Добро пожаловать на портал мототуристов!
Регистрация |
О СТРАНСТВУЮЩИХ ФУРИЯХ И ЗЛЫХ ДЕМОНАХ
На чемпионате мира по женской логике первое место занял генератор случайных чисел (анекдот).

Что это было - проявление вопиющей эмансипации или очень хитрая попытка обратить на себя внимание?.. Началось с того, что как-то холодной сибирской зимой мы с подругой, сидя в заведении, именуемом "кабак", додумались до того, что неплохо было бы прокатиться по Алтаю вдвоем на мотоцикле.


Только когда подошло время стартовать, ее вдруг ужаснула сама идея. А вдруг мотоцикл сломается? А если кончатся деньги? И где мы будем спать? Что есть? А как в дождь? Как спасаться от злых алтайцев?.. Надо было выезжать в путь прямо из кабака: когда подруга абсолютно трезвая, она невыносимая зануда.


К счастью, 23 года назад я обзавелась сестрой, которая не стала донимать меня вопросами, и она согласилась поехать со мной. Как потом оказалось, никто, кроме меня, в том числе она, даже не допускал, что я все-таки куда-то выеду. Полагали, это блажь.

Накануне поездки мною был изловлен президент нашего клуба автомототуризма "Сибирь", всяческими хитростями и посулами я заставила его сварить багажник на мотоцикл. Он сопротивлялся. Но как можно сопротивляться стихии! Упомянутый багажник мы надевали на мотоцикл не один и не два часа (может, пока сестренка его красила и сушила, он изменил конфигурацию? Или же президент сварганил его, согласно русскому менталитету, при помощи грубой физической силы и предметов типа лома?..).




Под конец операции по пришпандориванию багажника я обрела схожесть с разъяренной фурией, и как не умер президент от вызванной перепугом икоты, неизвестно до сих пор. Вскоре я обнаруживаю, что веселый человек, менявший масло в вилке, не закрутил сливной болт… Все обитатели нашего двора с возрастающим любопытством наблюдали, что есть женская ярость в натуре. Когда в конце концов мы выехали, а я пребывала в высшей стадии бешенства, - вот тут-то нас и останавливает скучающая ГАИ. Во имя ее физической безопасности, прикипев к рулю, я осталась на месте. Дипломатом, как менее злобствующий элемент, была выдвинута моя сестренка, которую тут же стали пытать, почему же водитель не желает снизойти и пообщаться… Когда спросили, куда мы едем, она гордо ответила: "В Кош-Агач"! - "А где это?.."

Так началось наше путешествие по географическим точкам с маловразумительными, в основном, на слух непосвященных названиями: Новосибирск-Артыбаш- Майма-Чемал-Усть-Сема-Кош-Агач-Новосибирск. Нас не преследовали несчастья и трагедии, но ситуации, полные бытового идиотизма, - наша стихия.

Поскольку выехали поздно, первый раз ночевали недалеко от дома, под Барнаулом. Заехали в лес, остановились в симпатичном месте, но скоро выяснилось, что мы около железной дороги. В утешение себе вспомнили историю, произошедшую с другими. Сегодняшние мастера спорта (во главе с упомянутым президентом) в пору своей дремучей молодости среди ночи долго колесили по чужому городу и не могли найти выезд. В конце концов нашли и, довольные, встали.

Утром оказалось, что они стоят в трамвайном круге… Перед сном сестра моя Ольга достает пистолет, получает теоретическую подготовку по пользованию и засыпает с оружием в обнимку.

Утром - бесконечная алтайская дорога. Сколько же раз нам зададут вопросы, откуда и куда мы, сколько стоит мотоцикл (Honda VT250F), не страшно ли вдвоем?.. А чего бояться! Мы, зайцы, самый смелый народ! Реже будут расспрашивать о технических характеристиках мотоцикла и удивляться, где раздобыли такие "арчимаки" - так алтайцы называют седельные сумки. Действительно, откуда в огромном городе взяться седельным сумкам?

Когда доехали до Телецкого озера, а с мотоциклом и с нами ничего не случилось, мы уверились в том, что можно безнаказанно и солнечно путешествовать дальше. Когда жара становится невыносимой, находим реку не очень грязную и не очень холодную и укладываем себя так, как укладывают в ручей охлаждаемое пиво… Мир приветлив, а за такой мотоцикл, как наш, японцев и полюбить недолго.

В Горно-Алтайске разжились вином, потягивали его всю дорогу, и состояние любования миром не оставляло нас ни на минуту.


Довольный жизнью штурман разошелся в эйфории и удосужился сесть за руль. Соль в том, что до сих пор он не собирался обретать права категории "А", поэтому "рулил" обычно сам по себе и только в местах отсутствия дорожного контроля. Но тут я рядом, и мне пришлось выслушать сообщение о том, что на груженом мотоцикле ехать в принципе невозможно, и непонятно, как на нем люди ездят, ведь отваливаются руки, он тяжелый, он же опасный, а у меня, наверное, плечи и челюсть, как у Шварценеггера, - и не иначе. В один прекрасный момент штурман тормозит и говорит, что вот там (я даже не вижу где) стоит мент и нас караулит. Увидеть его должна была я (как исполняющая обязанности штурмана), а не водитель, так как ему некогда смотреть по сторонам (мой огород забросан камнями). А я, оказывается, разиня не только за рулем, но и в качестве пассажира. И если предположить, что в мире каждую минуту на свет рождается по разине, то до моего появления на свет часа два разини не рождались, а потом родилась я, вобравшая в себя все "достоинства" неродившихся… Грубо, нелицеприятно, но, нужно признать, так и было… Милиционер, однако, был не слишком удивлен нашим полом и целями, поскольку, сообщил, недавно здесь на мотоцикле проезжала девушка из Германии, а в сравнении с ее наши цели не более чем баловство…

Телецкое озеро вновь поразило, как и прежде, но уже другим - не красотами, а окольцевавшим его безобразием. Озеро окружили турбазы и так нелюбимые мною киоски. Даже на вертолетной площадке поставили бар. Как ни беги от цивилизации, она тебя догонит и предложит пиво по приемлемым ценам... И мы отсюда рванули. От пребывания здесь осталось ощущение, что нас обманули: Алтай превращается в банальное прибежище обывателей. Алтайский туман уже плывет над огрызками и поп-музыкой.

К вопросу о маршруте - он крайне прост. Мы едем в Кош-Агач с заездами на Телецкое озеро и в Чемал, о чем уже упоминалось. Вам может показаться, что это ерунда и баловство, но 2,5 тысячи километров на мотоцикле за неделю с пометкой в паспорте "пол женский" и с глазастым и языкастым штурманом за спиной - это вам не шутка. Это большая шутка.


В жизни, помимо всех ее прелестей, есть и оборотная сторона. К ней относятся дожди и длительное нахождение на мотоцикле. Первое несчастье постигнет нас в конце пути, второе - перманентно: полуспортивная дикая посадка постоянно дает о себе знать. Кроме традиционной усталости места, которым сидят (это несчастье преследует штурмана), существует немилосердная усталость рук у водителя, по ночам они болят, будто случился недетский полиартрит. После покидания мотоцикла на остановках верхние конечности трясутся, как у заправского пьяницы (непроходящий тремор), и тарелку с супом я донести до стола уже не могу - носит штурман. При этом она меня то жалеет, то гнобит за рассеянность (я не вижу светофоров, я забываю смотреть в зеркало заднего вида, я глазею по сторонам, попадаю в ямы…).

В Майме (не путать с Майами) остановились в поисках места, где бродягам дают поесть (в просторечье - жральни). Проходит мимо некто и изрекает: "Наконец-то вижу настоящих туристов!" А лицо знакомое-знакомое! Парадокс в том, что он нас не помнит, но помним мы его - это Толя Шульжик из города Кемерово, мастер спорта по чему-то, скорее всего, водник. И спросил он нас человеческим голосом, не хотим ли мы сегодня сплавать на рафте? От неожиданности согласились.

Лагерь, в который нас привел, кишел неимоверным количеством разновозрастных детей. Но надо отдать должное, дети оказались дисциплинированными. Не успели мы опомниться, как на нас напялили жилеты, показали, как сидят в рафте, как машут веслом, объяснили, что в случае выпадывания (они именно так выразились) из лодки плывут вперед ногами на спине (это где ж такое видано!), но весло не бросают - люди без весел никому на этом свете не нужны! Впервые в жизни мы "поплыли" по Катуни. Нас предупредили, что будет ужасно страшно, и мы сразу же принялись обливаться холодным потом, готовясь к исполнению своих ролей в заключительной сцене трагедии "Титаник". Но страшно так и не сделалось, побояться не удалось - на мотоцикле страшнее и тяжелее. Конечно же, мы визжали и орали "Акулы!" - для куража. А еще после хитрого участка требовали плыть назад, вверх по течению. Все думали, что мы шутим. А мы такими вещами не шутим…

То, что случилось после, оказалось самым удручающим за все путешествие. Вместе с толпой вышеупомянутых детей мы легкомысленно отправились в некое место, одиозно именуемое "Чертов палец". Все бы ничего - километраж, мокрая после рафта обувь, подъемы… Но со временем спустилась на мир темнота, и начался дождь. О, кто бы слышал, как я брюзжала! Моя сестра узнала, что лишения и страдания - привилегия молодых, а я - старая больная женщина, но ума нет, ибо попалась на происки лопоухих щенков, которые отправились поглазеть на всего лишь три несчастных камня, а что для меня, зрелой тетки, три камня после того, что я познала на Горном Алтае, Байкале и Камчатке!.. Меня переполнили ощущения ужаснейшие!.. Но мало было только этих испытаний: от дождя тропинки размокли, и те, кому нечего терять, с холмов спускались быстрее всех - они садились прямо в грязь и съезжали вниз. Я бы с удовольствием ничего подобного делать не стала, однако все к тому располагало… По возвращении я была жутко замерзшей, грязной, уставшей и злой, как войско татаро-монголов, вместе взятое. Как смог смиренно вынести проявление моего состояния отважный штурман, до сих пор не пойму - речь моя и выходки временами становятся крайне гнусными.

Никто иной, как тот же штурман, стал жертвой моей патологической рассеянности. Ему приходится самому углядывать наличие и цвет светофоров, отличать встречную машину от едущей впереди в том же направлении, орать на повороте, что Майма слева, так куда же прусь я и т. д. В таких испытаниях и становятся лучшими из штурманов. Хороший штурман превращается в таковой по необходимости. Не станет им - пропадет вместе с водилой-разиней. А жить-то хочется, и хорошо жить… Как сказал великий некто (Дидро?), пресловутый Пегас сделался крылатым тоже с испуга…

В Чемале, по законам жанра, мы осмотрели ГЭС. Нам еще до выезда говорили, что смотреть там нечего, но я была приятно удивлена. Дело не в размерах электростанции, а в том, что вокруг. Есть нечто притягательное и полузабытое в алтайских папоротниках и в алтайской воде, в алтайских кострах - что-то от Брэдбери и вина из одуванчиков… Оказывается, в окрестностях растет замечательная конопля, и лучший в мире штурман любезно объяснял, какие виды пищи и табака можно приготовить из этого ценного продукта. Помимо того, из конопли делают масло и что-то тряпочное. Мое теоретическое познание в этом вопросе совершило большой скачок.

А дорогу перебегают разноцветные бурундуки. Однажды прямо под колесами проскакал сурок. Мы бы ломанулись за ним, если бы это не был перевал Чике-Таман… И идут по алтайским дорогам алтайские коровы. Но опаснее коров женщины на велосипедах. Женщины на велосипедах полагают, что дорога создана исключительно для них - тем они и опасны.

Автомобили носили у нас кодовое название "демоны". Демоны бывают большие и маленькие. Большие отвратительны по определению. Из-под них в нас летит туча всякой дряни. Иногда они пытаются изображать из себя стремительных существ и пробуют нас обгонять, в связи с чем упомянутое их качество усиливается. Сие действо сопровождается инвективами в их адрес. А в дождь я начинаю мечтать: неплохо было бы залечь в кустах и стрелять по ним… О маленьких демонах. Они всегда считают, что ну очень маленькие и запросто просочатся между мною и встречным большим демоном. Приходится от них всяко уворачиваться… Очень неприятные существа эти демоны…

Как-то к нам, спешившимся, подсел юноша (сидение на поребрике или краю тротуара отчего-то очень любимо мототуристами нашего клуба, должно быть, усталость, запыленность, а в отношении некоторых и нетрезвость создают иллюзию, что мы отражаем род деятельности, называемый бомжевание). Подсевший товарищ сообщил, что видел нас на трассе, что он работает - возит киргизов, которые торгуют. Спросил, с какой скоростью мы передвигаемся. - "50-100 км/ч, в зависимости от настроения". Он важно надулся и сказал, что он меньше ста вообще не ездит. Мы огрызнулись в том смысле, что, во-первых, это ненадолго, а во-вторых, у нас нет киргизов. В результате этого диалога родилась идиома: у каждого свои киргизы.

В Акташе нашли нашу стоянку 1998 года. На ней до сих пор стоит деревянный идол, сработанный одним из соучастников ралли-рейда "Сибирь Трофи-1998"… Кош-Агач встретил горячей степью, обсыпанной костями и восточными темами.

На обратном пути, уже в конце, нас постигло несчастье, именуемое дождями. Мне было гаденько, а Ольге премерзко, ибо она еще раньше порвала штаны гидрокостюма. Демоны не оставляли нас ни на минуту. Выход для успокоения души только один - самим купить огромного демона и портить жизнь тем, кто ездит на мотоциклах. Ведь должен же кто-то ответить за наши страдания, пусть и невиновные. Но это так, в сердцах…

В последнюю ночь штурман вскочил с криком: "Помогите, пожалуйста, люди добрые!" Я вскинулась следом, совершенно убежденная в том, что заснула за рулем. Позже нас утешали - говорили, что в походах всегда так.

Назавтра мы вновь нырнули в суету городов и потоки машин… А так хотелось остаться, хотя бы еще на день… Но у злобного штурмана был назначен выпускной вечер. Как же не вовремя люди заканчивают университеты!.. Она через три дня уехала на Южно-Чуйский хребет ходить пешком, а я - нет. Было обидно.





Категория: ОТЧЕТЫ | Добавил: WHT (10.01.2008) | Автор: Светлана КНЯЗЕВА (Новосибирск )
Просмотров: 1417 | Теги: алтай
Комментарии к материалу
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]