сушила вещи, спальник…. Теперь дороги назад нет – брод не проехать.
Еще через пару километров из двух колей дороги осталась одна. По слухам, в 30-х годах здесь строили дорогу (напрямую – 50 км, а в объезд – 400), но Сталин расстрелял главного инженера: плохо, мол, дорогу делаешь, и строительство остановилось. Тропа от берега Катуни стала серпантином подниматься в гору. Все выше и выше, страшнее и страшнее. «Но это наши горы, они помогут нам». Хотя я высоты не боюсь и легко могу проехать по тропе полметра шириной, но когда это все вместе…. Нет права на ошибку: одно не осторожное движение – по склону в Катунь (а там метров 300!). Руки белеют от напряжения. «Чуть правее наклон - упадет, пропадет!! Чуть левее наклон - все равно не спасти!!» Останавливалась только там, где не меньше 3 метров в ширину: тут можно руки от руля «оторвать» и передохнуть. Потом рассказывали, что тут многие уходили в Катунь. И что дальше? Разбирают внизу мотоцикл, по запчастям выносят наверх, собирают и едут дальше.
Одно из самых впечатляющих мест на Алтае – Катуньская Труба. Здесь река, шириной около 40 метров сужается до 10 и течет в глубоком ущелье скал. Тропа расширяется до 1.5 метров, зато справа отвесная стена – 500 метров вниз Катунь. Трудно представить, что там, внизу, твориться, с какой скоростью, с какими водоворотами бурлит водный поток. Даже на верху хорошо слышен шум реки. «Внизу не встретишь, как не тянись, за всю свою счастливую жизнь десятой доли таких красот и чудес.»
Ну вот, осталась еще одна речка и конец «тропы». В брод решила не рисковать – уж больно вода высокая. Тут есть мост – 1(!) сгнившее бревно. Проехала! Выбралась на Чуйский тракт и не поверила своим глазам – неужели на свете есть асфальт и дорога в 2 полосы! Потери, после «тропы» – отказали задние тормоза, окончательно загнулась подножка (паркуюсь теперь – «здравствуй, дерево!»), коленками касаюсь передних дуг безопасности, после неудачного падения сильно болит нога…. Грязная (поваляться в глине за этот день мне пришлось не однажды) и уставшая встала на ночевку (уже на берегу Чуи). Здесь сложнее найти своротку, т.к. дорога идет по долине реки: со всех сторон горы. Долго выбирать место для ночевки не позволили сумерки, и я встала рядом с лагерем новосибирцев, приехавших отдыхать. Они очень приветливо ко мне отнеслись и первым делом пригласили пить чай. Уже совсем темно стало, когда я ставила палатку. Деревьев практически нет – кругом альпийские луга и скалы, поэтому из подручного материала и руля «Ласточки» соорудила стойки к палатке и уже собралась спать, а новосибирцы говорят: «Крепи лучше палатку. Нас ночью чуть не сдуло. Изнутри держали палатку». А как закрепить? Колышки в камни не вбиваются, деревьев, чтоб растянуть палатку, нет. Да ладно, думаю, ветра нет, ночь будет спокойной. Не тут то было. Гроза над головой, молнии сверкают, дождь хлещет как из ведра, а ветерок…. Сорвало тент с одной стороны, пока закрепляла, сорвало с другой, потом с третьей. Пришлось вылезать под дождь, собирать камни в полнейшей темноте и обкладывать ими тент. Утром приходят новосибирцы: «Ну, как спалось?».
Чем ближе к Монголии, тем меньше растительности «за бортом». Тут начинается высокогорная степь, пасутся стада верблюдов и яков. Вершины гор покрыты ледниками. «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем, и только немного завидуешь тем, другим, у которых вершина еще впереди…»
Доехав практически до Монгольской границы, поворачиваю назад. Через 2 дня на Колыванском озере начнется слет авто-мото туристов. Как говорили ребята в Новосибирске, это озеро делит горный и степной Алтай. Жалко расставаться с этой красотой, но надо поворачивать к дому. «Спускаемся мы с покоренных вершин, потому что всегда мы должны возвращаться…». Начинается самое тяжелое для меня – дорога домой. Но рано еще думать о доме и расслабляться – впереди перевалы, серпантин….
После Барнаула повернула в сторону деревни Савушка на Колыванское озеро. Остановил гаишник: «Куда вы все едете?». «Не знаю куда все, а я на слет». «А что за слет, где, когда?». После такого допроса, забыв даже посмотреть документы, отпустил, и я полетела догонять «всех». За 100км до озера вижу, стоит мотоцикл и машина. Останавливаюсь и слышу:
- А вот и Новосибирск!
- Не угадали, это Питер!
- На Колыванское? Поехали с нами.
Так я познакомилась с первыми авто-мото туристами. Долго мы искали поляну для палаток и «всех», приехавших раньше. Указатель «туда 10 км» на проселочную дорогу с множеством отворотов – это уже спортивное ориентирование. В конце концов «туристы» и палатки были найдены. Одно плохо – погода испортилась и начал моросить дождь. В надежде на хорошую погоду завтра мы разошлись по палаткам. А ночью опять гроза с сильнейшим ветром и дождем. Первый раз за 5 лет я выливала воду из палатки. Мне еще повезло: палатку не порвало и не унесло, а воду можно было вычерпать миской из небольшой ямки, куда она стекала. Утром оказалось, что дождь и не собирается прекращаться. Тент, натянутый для «кухни», разорвало в клочья, все палатки промокли насквозь и спальниками (!) вытирали воду. Все мокрые и замерзшие, настроение соответствующее. «Не страшны нам ни буря ни ветер…». После обеда тучи раздуло и даже выглянуло солнце. Теперь можно и посмотреть, где же мы находимся. С одной стороны озера степь, а с другой – горы. Скалы возвышаются и посреди озера, причем выветриваниями и вымываниями образовались гроты, пещерки и просто причудливые фигуры. Вы когда-нибудь видели, чтоб ветер дул в одну сторону, а тучи неслись в другую? Заливы озера заросли чилимом (водный орех, растущий только на Алтае) и все берега усыпаны этими «чертиками». Народ здесь собрался очень интересный и, несмотря на различие в возрасте (от детей до стариков), общие увлечения и взгляды на жизнь (а живут эти люди походами) сплачивали нас. Мне казалось, что я всю жизнь знаю этих людей, мы всю жизнь дружим и учимся друг у друга. Рассказы о походах, песни у костра…. Незаметно пролетели 3 дня. И мне пара дальше к дому. До свиданья, Алтай!
Ехать назад через Казахстан меня отговорили: уж больно злые гаишники. Денег на штрафы у меня нет – еду по России. Опять заколдованная трасса Новосибирск – Омск! И опять проблемы… застучал коленвал, а до дома еще 5000 км. С горем пополам доехала до Омска. Только у ворот клуба почувствовала, насколько устала. Это усталость не от дороги, а от мысли: доеду или нет. Сейчас бы отдохнуть, но не могу – надо с Ласточкой разобраться. Немного подремонтировавшись, утром выезжаю дальше на запад. Погода нелетная (уже несколько дней сыпет дождь), но друзья встретили, накормили, напоили…. На следующий день меня «посвятили» в дружинники: выдали повязку на рукав и мы двинулись «охранять» концерт («Байкеры на охране общественного порядка» - как звучит-то!). «Охранять» надо было забор: никого не пускать. Правда, за ограждением кроме наших мотоциклов и милицейских машин ничего не было и, естественно, туда никто не пытался проникнуть. Народ просто отдыхал, а у нас было море времени, чтоб поделиться впечатлениями о походах, слетах и т.д. Удивительно, но меня узнают на улице: «А тебя по TV показывали…» (!). Это все последствия Ирбитского байк-слета и таблички «Питер».
Жалко уезжать, но надо. «Опять тобой, дорога, желанья сожжены…». Дорога настолько знакома, что еду грызя семечки – не заснуть бы!
Татарстан – как всегда: гаишник под каждым кустом. На первом же посту останавливают: «Девушка должна дома сидеть…». «Не знаю как у вас в Татарии, а у нас в России…».
Ну вот и все, вечером 23 августа въезжаю в Тихвин. Закончилась «Алтайская кругосветка». Около 15 т. км дороги, примерно 800 л. бензина, полтора месяца жизни…



Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: OSS (24.04.2007) | Автор: Шурик E W
Просмотров: 3021 | Теги: алтай, Поездки Тепляковой
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]