Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
Чусовая - река времени. Часть вторая.
У каждого мотопохода должны быть свои яркие моменты, которые не позволят ему превратиться в тягучий сладкий кисель. Слишком размеренное и комфортное  движение вполне способно испортить поездку, превращая ее в череду приятных дней, которые оставляют такие незначительные следы в памяти, что их быстро смывает река времени. Поэтому в поездке должен быть какой-то барьер, какая-то сила, которую нужно преодолеть, борясь с собой и запоминая черты этого, такого разного мира.
Может быть небо знает об этом и слышит наши мысли, потому что следующий день начался с дробного стука капель в тент палатки.




Казалось, этим утром даже речной залив продрог от холода и сырости, покрывшись мелкими мурашками. Дождь то ослабевал, то усиливался, не давая высунуть даже нос из палатки, поэтому готовить завтрак пришлось в тамбуре. Там же, облачившись в дождевик, я собрал вещи и покинул этот мокрый берег, который сразу стал равнодушным и неприветливым. Вскоре, мотоцикл уже двигался в сторону села Чусового, разбрасывая комья налипшего глинозема по асфальту.






От беседки с крестом, которая возвышалась на вершине холма, стал виден этот круговорот воды, который состоял из своих течений и горизонтов. Влага испарялась с близлежащих лесов, собираясь в тучи. И они, словно чашки, до краев заполненные водой, не могли выдержать этот груз и опрокидывались вверх дном, выливая всю воду в реку. Иногда они промахивались, и тогда поток изливался на поля и деревню.






Улучив небольшую паузу между этими поливами, я поехал по мокрым и безлюдным  улицам к скале Шаман, чтобы еще раз с высоты взглянуть на Чусовую, а может быть, надеясь увидеть просвет в небе.






Еще с камня стала видна маленькая сгорбленная фигурка, бредущая по качающемуся подвесному мосту. Пока я спускался по скользким камням, фигурка, оказавшаяся старушкой, в нерешительности остановилась почти в конце моста. Здесь трос, служащий ей поручнем уходил вниз, к земле, и бабушка, потеряв поддержку, двигалась мелкими шажками, простукивая путь палкой.
Я помог этой старушке, оказавшейся слепой, добраться до твердой поверхности. И она, найдя во мне  опору и долгожданного слушателя, рассказала, что каждый день и в любую погоду ходит по этому мосту в церковь и в магазин за хлебом. 




Немного задержавшись у плотины, я думал, смог бы я в этом возрасте ежедневно совершать такую прогулку. Может быть, стойкость – это такая черта, выработанная многими поколениями местных жителей.








Как бы то ни было, но мой путь лежал дальше по реке, в Староуткинск. Небо стало радовать редкими просветами, но все же повод для огорчения нашелся: несмотря на все мои ухищрения, фотоаппарат все-таки отсырел, отказываясь в полной мере передавать увиденное глазами. Старинные улочки, заводской пруд, развалины старого завода, так похожие на средневековый замок, все время расплывались в объективе фотоаппарата.






Сергею Прокудину-Горскому с погодой повезло больше, и теперь можно увидеть, как выглядел Староуткинск 105 лет назад.





Пользуясь небольшим временным затишьем, я двинулся вдоль Чусовой до деревни Курьи,где в одном из родников на берегу реки, пополнил запасы питьевой воды.






За деревней, по одной из лесных дорог я вновь спустился к самому берегу Чусовой. В это время у неба закончилось терпение и оно вылило весь накопившийся запас воды мне на голову. Поливало так, что пришлось укрыться от дождя в одном из рыбацких балаганов. А по глинистой дороге, ведущей обратно в гору, стекали потоки воды.

Пережидая дождь в этом укрытии, я вскипятил чаю на газовой горелке, а в голове все роились мысли о том, как же выбираться из этого места, внезапно ставшего для меня ловушкой.









Когда дождь ослабел и его характер стал мелким и нудным, я предпринял первую попытку штурма, с разгона и в лоб. Проехав почти половину подъема, я скатился в колею, заднее колесо забуксовало и протектор моментально забился липким суглинком. С огромным трудом удалось развернуться и без падений скатиться к месту старта. 

Пришлось разгрузить мотоцикл и, взгромоздив на плечи велорюкзак, подняться пешком, попутно обследуя будущую траекторию и отмечая скрытые в траве ямы и старые колеи. И со второго раза удалось достичь успеха, добравшись до плоской поляны на вершине.





Отсюда, до камня Винокуренного было совсем подать рукой, и оставив мотоцикл на туристической стоянке с беседкой-грибком, я пошел по скользким от мокрого мха каменным ступеням.

Когда-то давно, здесь стояли курные избушки и шалаши раскольников, которые жгли древесный уголь для заводов, отрабатывая так называемый "повинный" налог за приверженность к старой вере. А чуть позже, одна из застав полковника Белобородова, сподвижника Емельяна Пугачева, контролирующая старую дорогу на Екатеринбург.







Конечно, на моей дорожной резине было бесполезно пытаться проехать к другим интересным скалам, к которым вели мокрые лесные дорожки, извилистые и прыгающие с горки на горку. Поэтому я отправился домой, попутно отметив юбилейный пробег мотоцикла.


Много воды утекло с того времени, когда Прокудин-Горский стоял на вершине Винокуренного камня, выбирая ракурс для своей фотографии.  


Та же вода течет и сейчас? Уже много веков бежит Чусовая, пробивая себе путь среди теснин, набирая свою силу из каждого ручейка и родника, и вода эта никак не кончается. Может быть, и мы так же, как эта река, тоже никогда не закончимся, пока будем помнить о своих родниках и истоках.





Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: tim2813 (06.01.2020)
Просмотров: 122 | Комментарии: 3
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 3

3  
Спасибо, отлично написано !

1  
Спасибо, душевно.
Во время чтения вспоминалась книга Бажова "Уральские сказы")

2  
До Бажова мне, на самом деле, далеко. Для Павла Петровича, Урал - это завод, это труд и русский человек на пороге сказки. Он настолько любит свой Урал, что прощает хищничество человека горнозаводской цивилизации.
У меня так не получается. Иногда в Башкирии я вижу места, каким бы мог стать Урал без этого потребительского отношения к природе и становится немного грустно от такого альтернативного варианта. Но кто мы такие, чтобы осуждать историю?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]