Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Репортаж о путешествии Астрахань-Тенгиз на мотоцикле
Я начал планировать эту поездку еще осенью прошлого года. Все произошло совершенно спонтанно. Читал в Интернете материалы про мотопутешествия, статьи о безопасности, очерки кругосветчиков и все больше и больше проникался мыслью о том, что тоже хочу сделать что-нибудь подобное, но для начала не во вселенских масштабах. Потихоньку начал готовить мотоцикл, еще не будучи уверенным, что все получится: то кофры куплю, то тут подвинчу, то там подкручу, то тросики смажу… В итоге уже к марту мотоцикл был полностью готов и снаряжен всем необходимым, движок залит свежим маслом, а мотоцикл опробован и "признан годным к эксплуатации" 1 апреля на открытии мотосезона в Москве.



Самым трудным делом оказалось договориться с родными и близкими. Думал, что тяжелее всего воспримет это моя мама, а жена отнесется более толерантно, но все оказалось с точностью до наоборот. Мама стойко перенесла мое заявление о том, что я поеду на вахту на мотоцикле, а вот обсуждение этого вопроса с Леной стоило мне порядочных нервов и чувствовал я себя при этом как последний подлец и негодяй, при этом я ее вполне понимаю. В итоге мама почти не плакала. Наверное, сказались воспоминания о том, как она сама рассекала с папой на Яве-250 до Юрмалы и обратно году этак в 1969-м, а еще ей понравилось, что мой мотоцикл "такой большой и тяжелый, как же ты его поднимаешь". Она произнесла это с таким одобрением в голосе, что я понял: она не будет сильно против. Кажется, в ее понимании слова "большой и тяжелый" были относительным синонимом "безопасный". Я сказал: "Мама, я просто стараюсь его не ронять". Про то, что не всегда получается, я скромно умолчал.

С Леной мы обсуждали эту тему циклически. Начали в феврале, но тогда, посреди зимы, она просто решила, что я пошутил, и на всякий случай посоветовала "подумать хорошенько". И так пристально на меня взглянула. А вот когда в небе засветило мартовское солнышко и я сказал, что я все продумал и решил таки поехать, вот и кофры зря что ли покупал… В общем, все обошлось, и не могу в очередной раз не отметить бесконечной благосклонности моей терпеливой жены, которая просто чудом выносит все мои подобные выходки и проделки (сам удивляюсь). Благословение было получено под обещание помнить о детях и о том, что им нужен живой отец, при этом желательно не инвалид, но под конец она все ж таки не утерпела и дала мне последний моральный пендель, заявив: "Но не забывай, что я все равно была против, ну так ведь что ж с тобой поделаешь".

Изначально, честно говоря, у меня мелькала шальная мысль проехать самому всю дорогу от Москвы до Тенгиза (2100 км), это было бы действительно здорово, но потом я вовремя вспомнил, что я, помимо всего прочего, еду как бы на работу и малейшее (вполне вероятное, учитывая мой никакой опыт!) опоздание может как минимум не понравиться моему руководству, да и погоды в начале апреля в европейской части страны стоят еще не те. Да и мало ли что. Все таки вероятность поломки на пути длиной 700 км в три раза меньше, чем на пути длиной 2100 км, а посему было решено провезти мотоцикл всю цивилизованную часть пути от Москвы до Астрахани на грузовике, а там уж сгрузить его и двинуть "на лихом коне" до места назначения по дорогам не самого лучшего качества. Ведь для того мой мотоцикл и предназначен.

МОСКВА - АСТРАХАНЬ

Как это часто бывает, корректировки в план перевозки мотоцикла пришлось вносить с самого начала - попутный грузовик до Астрахани не случился, потому что родственной транспортной компании на той неделе просто нечего было отправлять в Астрахань. Потом внезапно груз появился, но уж очень объемный, и мне сказали, что я конечно могу попытать счастья и пригнать мотоцикл на терминал и попробовать втиснуть его в грузовик, но если не получится, то не обессудь. Меня не устраивало гонять на мотоцикле через пол-Москвы в дождь, рискуя так и вернуться в итоге домой с терминала ни с чем, поэтому я стал искать альтернативные варианты. И вспомнил о железнодорожном сообщении, которое способно перевозить даже кое-что покрупнее и поувесистее, чем мотоцикл! Дальнейшее было делом техники. В багажном отделении Павелецкого вокзала я быстренько нашел невысокого дядьку, который представился Александром и строго спросил: "С люлькой?" Получив отрицательный ответ, широко улыбнулся и сказал: Ну так ваще нет проблем! Мы и с люлькой отправляли, а одиночка - это практически велосипед, только толстый!". Я не стал его разубеждать, вот если бы он еще и денег с меня взял по велосипедной ставке…

И вот в субботу 8 апреля мы с Корнеевым выкатили мой навьюченный поклажей мотоцикл из гаража в Зеленограде. Макс по ходу дела деловито осведомился об органах управления и немного удивился тому, что левая ручка на руле ничем не управляет (ну как же, на ручках руля по рычагу и каждый из них чем-то управляет; на правой ручке имеем газ, а значит по аналогии и левая ручка тоже должна чем-то управлять - в чем-то перекликается с идеей Жириновского о том, что газ на мотоцикле должен управляться по схеме не "на себя", а "от себя"), и мы выехали отгружать мц поездом до Астрахани. Макс проводил меня на своей "девятке" до кольцевой дороги, после чего помахал мне ручкой и отвалил домой. На самом деле я его попросил немного проводить меня с целью удостовериться, что все вещи крепко притянуты к мотоциклу и по дороге с него ничего не падает, а если и упадет, то чтобы он мог это увидеть и быстренько подобрать. Но ничего такого не случилось, зато при движении в паре с Максом я не мог петлять между машинами, потому что он плелся сзади на своей неуклюжей таратайке, и мне ничего не оставалось делать, как удерживать его у себя на хвосте, ведь мы договорились доехать до кольцевой вместе.

Перед кольцевой я махнул Максу рукой, он продвинулся вперед, показал мне большой (а вовсе не средний, хе-хе!) палец и отвалил на съезд, а я прохватил до Павелецкого вокзала. Несмотря на загрузку, мотоцикл по Москве шел резво и повысившийся центр тяжести почти не мешал. По бокам висели две мягкие сумки, в которые я напихал всякой всячины про запас, включая даже набор инструментов и банку мотомасла, все "согласно рекомендациям лучших мототуристов мира". А сверху, кроме стандартного закрытого багажника для шлема, я водрузил запасную 10-литровую канистру, чехол для мотоцикла (до сих пор не уверен, что он сильно нужен в поездке, но уж взял - так взял - наверное все-таки нужен, потому что мотоциклу в течение месяца предстоит ночевать хоть и в крытом, но в общем гараже) и рюкзачок с документами и прочими необходимыми вещами. Все это влезло на сиденье для пассажира и укрылось сверху большим черным полиэтиленовым пакетом для мусора - ценная вещь, я это понял, когда позднее попал под сильный дождь. В определенной степени движение облегчал багаж на заднем сидении, на который на ходу можно было облокачиваться и немного снижать нагрузку на мышцы спины.

Снаряженный вес моего Tenere составляет около 200 кг, сумки прибавили килограмм 20-25, плюс еще около 30 сзади под мешком. Итого имеем 250-260 кг. А теперь попробуем со всем этим ... взлететь! (с) анекдот. На мне были майка, рубашка, джинсовая куртка и защитная нейлоновая мотокуртка с теплой подстежкой, чего вполне хватило -было "сухо и комфортно" даже на 120-130 км/ч. А вот теплое белье и шерстяные носки я нарочно оставил дома, понадеявшись на теплую погоду, о чем потом несильно, но все же пожалел. Мотоботы хорошо вентилировались ветром, но это плюс только в теплую погоду.

Приехав на Павелецкий вокзал, я нырнул в щель между шлагбаумом и стеной (платный въезд на погрузочный терминал) и уже через 10 минут знакомился с Сашей и Мишей - проводниками багажного вагона. Все удовольствие в итоге обошлось мне 1500 рублей, на что я примерно и рассчитывал, но не преминул поторговаться, потому что названная мне вначале цена укладывалась в диапазон "от 500, но уж никак не более 1500". Видимо, увидев мою "Ямаху", ребята смекнули, что стоит она не как "Урал" или "Восход", и затребовали максимальную ставку, намекнув, что если все делать официально, то только за деревянный ящик я заплатил бы рублей 600 плюс больше 5 рублей за каждый килограмм багажа, вот и считайте, да и в багажный вагон меня тогда не пустили бы, а подцепили бы ящик с мотоциклом автопогрузчиком, а может и проткнули бы его вилами насквозь или уронили бы ненароком, а тут я сам ставил его к стеночке, закреплял растяжками и накрывал чехлом. "Закреплял" - громко сказано. Мотоцикл втроем водрузили на центральную подножку со всем навъюченным барахлом и заставили со всех сторон чужим багажом так, что он не мог пошелохнуться, а сверху накрыли большой упаковкой листового пластика, и в итоге его не стало видно вообще. Пообещав не кидать ящиков сверху на пластик, Саша и Миша сделали мне ручкой. У меня, конечно же, были некоторые сомнения в порядочности этих людей, потому как получение мною каких-либо квитанций не предполагалось. Помурыжив пару минут грузчиков фразами типа "Мне плевать что все так делают, где гарантии, что я получу его в Астрахани?" и удостоверившись, что их простые и открытые лица излучают искреннее и неподдельное удивление тому, что я до сих пор сомневаюсь в их кристальной честности, я удовлетворился. Им мой мотоцикл, кажется, действительно был не нужен, а поэтому у меня были все шансы заполучить его обратно - уже в Астрахани.

Билет на самолет был у меня в кармане, и я рассчитал так, что прилетев в Астрахань поздним вечером, я должен был встретить поезд на вокзале на следующее утро. Так и получилось, за исключением того, что поезд опоздал почти на час. После этого я вспомнил о часовой разнице во времени в Астрахани и Тенгизе и в мою голову закрались смутные сомнения касательно реальности моего прибытия в Тенгиз к вечеру. Одно дело 700 км по трассе Москва-Питер и совсем другое - Астрахань-Тенгиз, с ее двумя паромными переправами, двумя таможнями и гравийными участками километров по 10-20, перемежающимися с якобы "асфальтированной" дорогой. Да еще и погода явно оставляла желать лучшего… Это волновало меня больше всего.

АСТРАХАНЬ

Сразу же после снятия мотоцикла с поезда я начал паковаться, увязывать багаж и понял, что не надо было брать столько барахла. В общем, совместными усилиями с собравшейся толпой человек из пяти, ждавших своей очереди в получении багажа из вагона, я увязался, попутно проведя по просьбе присутствующих небольшой ликбез о том, сколько тут цилиндров и какая мощность. Всех без исключения впечатляла цифра "220" на спидометре, но я тут же разочаровывал любопытствующих, приводя им более реалистичную цифру "всего 175", взятую из инструкции по эксплуатации. В этом был тонкий расчет: вожделенный блеск в глазах присутствующих мгновенно мерк, а мне только этого и надо. Зачем провоцировать людей почем зря. Примерно половина вопрошающих после выяснения реальной максималки теряет к моей персоне всякий интерес, и я нахожу, что в нашей неустроенной стране это есть хорошо, потому как не все еще научились с уважением относиться к чужой собственности, и довольно велика вероятность того, что у некоторых вожделение возьмет верх над разумом и переродится в неуемное желание стать обладателем "настоящего гоночного японского мотоцикла, который дает 220!". Вторым вопросом в подавляющем большинстве случаев становится "сколько стоит". Тут уже надо действовать по ситуации. Кому-то достаточно ответа "дорого", кто-то начинает настаивать на точной цифре, и тогда я говорю "как Жигули", не уточняя однако, что это будет цена аппарата примерно пятилетней давности. Изредка сильно крутые распальцованные товарищи получают откровенный ответ на вопрос о цене, но лишь тогда, когда я понимаю, что он спрашивает об этом действительно просто так, ну или чтобы еще раз убедиться, что он и это легко может себе позволить. Слишком настойчивым представителям среднего класса откровенно вру, но что поделать, если у людей не хватает ума вовремя остановить этот пыточный допрос. Особой изощренностью отличаются таможенники и гайцы, от их взгляда после ответа на этот вопрос становится не по себе.

Два раза за два дня путешествия мне был задан действительно оригинальный вопрос: "Так он что у тебя, на бензине ездит?". Я не нашелся что ответить и просто кивнул.

После окончания упаковочного процесса меня ждал еще один неприятный сюрприз в виде крутой лестнице со ступеньками высотой примерно 25 см. Это был один из двух выходов с перрона, на котором стоял багажный вагон (кто знает, это справа от памятника Ленину на астраханском ж/д вокзале). Лестница там расположена под углом градусов 40, так что никаких шансов спуститься с нее на груженом мотоцикле у меня, не владеющего навыками мотокросса, не было. Вторым съездом с перрона был невысокий бордюр с проездом шириной метра полтора - как раз то что надо. Проблема состояла в том, что этот второй съезд находился в самом конце платформы и мне предстояло проехать через толпу людей метров двести. Ну что ж делать, на малом газу, стараясь не "рычать", начинаю движение. Люди входят в мое положение (а может быть, наоборот, ничего не понимают и стараются просто не оказаться под колесами) и посему активно расступаются. Метрах в пятидесяти впереди по курсу замечаю мента с широко расставленными руками и ногами в позе вратаря, готовящегося принять мяч. То есть меня. Тут мне приходится изменить курс, чтобы объехать толпу народа, которой явно до лампочки мой мотоцикл - у них своя задача: погрузить все свои тюки в стоящий рядом вагон. Меняю курс, целясь в образовавшийся сбоку платформы просвет, и понимаю, что мент однозначно воспринимает все мои телодвижения как попытку уйти от неизбежного наказания. Расстояние между нами стремительно сокращается, и я вновь оказываюсь у него на пути, потому что и он успевает передислоцироваться и уже поджидает меня с распростертыми объятиями. На его лице написано … нет, изумлением это назвать нельзя, это праведный гнев при исполнении, и вот он уже почти задыхается от негодования.

Начинаем объяснения, мне объявляются 800 рублей штрафа, после чего от негодования начинаю задыхаться уже я. Он добивает меня фразой "А то щас быстренько шины проколю", принимает мой гражданский паспорт, изучает его и требует документы на мотоцикл. Я примерно уже знаю, чем это может закончиться, и вежливо намекаю, что он не гаец, а посему вполне может удовлетвориться моим паспортом. Он гордо объявляет, что он транспортная милиция, но меня это не впечатляет. Тут он замечает мой московский номер и что-то меняется в его суровом взоре. Наконец он соглашается отъехать в сторонку, под навес, чтобы не светиться под окнами конторы начальника вокзала, и вопрошает:

- Так ты чо, с Москвы что-ли?

- Так вроде других поездов сюда сегодня не приходило, я ж говорю, с поезда я еду.

- Ну и что ты предлагаешь?

- Ну, в общем, чтобы никому не было обидно, я предлагаю штраф без квитанции, если уж ты не можешь войти в мое положение: не мог же я по ступенькам прыгать там, возле Ленина. Вариантов не было…

- Нет, ты нарушил, и нет тебе прощения (что-то типа того, ну очень формальное), пойдем оформляться официально. В отделение при вокзале.

- А кто мой мотоцикл с вещами тут сторожить будет? А если его уронят?

- Вот я и посторожу.

- Но ты же со мной оформляться пойдешь? И вообще 800 рублей это даже не штраф, а грабеж и вымогательство, у меня и денег таких нет!

- Да? (Удивление на лице; наверное все мотопутешественники-москвичи в его понимании рокфеллеры и в каждом кармане у них рассовано ровно по 800 рублей для раздачи милиционерам на постах).

- Да, поэтому я осознаю всю глубину своей вины, но пути-то другого у меня не было! Предлагаю штраф 100 рублей на месте. (С улыбкой, насколько это возможно, а у самого мысли: если еще не успел с поезда сойти, и уже такое началось, что же дальше будет?)

- Ну ладно. (Далее следуют уже набившие оскомину стандартные технические вопросы про мощность, максимальную скорость, водяное охлаждение, вентилятор, количество передач, а заканчивается все совершенно неожиданной просьбой … дать погазовать. (!!!) Газует от души, до красной черты, при этом улыбка - в пол-лица, сразу видно, чего ему не хватало в детстве. Хорошего ремня).

Хлопает меня по плечу и говорит:

- Давай дуй отсюда поскорее, пока никто не подошел, я сам у вас в Москве бывал, так что … в общем, езжай! Путешественник!

От предложенных 50 рублей на пиво гордо отказался, чем поверг меня в еще больший ступор.

Переведя дыхание на привокзальной площади, отправляюсь искать главпочтамт, который, по информации на стенде в здании вокзала, находится на Чернышевского, а площадный гаец на вопрос "как найти улицу Чернышевского, где главпочтамт?" удивляется и говорит, что это вовсе даже не на Чернышевского, а на Кирова. Для меня и то, и другое примерно как Тула и Камышин, и я начинаю медленно сходить с ума. Кто же из них врет - гай или вокзальный стенд? Оказалось, что никто: главпочтамт располагается на углу Кирова и Чернышевского. Добрался я до него с третьей попытки, попутно изучив весь культурно-исторический центр города Астрахань, потому что улицы там преимущественно с односторонним движением, и понял я это слишком поздно.

АСТРАХАНЬ - АТЫРАУ

Но вот уже сделан контрольный звонок домой, и я направляюсь на улицу Яблочкова, которая является выездом из города в сторону Атырау. Карта города выпуска 1989 года, купленная мной за 4 рубля на вокзале, конечно немного помогла, но не так, как хотелось бы. Петляние по Яблочкова вывело меня на окраину города - прямо к блок-посту ГИБДД. Справившись у гайца (ну почему они все так удивляются, увидев меня?) о ближайшей заправке, нахожу в ста метрах лукойловскую, заливаюсь 95-м по самую крышку (хотя знаю, что так не положено, нужно оставлять немного места в баке, но фиг его знает, что там впереди), заливаю 10-литровую канистру, увязываю ее на заднее сиденье - и вперед. Выехать из города получилось только в 11 утра.

Впереди пасмурно, и это здорово портит настроение. То есть местами солнышко есть, но дорога впереди стелется прямо под сизые тучи. Видимость отличная. Километров через 15 - еще один пост, сразу за длинным пологим мостом. На развилке притормаживаю, сигналю гайцу и на всякий случай спрашиваю, где дорога на Атырау - больше для порядка, чтобы дать ему понять, что я добропорядочный водитель. Сержант указывает направление и просит прокатиться, я бормочу что-то типа "на обратном пути" и еду дальше.

Крейсерская скорость - порядка 110-120, иногда до 130, но редко. Двухполосная неплохая дорога петляет по деревушкам, иногда пропускаю новенькие "Лады" с транзитными и российскими номерами - не люблю, когда висят на хвосте. Местами приходится сбрасывать до 90. В деревнях асфальт бывает покрыт толстым слоем жирной грязи, особенно это неприятно замечать перед поворотом. Деревни, деревни… Один раз прямо передо мной на дорогу с размытой грунтовки выскочил лихой трактор с прицепом и начал неторопливо разгоняться, разбрасывая из-под гигантских размеров задних колес шмотья грязи. Совсем не опасно, потому что я заметил его еще метров за 200, но все равно неприятно. Люди на обочине смотрят и показывают пальцами.

Внезапно ряд домов заканчивается, и асфальтовая дорога обрывается - я упираюсь в небольшую паромную переправу. За ней километрах в 10 - российская таможня. На переправе останавливается еще несколько легковушек, следуют обычный ликбез по технической части, вопросы о маршруте и слегка удивленные лица водителей. Плату за провоз не взяли, кажется, не только с меня, но и со всех машин. Выбираюсь с парома на песчаный берег, поворот направо, прохват сквозь деревню - и снова указатель "Атырау". Начинается жестокая гравийная дорога с булыжниками размером с кулак и больше, очень неприятно чувствовать, как узенькое переднее колесо частично наезжает на такой камушек и, не удержавшись, сваливается набок. Уверенности придает лишь езда на высоких оборотах с запасом по тяге. Тогда заднее колесо немного пробуксовывает, выбрасывая струйки гравия и песка, и курсовая устойчивость улучшается. Увереннее едешь.

На отрезке километров 50, включая обе таможни, встретил штук десять попутных и встречных мотоциклистов, все - местные, на "Ижах"-одиночках или с колясками, и кажется, пара "Уралов". Несколько из них обогнал.

Километра за три перед российским таможенным постом Красный Яр слева по ходу - деревня с ровными рядами домиков вдоль дороги, огороженных аккуратными заборчиками. И знак "Таможня". С трудом нахожу укрытие от ветра, чтобы поставить мотоцикл без опасений его завалить с боковой подножки, и тут в голову приходит мысль, что вот вроде все продумал, а про ветер забыл! Сейчас ведь здесь самый сезон ветров! Большая (и как потом оказалось, слегка несбалансированная) загрузка по бокам, высокий горб на заднем сидении и полностью раскрытая сумка на баке литров на 15 создают приличную боковую парусность, что вкупе с мягкой длинноходной подвеской приводит к активной раскачке мотоцикла на подножке при порывах ветра. Ставлю так, чтобы ветер дул в правый бок и нагрузка от него передавалась бы налево, на подножку. Все равно стремно.

Россияне желают счастливого пути. Никаких деклараций, только посмотрели паспорт и документы на мотоцикл. Опять кусок разбитого асфальтового покрытия километра два - и гравий. Пасмурно, но дождя нет. Думаю, не достать ли фотоаппарат, чтобы заснять навъюченный мотоцикл, но эта мысль почему-то постоянно приходит тогда, когда вокруг лишь унылый пейзаж, глазу не за что зацепиться. Отвлекаюсь на что-то, резко сбрасываю газ на булыжниках - и ощущаю, как вдруг руль начинает неконтролируемо дрожать в руках с увеличивающейся амплитудой. С большим трудом сдерживаю раскачку, прошибает холодный пот - это единственный раз за всю поездку, когда был реальный шанс упасть. Ничего страшного не случилось бы, но дуги пришлось бы выправлять однозначно. Вспоминаются кадры из чемпионатов по кольцевым гонкам, когда видел подобное на экране телевизора - казалось бы, ни с того ни с сего руль заряженного "спорта" вдруг начинает вибрировать вместе с руками и плечами гонщика, и заканчивается все это приземлением на траве. Скорость у них, конечно, раза в три-четыре больше, чем была у меня, но мне хватило и этого. Останавливаюсь, чтобы перевести дух, и заодно заряжаю пленку в камеру. Поправляю багаж - почему-то канистра с рюкзачком все время съезжают направо, и это напрягает: смотришь в левое зеркало - чисто, в правое - половину обзора закрывают вещи. Останавливаться для закрепления багажа приходилось каждые 50-80 км. Чаще - на кочках, реже - на приличной дороге.

Нейтральная полоса - 20 километров монотонной дороги, редкие встречные машины. Деревни Ватажное, Караозек. Начинают встречаться автомобили с казахскими номерами. Буквально через два-три километра после "дрибблинга" с острыми ощущениями на щебенке дорога выводит меня на берег очередного протока, довольно широкого. Это вторая паромная переправа, и прямо за ней - казахская таможня в Котяевке. По закону подлости, паром только что ушел на противоположный берег, и мне придется ждать, пока он доплывет, разгрузится, дождется загрузки транспортом и приплывет обратно. Ветер усиливается, и это основная помеха для движения. Спрятаться некуда - абсолютно открытая местность. Ставлю мотоцикл на подножку и боюсь отходить от него - он раскачивается в такт порывам. На реке шириной метров 100-150 белые бурунчики, а волны высотой сантиметров 30, не меньше. Начинаю понимать, в какую авантюру я ввязался - пробирает холод, и особенно это чувствуется, когда стоишь, а не едешь. Конечно, я понадеялся на теплую погоду и не взял теплого белья, а ехал в джинсах и нейлоновых штанах с защитой на коленях и бедрах. Настроение потихоньку падает, но вот паром причаливает к нашему берегу, и я в сопровождении "Жигулей"-четверки и старого-престарого "Пассата" забираюсь на кривые и гремящие железные листы настила. Плату опять не взяли, просто махнули рукой.

Уклон на берегу опять немаленький, причем по всей ширине дороги - глубокий слой песка; заднее колесо прогрызает колею, мотоцикл раскачивается. Ощущения неуютные, приходится выставлять ноги и подстраховываться, чтобы не упасть. Паркуюсь на таможенной стоянке и уже собираюсь идти "сдаваться", но вдруг прямо рядом со мной останавливается фура, закрывая мне весь вид на мотоцикл. Ну вот, думаю, он упадет, а я и не увижу. Приходится снова заводиться и отъезжать в сторону, при этом краем глаза ухватываю суету возле таможенной будки. Оборачиваюсь и вижу, что один из таможенников выбежал из будки и явно пытается привлечь мое внимание, призывно размахивая руками и растопыривая их на манер "я держусь за мотоциклетный руль", а потом указывая на меня пальцами. Вероятно, он решил, что я подпольный эмигрант и решил пересечь российско-казахстанскую границу нелегально, незаметными передвижениями на короткие дистанции, и побежал задерживать нарушителя государственной границы суверенного государства. Я быстренько спешился и подойдя к нему, сказал извиняющимся тоном, что вот дескать мотоцикл все время падает от ветра, переставить надо было, а так я вовсе даже как раз собирался их навестить. Таможенник успокоился и, посерьезнев, велел проследовать за ним. Процедура длилась около сорока минут, десять из которых мне печатали бланк временного ввоза на 2 месяца, а еще минут тридцать - искали бланк таможенной декларации, в которой надо было указать 400 имеющихся у меня с собой долларов. В итоге все закончилось как обычно: "не очень быстро, это же не спорт, всего 175 км/ч; примерно как новые Жигули", и передо мной распахнули шлагбаум. Потянуло верблюжьим навозом, и на горизонте завиднелись аулы и стойбища. Я въехал в Казахстан.

Метров через 50 после таможни слева по ходу движения стоял неприметный домик, перед которым был вкопан знак "STOP". Я, предчувствуя подвох, старался не глядеть в сторону домика, но получилось у меня плохо. Остановившись на знак, я все же краем глаза уловил какие-то движения внутри маленьких закопченных окошечек и из любопытства не мог туда не глянуть. Внутри сидели менты и человек в штатском. Это было что-то типа таможни для грузовиков (догадался Штирлиц, потому что возле домика стояла фура, водитель которой торопливо объяснял что-то суровым дядям в погонах). Совершенно однозначными жестами (Э! О! Захады, дарагой, да?!) они "радушно" пригласили меня в гости. С ходу стали задавать кучу нелепых вопросов, но даже будучи достаточно задолбанным общением с предыдущей таможней, послать я их не решился, потому как имел дело с представителями власти. Пришлось вновь сдавать зачет по технической части, после чего они, удовлетворившись моими ответами, в шутку предложили мне взять с собой пассажира, но потом заметили поклажу на заднем сидении и понятливо ухмыльнулись. Таким образом, я был отпущен восвояси, и после этого началась самая неприятная часть моего недолгого путешествия. Пошел дождь.

Просто дождь - это ничего. Если он не сильный, то капли довольно быстро высыхают на стекле шлема, и его как бы даже нет. Асфальт не успевает промокнуть, и скорость сбрасывать не приходится. В таком режиме я прошел еще километров 100. По обеим сторонам дороги ничего особо интересного не наблюдалось, разве что редкие маленькие деревушки да казахские кладбища, которые издали несведущий человек запросто может принять за небольшие поселения. Пару раз промелькнули "кафе", представлявшие собой железнодорожные цистерны, снятые с тележек и с дыркой в боку - для входа. Я не рискнул останавливаться, да и не было необходимости.

Потом дождь пошел все сильнее, и оставшиеся до Атырау 150 километров были совсем уж неприятными (я стараюсь не использовать сильных выражений типа "это был кромешный ад", потому что в конце концов никто меня не заставлял ввязываться в эту авантюру, а напротив, все отговаривали кто как мог, так что теперь я проклинал только самого себя и параллельно немного хотел спать, а вовсе не бороться с ветром и ливнем). Ветер стал забираться в ботинки (шерстяные носки я, конечно же, оставил дома), и вообще становилось неуютно и тоскливо. Грела мысль о том, что в Атырау мне заказан номер-люкс в транзитной гостинице "Шеврона", да и сотрудники дружественной транспортной российской компании не обойдут меня и мой мотоцикл вниманием - надо лишь добраться до места. Поселения стали встречаться все чаще, транспортный поток увеличился, и это лишь ухудшило мое положение. Встречные фуры обдавали меня шлейфом грязи, левая перчатка, которой я протирал стекло, отсырела насквозь и почти потеряла способность к вытиранию стекла, так что настроение мне поднимали лишь редкие водители встречных легковушек, приветственно мигавшие мне дальним светом. Тут я вспомнил, что забыл перевести стрелки часов на час вперед и что в Атырау сейчас вовсе не 4 часа, а уже 5, и окончательно смирился с мыслью, что попасть в Тенгиз - а это еще 340 км от Атырау - мне сегодня не суждено (Изначально планировалось пройти все 700 км за один день, и это было бы осуществимо, но час опоздания поезда, час ожидания парома, заполнение документов на таможнях - недолго, но все же, смена часового пояса да "нелетная" погода привели к тому, что поездка растянулась на 2 дня, примерно по 340-350 км в день, к тому же если бы я прибыл в пункт назначения - Тенгиз - поздно ночью, то пришлось бы будить человека, который обещал устроить мне крытую стоянку, а это было не совсем удобно).

Вот показалась знакомая местность - окрестности Атырау, мост, и наконец развязка с круговым движением и двумя бензоколонками. На первой бензина не оказалось, на счетчике было уже 340 километров, и при выезде с колонки меня, естественно, принял стоявший на перекрестке гаишник. Эксцессов не случилось, все что требовалось от меня - это зарегистрироваться. Здесь это называется "регистрация маршрута". Мне до сих пор непонятно, какие цели преследует данная процедура, но факт остается фактом - данные об иногороднем транспорте заносятся в толстую книгу. Может и в России это практикуется, но мне это кажется удивительным и ненужным пережитком советско-гебистской эпохи. Гаец вроде бы не испытывал ко мне особой неприязни, но все же чувствовалось, что он не совсем понимает, какого лешего я приперся из России на мотоцикле по этой грязи черт-те куда. По тому, как он насупливал брови, было видно, что он искренне пытается понять всю глубину души мотоциклиста - и не может. С другой стороны, ничего криминального в этой поездке он не усмотрел, настойчиво раз …цать попросил подарить ему брелок в виде маленького сапожка, болтавшийся на одной из сумок, получил однозначный отлуп и со вздохом отпустил меня восвояси. Ах да, этому еще предшествовала уже ставший правилом "специальный разговор" с его знакомым таможенником, который проявлял интерес к технике и просил покататься, причем довольно настойчиво, так что даже гаец посоветовал мне вынуть ключ из зажигания, когда я заходил к нему в будку для "регистрации маршрута", а таможеннику этот самый гаец при этом заявил: "Иди-иди отсюда!". Вот такое бесхитростное общение.

АТЫРАУ

Насчет грязи в Атырау. Такой грязи больше нет нигде. Наступив на нее, освободиться уже не представляется никакой возможности. Она размазывается как хорошее жирное сливочное масло, по любой поверхности, ботинки скользят, и приходится балансировать, чтобы не упасть. Есть только один способ избавиться от нее - просушиться и потом сбить крупные куски, а затем промыть вещь под проточной горячей водой со щеткой, но и потом, после второй сушки, обязательно обнаружишь мелкие кусочки, впившиеся в переплетения волокон (нейлоновые кофры я мыл под душем и сушил дважды, и придется заниматься этим еще раз). Если вещь была светлого цвета, то об этом никто больше никогда не узнает. "Что-ж ты хочешь, это же суглинок!" - авторитетно заявил Жора, в свое время закончивший геофак МГУ.

Я предусмотрительно не стал поворачивать под указатель "Аэропорт" (там находятся гостиница и офис дружественной транспортной российской компании) на грунтовку, потому что… Ну, понятно. Поехал по более длинному, но относительно чистому участку некогда асфальтированной дороги. На цифре "347" счетчика суточного пробега, за пару километров до аэропорта, мотор стал глохнуть, я переключился на резерв и подкатил к офису, где меня уже ждали. Таким образом, на 16,5 литрах основного бака в этот день я проехал 347 км, что равняется среднему расходу 4.75 л/100 км. По Москве со всеми ее светофорами и по области средний расход прошлым летом составлял порядка 5-5.2 л при том, что в инструкции по эксплуатации указаны цифры 5.5-7.5. Такая экономичность впечатляет.

Охрана вылупила глаза на слепок глины на двух колесах, который я из себя представлял, а когда я поднял стекло шлема и вопросил: "Здорово, ну и кто тут сегодня хозяин, Жора или Евгений?", они вывесили челюсти и странно заулыбались, как будто увидели говорящего инопланетянина; один ломанулся в офис искать Жору, который оказался на вахте, а остальные стали опасливо окружать меня с разных сторон и спрашивать что-то типа "И откуда же ты на этом приехал?". Самый догадливый, глянув на номер, воскликнул: "Ба, да он, видать, с Москвы!". С крыльца выбежал Жора с распростертыми объятиями и широченной улыбкой, и мне стало по-настоящему хорошо.

Мотоцикл был поставлен под навес as is, я помылся, бросил вещи в гостинице, и мы поехали в город закупаться пивом. Несмотря на то, что коньяк был куплен в самом лучшем магазине, он оказался паленым - мне сообщили об этом на следующий день уже в Тенгизе знатоки "этого дела", а я-то с гордостью вез им бутылку. Зато пиво было московское, и вечер с Жорой и Рафом удался. На следующее утро я не сумел разыскать по телефону Володю, который, зная, что я собираюсь привезти на вахту мотоцикл, специально для такого случая захватил свои права с категорией "А" в надежде освежить полученные в юности навыки вождения. Зато захватил для тенгизской тусовки килограммчик свежей черной икры, случайно оказавшийся у Жоры, и Жора довез меня до офиса. После недолгих размышлений мотоцикл решено было не мыть, я лишь протер номер, светотехнику и тормоза. Оставалось заправиться - и в путь!

Погода в Атырау во вторник 11 апреля снова подкачала - тучи и ветер. Раф взялся эскортировать меня до близлежащей ультрасовременной по местным меркам шевроновской колонки и гарантированно заправить по карточке 93-м бензином, но по прибытии туда оказалось, что даже по карточкам 93-го нет! Зато есть 76-й без карточек, но кому он нужен. Рафу ничего не оставалось делать, как разочарованно развести руками и распрощаться со мной, а заправщик посоветовал заехать на любую другую заправку, благо в Атырау их довольно много. Оказалось, что именно на шевроновской заправке бывают такие вот перебои с топливом, а на всех остальных это случается крайне редко. В итоге я заправился 95-м на колонке "Казахойла", где в наличии были все сорта, от 76-го до 98-го (!) плюс солярка.

АТЫРАУ - ТЕНГИЗ

10.30 утра. Улица, на которой стоит казахойловская заправка, выводит прямо на тенгизскую трассу. Этот 340-километровый отрезок пути оказался полегче, чем предыдущий, особенно кусок от Атырау до Доссора. Душа пела. Не могу не отметить несколько участков метров про 100-200, на которых автомобили снижают скорость буквально до 10 км/ч, настолько там глубокие и частые ямы. Однако для мотоцикла они не представляют никакой опасности, мне приходилось лишь сбрасывать скорость до 50-60 и лавировать между колдобинами - для одноколейного транспортного средства там всегда есть возможность пройти поверху. В этом даже есть особый кайф - перекладывать мотоцикл с одного бока на другой, лавируя между ловушками. Лишь один раз я расслабился (подвели задубевшие на ветру мышцы) и попал ровнехонько по центру одной из них, глубиной сантиметров 30 - в итоге чуть-чуть скребанул центральной подножкой. Багаж меня больше не беспокоил - я учел предыдущие ошибки и проложил канистру и рюкзак свернутым в рулон чехлом для мотоцикла, посильнее притянул все хозяйство резинками, и они перестали сползать. Редкие капли дождя были не более чем небольшим дискомфортом - они не успевали сильно пропитать асфальт влагой, и это было самое важное.

Первые 50 километров от Атырау меня донимал непонятный монотонный звук, доносившийся от переднего колеса и изменявшийся в зависимости от скорости.



Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: WHT (10.01.2008) | Автор: Maxie Max
Просмотров: 1705 | Теги: Казахстан, Юг
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]